Поиск по сайту

Только потому, что кто-то не любит тебя так, как тебе хочется, не значит, что он не любит тебя всей душой.

Г. Г. Маркес «Сто лет одиночества»

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Комикс вместо учебника

Дата публикации: 
30.01.2014

«Евреи считали себя частью Германии; а Гитлер их частью Германии не считал». Эту фразу произнес пятиклассник, пришедший вчера на non/fiction, чтобы поучаствовать в детском семинаре по комиксу нидерландского художника Эрика Хёвела «Поиск».

В небольшом зале три из четырех стен увешаны цветными картинками формата А3. Это — весь «Поиск» сразу, с кратким предисловием. Собралось 10–12 пятиклассников, только мальчики (судя по всему, кто-то из учителей, перестраховавшись, решил не приводить на семинар девочек). Кто-то очень много знал про Холокост, кто-то не знал ничего, но слышал о Франко, кто-то видел на митингах сегодняшних националистов, кто-то слышал, как в классе один мальчишка сказал другому: «Евреи не бывают джентльменами». Ведущий разговаривал с детьми о Холокосте, о сегодняшнем дне, показывал мультик, короткий фильм об истории создания комикса. Дети постоянно перебивали друг друга — каждый хотел рассказать свою историю.

Сюжет комикса (65 страниц иллюстраций) достаточно стандартен: как и Руту Модан или Мишель Кичка, Эрик Хёвел рассказывает историю Холокоста «через поколение»: бабушка Эстер отправляется с внуком на ферму, где она скрывалась от нацистов во времена оккупации Нидерландов, чтобы разузнать о судьбе своих родителей, арестованных во время очередной облавы в Амстердаме. Увы, там ей не удается ничего обнаружить, а вот ее внук находит в интернете бабушкиного друга — он уже много лет живет в Израиле, пережил концлагерь, но после освобождения так и не сумел связаться с Эстер. Бабушка отправляется в Израиль, чтобы выяснить, как погибли ее родители.

Изданный в Нидерландах при поддержке Дома-музея Анны Франк в 2007 году, «Поиск» на сегодняшний день используется в качестве учебного пособия по истории в шести странах Европейского Союза; в Германии он официально включен в школьную программу. А в Амстердаме в Доме-музее Анны Франк периодически проводятся study trips, где учат учить учителей и куда съезжаются специалисты из разных стран. Как, зачем и кому можно преподавать историю на основе графического романа — этому учат координаторов проекта.

С одним из координаторов — Борисом Романовым, представляющим организацию «Немецко-русский обмен», — мы вчера поговорили.

Борис живет и работает в Петербурге, где его стараниями «Поиск» проделал уже немалый по российским меркам путь: прошли два семинара для педагогов, уроки в пяти питерских школах, семинары для различных групп вне школ, состоялось занятие в Петербургском институте Иудаики. Желание сотрудничать с проектом выразила и петербургская синагога.

Егор Осипов: Как долго продлится ваш проект?

Борис Романов: У нас есть пять учителей, они преподают в пяти школах Петрограда. С ноября по январь они будут в своих школах проводить уроки, а в январе я буду с ними разговаривать и фиксировать, что получилось. Результатом этого будет сборник методических рекомендаций: как, где использовать комикс «Поиск» для преподавания истории детям.

ЕО: Как вы объясняете нееврейским детям, что Холокост имеет к ним отношение?

БР: Здесь есть два момента. Первый — необходимость локализации, сведения к конкретному примеру, контексту. Мы рассказываем про Холокост на оккупированных территориях СССР, которые сегодня входят в состав России: Смоленская, Новгородская области. В городе Пушкин есть памятник «Формула скорби», есть проект «Бабьи Яры России», — если приводить в пример конкретные российские города и области, то больше не услышишь в ответ: «К нам это не относится». Второй — актуализация: я задаю вопросы о современных проявлениях расизма, нацизма в России. Мы говорим о том, почему необходимо сохранять личную память, общественную, о том, как предотвращать и разрешать современные конфликты. Мы обращаемся к личному опыту, к конкретной практике.

ЕО: Какими способами вы этого добиваетесь? Допустим, вам задают вопрос: «А зачем это мне?» Что вы делаете?

БР: Для детей старше я применяю brainstorm, начинаю спрашивать: а вы сталкивались с проявлением агрессии, расизма? Может, вы видели что-то такое, знаете от кого-то о таких людях, об их взглядах? Если слушатели помладше, то, например, я показываю им мультфильм (частичное переложение комикса в видеоряд), работаю с ними при помощи фотографий, с которых срисованы некоторые сцены в комиксе: дети видят, что нарисованное действительно было на самом деле; потом прошу найти героев этих фотографий в самом комиксе.

***

Семинар — всего-то минут сорок — прошел быстро, но под конец детей уже пришлось успокаивать: тема сегодняшней ксенофобии всех разгорячила, и разговор пошел на повышенных тонах. Было бы интересно посмотреть, как организаторы управляются с подростками. Ведь в Европе такие встречи рассчитаны как раз на 5–8 класс, а петербургская ветвь «Поиска» чаще работает со старшеклассниками и даже студентами. Быть может, это происходит оттого, что в Европе и Америке школьников раньше начинают учить думать самостоятельно: почти на всех экзаменах, необходимых для поступления в университет, есть разделы critical thinking, writing или reading, — и решать такие задачи детей начинают учить как раз в средней школе. У нас же продолжают — по большей части — учить знаниям, профессии, но не думать, выбирать. И таким детям наверняка гораздо сложнее объяснять, «зачем это мне».

Источник: http://booknik.ru/news/reportaji/komiks-vmesto-uchebnika/