Поиск по сайту

«Мне с вами интересно, приятно чувствовать, что рядом есть единомышленники, с которыми можно хотя бы поговорить. От этого мир становится ярче, цели достижимее, а каждый из нас сильнее».
Мария Ясеновская, Украина, 2009

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Невыносимая жестокость

Дата публикации: 
30.10.2013

Колумнист «Югополиса» Анжелика Гюрза уверена, что на месте репрессированного профессора Саввы может оказаться каждый.

30 октября в России отмечают День памяти жертв политических репрессий. Согласно нынешней официальной трактовке, репрессии – это отдельные перегибы в целом мудрой и верной политике Великого руководителя и Отца народов И. В. Сталина, «якобы имевшие место» в тридцатые годы прошлого века.

Сегодняшнюю дату в нашей стране не принято широко отмечать. Её вообще стараются не замечать. В отличие, например, от 75-летия со дня основания первых лагерей ГУЛАГа, бурно отпразднованного нынешней зимой в Пермском крае. В торжественных мероприятиях с удовольствием приняли участие многочисленные силовики, представители духовенства и власти.

Официальные лица не устают повторять, что в современной России нет ни политрепрессий, ни политзаключенных, ведь в Уголовном кодексе отсутствуют подобные статьи. И в тюрьмах сидят не политзэки, а сплошь хулиганы, казнокрады и уголовники.

Это так же верно, как и то, что в СССР не было проституции — ведь в УК такой статьи не наблюдалось.

По сравнению с бурлящей Москвой или непокорным Уралом Кубань долгое время оставалась островком стабильности. Народ у нас в основном смирный, спокойный, довольный жизнью и не склонный дразнить власть. Власть, в свою очередь, лютовала весьма умеренно. Нужно было быть до крайности надоедливым экологом, чтобы нарваться на серьёзные неприятности. Водоразделом в этом молчаливом общественном договоре стало дело известного ученого-политолога, правозащитника Михаила Саввы.

Суд над профессором Саввой, обвиняемым в мошенничестве, начнется в Краснодаре через несколько дней. Вообще-то по неписаным законам писать о судебном процессе до его начала считается неэтичным — публикация может быть расценена как попытка давления на суд. Как будто наши самые справедливые в мире судьи обращают хоть какое-то внимание на любые мнения, кроме тех, что звучат в трубках спецсвязи.

Но я не о процессе и не о том, виновен ли профессор Савва (для тех, кто его знает, ответ очевиден, для всех остальных — видимо, тоже, но они, разумеется, будут усиленно изображать праведный гнев).

Я — об отсутствии здравого смысла, совести, дальновидности у сильных мира сего, о садистском удовольствии, с которым они прессуют тех, кто не может им адекватно ответить, о несоразмерности преступлений и наказаний. И о том, чем всё это в конечном итоге может обернуться для общества и для самой власти.

Михаила Савву обвиняют в финансовых махинациях при проведении социсследования и нарушениях при осуществлении учебного процесса в вузе. Он все обвинения категорически отвергает. Разбираться в деталях невозможно, так как конкретной информации о якобы совершённых преступлениях озвучено не было — правоохранители предлагают общественности поверить им на слово.

Даже если поверить на слово, нужно признать, что Савва мелко плавал. Суммы инкриминируемых ему нарушений по российским меркам смехотворны. Между тем, дело ведет ФСБ, профессор, незадолго до своего ареста эту организацию жёстко критиковавший, уже полгода сидит под арестом в чекистском изоляторе, к нему с трудом попадают даже адвокаты, и практически не доходят письма. Все суды, продлевавшие Савве сроки содержания под стражей, проходили в закрытом режиме, следователи, ведущие дело, не дали ни одного внятного комментария, не предъявили ни одного свидетельства совершённых преступлений.

Что должен думать в этой ситуации любой непредвзятый человек?  Картина маслом — дело политическое. Все примерно так и думают.

Можно, конечно, понадеяться на правосудие: дескать, суд разберется. Но будет ли кто-то в чём-либо разбираться — вот в чём вопрос. Ведь о том, что 99 процентов приговоров у нас слово в слово копируют обвинительные заключения, известно не понаслышке.

«Друзьям — всё, врагам — закон». Принцип генерала Франко работает в постсоветской России неукоснительно. Свои — те, кто в обойме: вовремя вступил в нужную партию, поучаствовал в создании особых «кооперативов», признаёт правила игры и готов по первому требованию изобразить «ку». Враги — все, кто этого не умеет или не желает исполнять.

Результаты очевидны. Можно тырить миллиарды, строить виллы по всему миру, паразитировать на нефтегазовых трубах — и при этом чувствовать себя очень спокойно: отгавкиваться от СМИ, чего-то там разоблачающих, требовать новых бюджетных траншей. Если уж совсем не повезло — вяло ходить на допросы и хамить следователям, в самом крайнем случае — надеть электронный браслет и дефилировать в нём по бутикам.

Но как только речь заходит о любом инакомыслящем, отношение радикально меняется. В зачёт идет всё: правонарушения подлинные и мнимые, поврежденный зуб омоновца и неправильно проведённый ремонт клуба, недочитанная лекция и якобы украденный спирт. Карательный уклон, суровые, как челябинские мужики в «Нашей Раше», приговоры...

Захотят посадить — посадят ангела, захотят отмазать — отмажут дьявола.

Люди это видят. И задают вопросы. Например, такие. Почему экс-министр Сердюков, бог знает что наворотивший в Минобороны, до сих пор пребывает в статусе свидетеля? Почему его подружайка Васильева, покупавшая антиквариат тоннами, а драгоценности килограммами, спокойно переживает тяготы следствия, сидя в своей 13-комнатной квартире? И почему людей, не представляющих для общества никакой угрозы, сажают в тюрьму без права выйти хотя бы под подписку о невыезде?

Вопросы эти риторические. Потому что двойная бухгалтерия по принципу «свой — чужой» видна невооруженным глазом. И кувалда, называемая правосудием, опускается на головы даже тех, кто и не думает сопротивляться, кто уже сломлен или неопасен. Ведь держали же 7 лет в тюрьме сотрудницу «ЮКОСа» Светлану Бахмину, невзирая ни на какие просьбы правозащитников, даже тогда, когда у нее в заключении родился третий ребенок. Гробили в СИЗО смертельно больного сподвижника Ходорковского Василия Алексаняна вопреки решениям Европейского суда.

Обвиняемого по «болотному» делу Михаила Косенко судья отказалась отпустить на похороны матери, хотя до этого в аналогичной ситуации суды даже рецидивистам разрешали проститься с родственниками. Тишайшего интеллигента Михаила Савву тоже держат взаперти, как будто он, будучи на воле, пойдет запугивать свидетелей или пустится в бега, бросив жену, дочь и новорождённого внука.

При этом все понимают, что хулиганки из Pussy Riot основы веры и государственности не пошатнут. Что экологов, пытавшихся спасти черноморские леса, нельзя приравнивать к уголовникам. Что люди, бросавшие пластиковые бутылки на оппозиционных митингах, нанесли несоизмеримо меньший урон обществу, чем владельцы шубохранилищ или бандиты, терроризировавшие целые станицы. Что блогер-оппозиционер не воровал лес в Кировской области. Что люди, говорящие и пишущие о настоящих жуликах и ворах, борются не за собственные шкурные интересы, а за права каждого из нас.  И те, кто всех прессуют, тоже это знают. И продолжают выполнять спецмиссию — запугивают всех остальных.

Российская система правосудия окончательно превратилась в хорошо смазанную машину по штампованию обвинительных приговоров. Но этого мало.  Буквально на днях произошли два знаковых события. Президиум Верховного суда отказался выполнить решение Европейского суда по правам человека относительно дела «юкосовца» Алексея Пичугина. Россия также заранее заявила, что не будет подчиняться решению (еще не вынесенному) Международного трибунала ООН по морскому праву, касающемуся ареста «гринписовцев». Мы добровольно покидаем систему международного права. Значит, права россиян за пределами родины тоже не будут соблюдаться. И мы окончательно станем заложниками российской судебной системы. Добро пожаловать в реальный мир!

Отдельный привет хочется передать доморощенным охранителям, без конца обличающим либералов, демократов и прочих интеллигентов в собственных уютных блогах. Искренне убеждённых, что Россия и российская власть  - это слова-синонимы. Напрягите свой онемевший от патриотических телевизионных инъекций мозг. Вспомните о деле Михаила Саввы. Вам по-прежнему кажется, что незачем драматизировать?

В любую секунду каждый из вас тоже может показаться достаточно аппетитным для какого-нибудь прожорливого отростка раздувшейся репрессивной машины. У каждого из вас при желании найдут неоплаченный штраф или непрочитанную лекцию. И в то самое время, когда бледные родственники трясущимися руками станут собирать вам передачку в СИЗО, другие румяные охранители в своих уютных блогах будут весело смеяться над «истерящими либералами, которым всюду мерещатся политрепрессии».

Мы всё дальше отходим от норм права, веры, морали, всё ближе приближаемся к краю сточной канавы, на дне которой вот-вот замаячат новые ГУЛАГи и Беломорканалы. Конвейер по пошиву полицейской формы в мордовских колониях должен работать бесперебойно. А вообще, кто знает, может нынешние политзаключённые ещё успеют поработать и на ударных олимпийских стройках…

Ну, по крайней мере, властям, силовикам и духовенству будет что отпраздновать в очередной юбилей ГУФСИНа лет через пятьдесят.

Источник: http://www.yugopolis.ru/authors/88/social/59965/korrupciya-grajdanskoe-obshestvo-pravovoe-gosudarstvo-mihail-savva-pravovoe