Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Российский правозащитник: мы игнорируем закон об "иностранных агентах"

Закон об "иностранных агентах" может навредить многим НКО, а пользы не принесет никому, заявил в интервью DW правозащитник Андрей Юров. Он также сообщил, что российские правозащитники решили игнорировать этот закон.

Андрей Юров - правозащитник со стажем, он занимается деятельностью по защите прав граждан в России, Беларуси, Киргизии и Грузии с 1988 года. Юров является директором по развитию Московской Хельсинской группы (МХГ) и почетным президентом Молодежного правозащитного движения (МПД), штаб-квартира которого находится в Воронеже. Он рассказал о том, почему крупные некоммерческие организации в России намерены игнорировать закон об "иностранных агентах".

Как новый закон сказывается на деятельности НКО?

Андрей Юров:Он уже сейчас начинает мешать. В умах граждан оседают такие словосочетания, как "иностранные грантодатели". Слово "агент" имеет в русском языке негативную эмоциональную окраску. Сейчас уже даже некоторые благотворительные организации, помогающие детям или животным, опасаются, что этот закон будет применен в отношении их.
Я считаю, что он нанесет вред многим организациям, а пользы не будет никому. Закон никак не ограничит деятельность реальных политических агентов, которые, может быть, и есть в России. Но действуют они точно не через НКО. Настоящие иностранные агенты - это те, кто сидит в российском парламенте, имеет акции зарубежных фирм, недвижимость за границей, чьи дети и жены живут за рубежом. Они вывозят деньги из России и фактически служат иностранным интересам.

- Как отреагировали на новый закон члены Московской Хельсинской группы и Молодежного правозащитного движения?

- Мы решили этот закон игнорировать. Мы не будем регистрироваться в качестве "иностранных агентов", потому что не считаем, что мы занимаемся политической деятельностью. Мы ведь не боремся за власть и никак не участвуем в выборах. А защита прав - это не политика. Однако в законе дана неправовая формулировка политической деятельности. Это может привести к произвольной ее трактовке чиновниками.

- Что вы будете делать, если власти все-таки посчитают, что организации, в которых вы работаете, подпадают под действие закона?

- Мы будем сопротивляться. Мы будем подавать жалобу в Европейский суд по правам человека, действовать через международные структуры и добиваться отмены этого закона. Ну почему я должен объявлять себя иностранным агентом, если я служу гражданам России и других стран СНГ? Даже если я получаю деньги от международных фондов, я ведь не действую по их наставлению. Мы защищаем Конституцию России.

- А вы не думали о том, чтобы отказаться от помощи из-за рубежа и, тем самым, точно выйти из-под действия нового закона?

- Проблема в том, что правозащитное движение в России не может существовать без иностранной помощи. Потому что в Российской Федерации практически нет фондов, которые бы давали деньги на любую правозащитную деятельность и не ставили бы при этом никаких условий. Мы бы с удовольствием брали деньги у российских фондов или у населения.

Я не верю в то, что при нынешнем состоянии гражданского общества в России такие фонды в ближайшее время возникнут. На сайте МХГ висит объявление о пожертвованиях. Толку от него нет. Видимо, нынешний средний класс не считает права человека важной темой.

- В то же время многие говорят о том, что благотворительность в России на подъеме.

- Благотворительность - это другое. Это про то, какой я хороший. А правозащитная деятельность означает, что надо защищать права людей, которые многим не нравятся. Например - заключенных, этнических или сексуальных меньшинств. Только очень продвинутые граждане и бизнесмены могут понять, что надо защищать права всех.

- Как изменилась за последние 20 лет условия, в которых работают российские правозащитники?

- По некоторым пунктам они улучшилась, например, что касается наблюдения за тюрьмами и полицией. По другим показателям - ухудшились. Мне кажется, в 1992 году гражданское общество в чем-то было сильнее, чем сейчас. На митинги было готово выйти больше людей.
По моим подсчетам, с 2000 года количество неполитических гражданских организаций в России - экологов, антифашистов, правозащитников - уменьшилось примерно в десять раз. Причин для этого несколько. Это и отношение населения, его желание жить в обществе потребления, и давление власти, и политика иностранных доноров.

Источник: DW