Calendar

     

Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Андрей Юров прокомментировал законопроект о “нежелательных” иностранных организациях

Андрей Юров, правозащитник, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ, прокомментировал законопроект о “нежелательных” иностранных организациях, который был принят 15 мая 2015 года Государственной Думой РФ во втором чтении. 

"Государственная Дума приняла во втором чтении законопроект о нежелательных иностранных организациях. В тех комментариях, которые мне доступны, меня настораживают несколько вещей.

Во-первых, организация признаётся нежелательной, если, цитирую: “в её деятельности обнаружится угроза основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства”. С одной стороны, вроде бы, действительно не нужны нам организации, которые представляют угрозу конституционному строю, а также обороноспособности страны и безопасности государства. Есть проблема, которая заключается в том, что эти формулировки очень расплывчаты. Не “безопасность людей”, заметьте, а “безопасность государства”. Возникает очень много вопросов.

Либо термин “безопасность государства” должен быть уточнён, чтобы опять не допускать двойных толкований, либо нужен орган, который это разъясняет, потому что пока нет разъясняющих комментариев. Это первый и самый важный элемент, более всего настораживающий.

Второй элемент - это то, кто принимает решение о нежелательности организации. А это МИД и прокуратура. Это, фактически, исполнительная власть. И вот тут, как и в других законах, кроется очень большой подвох, так как многие формулировки оценочные.

Вообще-то говоря, степень угрозы должен оценивать суд или квазисудебный орган. Генеральная прокуратура или МИД должны обращаться в суд, а суд может принимать решение, действительно ли деятельность организации угрожает обороноспособности страны или чему-то ещё. Желательно, чтобы это был суд, и судя по юрисдикции, верховный, но это может быть и специально созданная комиссия. Более того, у любой организации должна быть возможность оправдаться. Необходимо, чтобы были представлены доказательства обеих сторон, и решение о признании деятельности организации незаконной принималось в результате открытого процесса слушания с участием публики. Причём заранее, а не постфактум, когда можно обратиться в суд в ответ на решение прокуратуры, которая уже признала организацию “нежелательной”. Здесь возникает неправильный принцип, связанный с лишением презумпции невиновности. Никакая прокуратура не может признать виновным. Виновным может признать только суд. Чем больше важных решений отдаётся на откуп исполнительной власти, тем больше разрушается ткань права.

С моей точки зрения, этот закон нарушает главу вторую Конституции РФ “права и свободы человека и гражданина” самым фундаментальным образом. Люди, работающие в “нежелательной” организации, в том числе, её руководители, лишаются права презумпции невиновности.

Третий элемент. Я не очень понимаю, зачем нужен отдельный закон. Если угроза основам конституционного строя уже является преступлением согласно Уголовному Кодексу РФ, и всё это прописано, то зачем придумывать ещё один термин?

Если вы хотите сослаться на какие-то статьи УК РФ, то это одно, но зачем вы хотите городить ещё какую-то штуку - мне не очень понятно.

Решение Думы представляется мне опасным ещё и с той точки зрения, что если какие-то организации будут признаны “нежелательными” и это будет очень спорно, то в ответ могут последовать какие-то подобные неумные законопроекты со стороны других стран в отношении России, и ситуация в мире не улучшится, а ухудшится."