Calendar

     

Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

«Задача правозащитника — не столько ругать власть, сколько воспитывать её»

Правозащитник Анастасия Жаврид из братской республики Беларусь — о том, для чего нужно рассказывать людям о правах человека, почему настоящий правозащитник не должен ругать государство и ситуации в России.

Меня зовут Настя Жаврид, я живу в Минске, по образованию и призванию — юрист. Примерно с 2010 года занимаюсь решением общественных проблем и воспитанием гражданского общества, что стало моим образом жизни. У меня есть две родные младшие сестры, для которых моя активная жизненная позиция — пример, что не может меня не радовать. С 2009 года я начала заниматься зоозащитной деятельностью — помогала собакам. Позднее работа нашей команды стала более системной, мы выделили основные направления развития. Очень скоро мы вышли на уровень общения с государственной властью, и тут стало понятно, что что-то не так не только в зоозащитной сфере: законодательство сильно «хромает», власть не исполняет возложенных на неё обязательств и, более того, не заинтересована в их исполнении.

Я начала посещать тренинги неформального образования, чтобы понимать, как устроен «третий сектор» и как строить свою работу по решению общественных проблем. На одном из таких тренингов я познакомилась с правозащитниками. Мы поделились насущными проблемами, с которыми сталкиваемся почти каждый день, и в этот момент я чётко увидела, что если с правами человека в нашей стране происходит такой беспредел, то ничего не решится в ближайшие лет 20.

Ни для кого, наверно, не секрет, что ситуация у нас весьма плачевная. Конечно, с точки зрения соблюдения социальных прав (бесплатное образование и медицина, льготное жилье) всё выглядит прекрасно. У нас чистые улицы и низкий уровень коррупции. Но базовые права человека нарушаются постоянно — у нас существует смертная казнь, которая окутана мраком тайны (никто не знает, где приговор приводится в исполнение, тело погибшего не выдают родственникам). В милиции часто практикуются пытки и жестокое обращение. Право на свободу собраний просто не соблюдается — законодательство, принятое по этому вопросу в нашей стране, само по себе уже нарушает все международные нормы данного права.

Не бросая зоозащиты, я решила примкнуть к правозащитному движению и с 2012 года стала участником Международного Молодёжного Правозащитного Движения. Это дало мне возможность не ограничиваться защитой граждан Беларуси: я стала интересоваться проблемами Украины, России, Кавказского региона, узнавать, как обстоят дела с правами человека в Азербайджане, например. Везде были похожие проблемы — не зря права человека являются универсальными, едиными для всех. Тогда я подумала, что нужно действовать вместе и объединиться для создания единого правозащитного сообщества, основанного на принципе международной солидарности и гуманизма, и активно включилась в построение такого сообщества. С декабря 2012 года мы активно проводим семинары «Права Человека «на пальцах», где простым языком рассказываем всем желающим, что такое права человека и почему очень важно знать о них. Наши семинары посетило уже около 350 человек. Конечно, пока это капля в море, но мы не останавливаемся! Также мы предлагаем нашим белорусским участникам пройти обучение на Базовом курсе и Универсальном курсе Международной Школы Прав Человека и гражданских действий. Эти модули проводятся с участием представителей всего постсоветского пространства и расширяют кругозор.

В 2013 году у нас в Беларуси прошла правозащитная воскресная школа «Пчёлка», которая пользовалась успехом — каждую неделю представители различных правозащитных и гражданских организаций читали лекции для участников, рассказывая об одном из базовых прав человека (право на жизнь, свобода от пыток и т.д.). После этого мы предлагали поучаствовать в правозащитном квесте, чтобы люди могли попробовать себя в роли правозащитника и, возможно, присоединиться к нам в качестве волонтёра. Мы делаем акцент на воспитании молодёжи на принципах уважения прав человека и осознании своей ответственности за всё, что происходит вокруг. И мы твёрдо верим, что когда в органы власти станут попадать наши выпускники, которые знают про права человека и верят в них, что-то начнёт меняться.

О том, что в России

Я очень часто бываю в России, в том числе и в качестве правозащитника. Конечно, ситуация мне видится более радужной, чем у нас. Но, например, милиция Беларуси мне нравится больше, чем в России: по большей части наша милиция не берёт взяток, следит за правопорядком и поможет, если обратишься за помощью. А вот от российских друзей я наслушалась всякого — хотя бы отношение полицейских к мигрантам чего стоит. Но тут тоже, конечно, нельзя говорить обо всех.

Касательно свободы собраний — до недавнего времени я очень завидовала России: гайд-парки, массовые собрания с плакатами — и никого не арестовывают, не разгоняют дубинками. Но теперь (после Болотной площади) сценарий стремительно меняется в худшую, нашу, сторону.

«Моя ответственность, потому что я гражданин»

Правозащитная деятельность действительно изменила меня: я стала более активной. Теперь понимаю, что брошенная мимо урны бумажка, или то, что милиционер хамит и безосновательно проверяет документы у гражданина, когда я прохожу мимо, а судья нарушает закон прямо в зале заседаний — моя ответственность, потому что я гражданин. И это прежде всего, я взяла на работу такого плохого менеджера. Стало больше ответственности за происходящее, но и больше свободы в действиях.

 «Если кто-то ощущает резонанс этих ценностей в себе — тогда ему с нами по пути»

Задача правозащитника — не только и не столько ругать власть, сколько воспитывать её и помогать выполнять свои обязанности. Но помогать нужно, исходя из концепции, что государственная власть — это нанятый менеджер, которого мы, налогоплательщики, наняли, чтобы нормально жить — чтобы были удобные дороги, развитая инфраструктура, оказывалась медицинская помощь и не было актов насилия в отношении граждан. К сожалению, наша власть часто забывает, что ей разрешено только то, что прописано в законе. Правозащитники очень полезны — они указывают власти на проблемы, которые существуют, и обычно это происходит раньше, чем наступают плохие последствия для большинства. Как говорит Андрей Юров, мой учитель по правозащитной деятельности: «Самый лучший способ привлечь к нам людей — личный пример». На наших семинарах мы показываем людям себя такими, какие мы есть. Я действительно верю в права человека, ненасилие, разум и доброту. И если кто-то ощущает резонанс этих ценностей в себе — тогда ему с нами по пути. Вряд ли это когда-нибудь будет массовым взглядом на жизнь, но, возможно, чтобы изменить мир не обязательно нравиться массам, нужно верить в то, что ты делаешь, и отвечать себе каждый день на вопрос «Кто я?».

Не сдавайтесь и верьте в идеалы! Права человека не существовали официально до 1948 года, но появились как великая идея человечества. И задача правозащитников, на мой взгляд, уберечь эту идею, чтобы не повторить тех ужасов Второй мировой, через которые прошло человечество.