Calendar

     

Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

В Ижевске ультраправые помогают милиции бороться с антифой

30.09.2008

Ниже мы печатаем статью "Хайль, гражданин начальник. В Ижевске ультраправые помогают милиции бороться с антифой", опубликованную в "Новой газете" № 72 от 29-го сентября 2008 года.

Хайль, гражданин начальник
В Ижевске ультраправые помогают милиции бороться с антифой

Впервые с новыми методами работы против антифа столкнулись в Саратове. Весной прошлого года там на объявленную встречу — стрелку — вместо правых прибыла милиция. Сегодня основным полигоном для обкатки «новых технологий по работе с населением» становится Ижевск. Здесь возбуждено несколько уголовных дел против неформальной молодежи.

После громкого убийства скинхедами в Ижевске весной 2007 года неформала Стаса Корепанова ижевская милиция «заработала». Сначала взялись за радикальные правые группировки. Теперь под ударом их идеологические противники.

Операция «Борщ»

Первой ласточкой для ижевских неформалов стал визит на антифашистский концерт фашиста по кличке Борщ. 22 февраля он появился на пороге клуба «Авиатор» с фотоаппаратом в руках. Правый на концерте антифы, да еще и с камерой (фотографическая база врагов тщательно составляется и потом используется для нападений) — явная провокация. К Борщу подошел 20-летний Александр Мезенов и попросил его удалиться. Для избежания, так сказать, дальнейших недоразумений. Борщ не сопротивлялся и клуб покинул.

Как оказалось, свою главную функцию он выполнил. Уже 5 марта на работу к Мезенову (он работает на «Ижстали») приехали сотрудники УБОПа. Саша очутился в стенах 6-го отдела УБОП Удмуртии по борьбе с экстремизмом. Милиционеры требовали дать признательные показания по якобы имевшему место разбойному нападению на Александра Криницына по кличке Борщ. Выяснилось, что вскоре после посещения антифа-концерта Борщ поспешил в местное отделение УБОПа, где написал заявление, что Мезенов, угрожая ножом, отнял у него фотоаппарат.

Небольшая биографическая деталь: Борщ имеет судимость за вандализм — разрисовал свастиками памятники на кладбище.

Для скорейшего получения признательных показаний Александра Мезенова поставили стоять «на растяжке» (с широко расставленными ногами лицом к стене) на два часа. Всего в отделении он пробыл около суток. В его доме провели обыск.

Одновременно милиция работала и по другим «потенциальным преступникам»: 19 апреля перед панк-концертом 54 человека были задержаны ОМОНом без объяснения причин, 30 из них затем доставили в УБОП («Новая» писала об этом в № 31 от 05.05.08).

В мае Александра Мезенова опять вызвали в то же управление. Милиционеры сообщили: против молодого антифашиста выдвинуто еще два обвинения. По совпадению, пострадавшие опять оказались правыми радикалами. Павел Кондратьев неожиданно вспомнил, что Мезенов избил его год назад в троллейбусе. Глеб Дровосеков заявил, что также был избит Мезеновым.

Снова немного биографических подробностей: Кондратьев привлекался по статье «хулиганство» (из-за нападения на «неславянского» ребенка). Дровосеков — участник нападения на Мезенова два года назад. Тогда Саша получил несколько ножевых ранений.

Характерная деталь: все пострадавшие от рук Мезенова обращались почему-то не в районное отделение милиции, а именно в УБОП. По всему выходило: Александр Мезенов — сам себе организованная преступность, ну и заодно — главный экстремист в городе. Такое несоответствие отметил адвокат Александр Зайцев, защищавший Александра. Кроме того, он подтвердил: во всех указанных случаях у Мезенова имеется алиби. В итоге в начале августа дела приостановили из-за отсутствия обвиняемых.

Не трогать Крокодила

3 июля 2008 года в УБОП по Удмуртии повезли другого ижевского антифашиста, Андрея Петрова.

— Около семи утра в дверь позвонили, — рассказывает Андрей. — Когда я открыл, человек в штатском показал удостоверение сотрудника УБОПа на имя Артема Ахмедянова и приказал ехать с ним на допрос в качестве свидетеля.

Как только Петров очутился в машине, ему сразу надели наручники. И пообещали: посадят в камеру с убийцами Стаса Корепанова, и те им как следует займутся.

— Меня привезли в отдел по борьбе с экстремизмом и потребовали признаться в том, что 9 мая в автобусе я напал с ножом на человека по имени Крокодил (на самом деле его зовут Павел Факеев. — Ред.), — рассказал «Новой» Петров.

Чтобы добиться нужных показаний, милиционеры использовали привычные методы: поставили «на растяжку», надели на голову черный мешок...

— Приставили к ноге пистолет, мол, сейчас выстрелю, — рассказывает Андрей. — Тот, что представился следователем Ахмедяновым, говорит: «Нацисты в городе уже присмирели, а антифа стало больше. Надо их прищучить, чтобы в городе фашистов и антифашистов было поровну!»

В итоге Петров получил справку: в качестве свидетеля допрашивался с 08.00 до 15.20. На прощание один из милиционеров сообщил: «А пойдете бить Крокодила — мы вас прямо там и повяжем».

РОВД спешит на помощь

11 сентября для допроса в качестве подозреваемого в совершении разбойного нападения в Октябрьский РОВД был доставлен все тот же Андрей Петров. Там уже был УБОП и знакомый Петрову следователь Ахмедянов.

По их словам, 5 сентября рядом с кафе «Черная жемчужина» произошло ограбление. Пострадавший — ультраправый скинхед. У него отняли футболку. Убоповцы требовали от Петрова подписать явку с повинной. По ограблению и (заодно) по делу Крокодила. Андрей отказался. Милиция традиционно применила силу. У него отобрали сотовый телефон и немедленно поехали к нему домой, где состоялся импровизированный обыск. Петров утверждает: когда неизвестные злодеи отнимали у нациста майку, он работал на заводе. Одновременно по делу об отнятой майке был задержан друг Петрова Матвей. «В застенках» он пробыл двое суток.

Не закончились злоключения и Александра Мезенова. 8 сентября он опять получил повестку — в Первомайский РОВД. Однако ни номера дела, ни цели вызова в повестке указаны не были. В РОВД его отвели в карцер, после чего попросили рассказать о драке с его участием. Он отказался. Тогда милиционеры отправили его обратно в карцер — всего Мезенов провел там более двадцати часов.

— Я подал жалобу в прокуратуру и Управление собственной безопасности, — рассказал «Новой» Александр Мезенов.

Через два дня все выяснилось. На очередном допросе Мезенову сообщили: просто один парень побил каких-то двоих парней и сказал, чтобы «по всем вопросам обращались к Александру Мезенову». А так милиция против него ничего не имеет.

В итоге количество возбужденных дел по пострадавшим ультраправым от антифашистов достигло шести. Это вместе с делами против Мезенова: официально он подозреваемым не является, дела приостановлены. А значит, при необходимости снова могут быть пущены в ход.

…И у наци развязываются руки

На сегодняшний день эта история имеет своеобразное завершение — 23 сентября около 21.00 в районе остановки «Речка Карлутка» антифашисты Сергей, Максим и Александр (фамилии по понятным причинам не называем) получили ножевые ранения от рук ижевских нацистов: просто неудачно встретились в парке. Сергей попал в реанимацию, а Александр и Максим, после того как им в больнице наложили швы, были доставлены в Первомайский РОВД для дачи показаний. «В отделение нас доставили часов в 11 вечера, — рассказывает потерпевший Александр. — Нас стали спрашивать, знаем ли мы Крокодила, требовали признаться в том, что мы антифа. Меня били четыре человека, в том числе по ножевым ранам на спине, затем посадили в камеру и выпустили где-то в час ночи. Освидетельствовать побои у врачей я не стал — честно говоря, хотелось, чтобы это все скорее закончилось. А писать в прокуратуру я просто боюсь».

В пресс-службе МВД по Удмуртской Республике нам сообщили, что по факту нападения возбуждено уголовное дело по статье 111 УК РФ (нанесение тяжкого вреда здоровью). «Прокурорские проверки по некоторым жалобам были проведены, нарушений не выявлено. Заявление о незаконном содержании Александра Мезенова в камере Первомайского РОВД еще находится в стадии рассмотрения».

— Отчасти происходящее — проявление системы, — говорит депутат Ижевской городской думы Андрей Коновал. — Аппарат правоохранительных органов заточен под борьбу с экстремистами. Ультраправых уже разгромили, теперь приходится бороться с неформалами.

Делают это, по мнению Коновала, испытанными средствами. С правыми тоже боролись при помощи уголовок — как правило, мотив национальной розни в делах не фигурировал.

— Сегодня неформалы представляют собой лишь теоретическую опасность, — рассуждает Коновал. — В реальной протестной деятельности участвует лишь небольшая часть анархистов, но поскольку вся политика направлена на удушение любой независимой деятельности, то сегодня мишенью становятся и неформалы.

С Коновалом готов поспорить его коллега по Ижевскому городскому собранию Василий Крюков. С его точки зрения, неформалов пытаются использовать оппозиционные силы. Крюков — сам бывший футбольный фанат и знает ситуацию среди правой молодежи.

— В милицию ребята не обращались, пока в результате столкновений с антифа не стали получать ножевые ранения. А в таких случаях правоохранители просто обязаны вмешиваться. Например, два года назад после такой ножевой драки в реанимации оказался Глеб Дровосеков (один из пострадавших по делу Мезенова. — Ред.). Что касается действий милиции, с правыми точно так же не церемонятся. Как проводили расследование по делу Корепанова? В отделении оказалось несколько десятков человек — брали всех подряд и «прессовали». Два года назад я был на одном милицейском совещании. Одна из выступавших, полковник милиции, заявила: «Есть несколько молодежных субкультур. Вот пусть они и воюют друг с другом». Так что молодежь просто стравливают. Почему? Сегодня милиционеры пытаются оправдать свое существование, отыскивая экстремистов. Давно можно было бы всех разогнать — и тех, кто кричит «вайт пауэр», и тех, кто кричит «антифа».

Хроника нападений

Как наци-молодежь помогает милиции бороться с неформалами

Саратов. Самая известная «подстава» произошла в апреле 2007 года. «Наши соперники ждали нас на остановке, — рассказывает один из участников столкновения. — Не успели мы подойти, как они бросились врассыпную. Один из правых достал рацию (!) и прокричал: «Они тут!» Через несколько мгновений появились милицейские машины. Несколько правых скрылись за дверьми Приволжского РУВД.

Брянск. На активиста движения Food not bombs (раздают еду бездомным) Сергея Ильюхина за последний год нападали трижды: в декабре, в марте и в мае. Ильюхин рассказывает: «После второго «прыжка» на мой мобильный позвонил неизвестный, представившийся сотрудником спецслужб. «Хочешь, чтобы нападения прекратились? Я могу помочь». Сергей от предложения отказался. В мае те же люди на него напали еще раз.

Иркутск. Некоторые участники прошлогоднего нападения на лагерь экологических активистов в Ангарске были отпущены под подписку. Один из отпущенных напал с ножом на антифашиста. Тому на помощь подоспели товарищи и сдали нациста в милицию. На следующий день он вновь оказался на свободе.

Олег Серебрянников
Илья Васюнин
Илья Донских

Источник: http://www.novayagazeta.ru/data/2008/72/19.html
Фото - "Новая газета"

Ссылки по теме:
http://www.yhrm.org/news/archives/04_2008/?vw=650
http://minndra.livejournal.com/10158.html
http://tupikin.livejournal.com/358369.html