Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Воронежские экологические проблемы: взгляд международных экспертов

05.06.2012

Сегодня в Доме Прав Человека-Воронеж (ул.Цюрупы, 34) прошла пресс-конференция группы «Экозащита!» и Фонда ЭКОСОЦИС.

Эксперты Владимир Сливяк и Алексей Козлов обсудили основные экологические угрозы в Воронежской области и способы их предотвращения: строительство новых блоков Нововоронежской АЭС и разработка месторождений никеля в
бассейне реки Хопер.

По мнению Владимира Сливяка, одного из ведущих независимых экологических экспертов в России, сопредседателя группы «Экозащита!», автора книги «От Хиросимы до Фукусимы», самую большую озабоченность вызывает то, что в Нововоронежской АЭС продлены сроки службы старых реакторов без защитной оболочки.

Также пока не существует проекта демонтажа реакторов, который все же придется проводить. Важно отметить, что в России до сих пор не демонтирован ни один ректор. Как это будет происходить, сколько стоить и как после этого будут утилизироваться ядерные отходы – остается неизвестным.
«С большой долей вероятности эти радиоактивные отходы останутся здесь. Но, так как в Нововоронеже действует целых три реактора, вероятно, здесь создастся ядерная свалка на несколько десятков лет, - поясняет Сливяк. - Когда мы говорим про радиоактивные отходы и их утилизацию, нужно понимать, что это занимает длительное время. В случае с отработанным топливом - это тысячи лет: период полураспада цезия - 30 лет, а плутония – 24 тысячи лет. Эти цифры сложно представить человеческим умом».

«Что еще действительно беспокоит - то, что в сегодняшних проектах новой АЭС нет защитной оболочки. Это строение поверх реактора, которое в случае утечки радиации может задержать ее и не дать выйти в окружающую среду. Сегодня практически ни в одной стране мира невозможно получить лицензию на строительство проекта реактора без защитной оболочки. В России же без нее работает 11 блоков «чернобыльского» типа и 4 ВВЭР первого поколения», - продолжает эксперт.

Один из тезисов, который пытается продвигать экологическое движение для общественного мнения, – чрезмерно высокая цена атомной энергии. Это касается не только нынешних расходов, но, в основном, тех, которые придется платить будущему поколению, в том числе за утилизацию радиоактивных отходов.

В числе прочего эксперт отметил, что в проекте оценки воздействия на окружающую среду эксплуатации энергоблоков №1 и №2 Нововоронежской АЭС-2 нет информации об обращении с радиоактивными отходами и о демонтаже реактора. «Подход, когда не подсчитываются наиболее серьезные затраты, позволяет утверждать, что атомная энергия является дешевой и ее выгодно использовать. Однако, это вовсе не так», - подытоживает Владимир Сливяк.

Другая острая проблема, которая обсуждается в Воронеже последние несколько месяцев – добыча никеля в непосредственной близости от Хоперского заповедника. Как известно, конкурс на разработку Еланского и Елкинского месторождений медно-никелевых руд выиграла Уральская горно-металлургическая компания.

На сегодняшний момент оценки воздействия на окружающую среду геологоразведочных работ на месте разработок пока не проводилось, но их масштаб велик, поэтому общественность хочет добиться проведения независимой экспертизы, против чего выступает дирекция УГМК.
По словам Алексея Козлова, директора фонда ЭКОСОЦИС, члена исполкома Европейской федерации зеленых, первая задача для общественных компаний сейчас – это возможность добиться прозрачности в документах УГМК, в том числе воздействия планируемой хозяйственной деятельности на здоровье населения и на окружающую среду. Другая проблема – практически нулевое информирование населения о том, что будет происходить.

«Одна из задач общественной компании – добиться того, чтобы администрация региона информировала население, - говорит Козлов. - Второй момент – принятие законодательных актов, проведение локальных референдумов, которые позволят остановить добычу. Например, один из вариантов преграды на пути разработки – это требование общественности, чтобы УГМК платила налоги в местный, а не федеральный бюджет или другие регионы. Это многолетняя стратегия, так же как и требование моратория на добычу никеля».