Поиск по сайту

Если тебе мало для счастья мига, то знай: тебе никогда не хватит и вечности.

Казанзакис

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Милицейские по(пытки)

17.01.2011

Это дело о пытках в милиции еще недавно гремело во многих СМИ. Сейчас те, кто осмелился озвучить сам факт пыток, получили иски с астрономическими суммами от милиционеров, стоявших во главе прославившегося (ославившегося) райотдела. Желая разобраться в сути вопроса, я решил на время покинуть заснеженный Киев и съездил в бывшую «1-ю столицу». Сознательно не общался с фигурантами, дабы мои впечатления не получились слишком субъективными. Информацию собирал в СМИ и общаясь с местными «акулами пера».

Дело Помиляйко

8 ноября 2008 г. 2 женщины были допрошены сотрудниками Орджоникидзевского РО г. Харькова. После длительного общения с милиционерами Светлана Помиляйко была доставлена в больницу скорой помощи. По сообщению из больницы о поступлении Помиляйко с телесными повреждениями, руководство Орджоникидзевского райотдела поручило провести проверку... руководителю группы оперативников, которые «работали» с женщинами. Немудрено, что по результатам проверки было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Вторая молодая женщина, которой, по ее словам, милиционеры крутили плоскогубцами сосок на груди, подала жалобу в прокуратуру. Как это чаще всего и бывает, прокуратура перепоручила проведение первичной проверки самой милиции. Работники инспекции по личному составу ГУМВД Украины в Харьковской области, приехав с проверкой в Орджоникидзевский РО обнаружили в кабинете милиционеров плоскогубцы и снимают их на видеокамеру. Не являясь оперативниками, они не изымают вещдок. Через некоторое время приезжают работники отдела внутренней безопасности, а впоследствии (12 января 2009, то есть через 2 месяца после предполагаемого преступления!) – сотрудники прокуратуры, плоскогубцев они уже не обнаруживают.

Между тем С. Помиляйко пишет заявление на имя помощника министра внутренних дел по правам человека по Харьковской области Юрия Чумака с просьбой взять проверку на контроль, и обращается за помощью в Харьковскую правозащитную группу.

12 декабря 2008 г. прокуратура Орджоникидзевского района возбуждает уголовное дело по факту, по ч. 2 ст. 365 УК Украины (превышение власти или служебных полномочий, если оно сопровождалось насилием, применением оружия или болезненными и оскорбляющими личное достоинство потерпевшего действиями).

Начальник ГУМВДУ Виктор Развадовский приказом от 26.12.2008 г. увольняет из органов трех оперативников, которые подозревались в пытках в отношении женщин. И вскоре сообщает об этом представителям СМИ на брифинге.

Тем же приказом 1-му заместителю начальника Орджоникидзевского РО полковнику милиции Владимиру Салию объявляют выговор «за нарушение служебной дисциплины, выразившееся в ненадлежащем исполнении своих функциональных обязанностей по организации служебной деятельности среди подчиненного личного состава и неосуществление соответствующего контроля», а начальнику райотдела полковнику милиции Олегу Соболеву «строго указано на отсутствие контроля за действиями подчиненных».

После того, как в областную милицию поступило обращение руководителя Департамента уголовного, гражданского права и пенитенциарных учреждений Секретариата Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, 23.01.2009 г. руководство ГУМВД проводит повторную проверку и издает приказ о снятии с занимаемой должности 1-го заместителя начальника Орджоникидзевского РО В. Салия и ходатайствует перед МВД о снятии с должности начальника райотдела Соболева (которое было удовлетворено министром Юрием Луценко 6 февраля 2009 г.).

Комментарии по этому делу в СМИ делали и бывший прокурор Харьковской области Василий Синчук, и старший следователь прокуратуры Орджоникидзевского района Константин Ярмак, и представители ХПГ, которые подчеркивали, что есть достаточно доказательств вины сотрудников милиции.

Таким образом, дело Помиляйко стало достоянием общественности и вызвало широкий общественный резонанс. Журналисты неоднократно обращались за комментариями к помощнику министра по правам человека Юрию Чумаку, в права и обязанности которого входило освещать результаты служебных проверок по фактам нарушений прав человека сотрудниками органов внутренних дел в средствах массовой информации. 18 мая 2009 он принял участие в пресс-конференции, организованной ХПГ. Разумеется, Чумак ни разу не называл фамилий и имен милиционеров.

В течение 2009 г. расследование то проводилось, то закрывалось Орджоникидзевским судом. Так, 22.04.2009 г. постановление прокуратуры от 12.12.2008 г. было отменено решением Орджоникидзевского районного суда г. Харькова. При этом потерпевшая даже не было оповещена о времени и месте рассмотрения жалобы милиционеров о закрытии дела. 07.05.2009 г. Апелляционный суд Харьковской области вернул дело на новое рассмотрение.

29.05.2009 г. Орджоникидзевский районный суд г. Харькова подтвердил свое решение об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. На это, возможно, повлияло то обстоятельство, что представитель подозреваемых оперативников-милиционеров принес в суд заявление от второй потерпевшей – Л., о том, что она «не имеет претензий к милиции» (как эта бумага родилось на свет, история умалчивает). Но 25.06.2009 г. по жалобе С. Помиляйко Апелляционный суд вновь возобновил следствие.

18.11.2009 г. обе потерпевшие были вызваны в прокуратуру Орджоникидзевского района г. Харькова на допрос с использованием полиграфа. Ни один из милиционеров таким образом почему-то не был допрошен. А 4 февраля 2010 г. прокуратура Орджоникидзевского района закрыла уголовное дело по п. 2 ст. 6 УПК Украины, ссылаясь, в частности, на данные полиграфа (которые, согласно отечественному законодательству, не могут служить доказательствами).

Характерно, что даже в мотивационной части решения о закрытии дела имеется достаточно материалов, подтверждающих факт применения незаконных методов дознания. Так, согласно выводам экспертизы № 700 от 30.01.2009 г., «на волосках меха на правом рукаве куртки потерпевшей Л. выявлены следы железа». Выводы почерковедческой экспертизы, исследовавшей записи, сделанные Л. и Помиляйко в Орджоникидзевском РО 08.11.2008 г. говорят о том, что большая часть их сделана «под влиянием каких-либо сбивающих факторов, в числе которых могло быть необычное состояние писавшего».

Выводы судебно-медицинской экспертизы по Помиляйко № 559-с от 02.04.2009 г. гласят, что

 

Тем не менее, резюме, которое сделала прокуратура на основании всего объема собранных доказательств и данных, полученных в результате допроса потерпевших на полиграфе, таков:

«Таким образом, анализ собранных доказательств в своей совокупности не является достаточным, чтобы утверждать про совершение преступления конкретным лицом, что в свою очередь не дает возможности в нынешнее время предъявить обвинение служебным лицам Орджоникидзевского РО ХГУ УМВД Украины в Харьковской области. В то же время во время досудебного следствия использованы все предусмотренные уголовно-процессуальным законом способы получения дополнительных доказательств».

С тех пор Помиляйко и ее адвокат, предоставленный ХПГ, обжалуют это решение.

Дело на миллионы

После закрытия уголовного дела, оперативники, уволенные из ОВД, восстановились в милиции через суд. Бывший начальник РО и его 1-й заместитель восстановлены по судебным решениям на своих должностях. Интересно, что все 3 решения, по странному стечению обстоятельств, принимал один и тот же судья...

С приходом к руководству МВД нового министра, Управление мониторинга соблюдения прав человека в деятельности ОВД было ликвидировано, помощники министра (полицейские омбудсмены) в регионах Украины – уволены.

Бывший начальник Орджоникидзевского РО О. Соболев, напротив, сделал «прыжок» в карьере, заняв должность заместителя начальника – начальника штаба ГУМВДУ в Харьковской области.

А в октябре этого года он и В. Салий (который уже находится на пенсии) подали иски в Чугуевский районный суд, требуя опровергнуть якобы недостоверную информацию, распространенную о них, и заплатить им моральное возмещение в сумме 1 млн. 200 тыс. грн. КАЖДОМУ(!). Оставим за скобками тот факт, что Чугуевского районного суда вообще не существует (есть Чугуевский ГОРОДСКОЙ суд). Внимания заслуживают «скромные» требования истцов: по 250 тыс. – с Чумака Ю.В., по 250 тыс. – с Развадовского В.И., по 500 тыс. – с Луценко Ю.В., и по 100 тыс. – с ГУМВДУ в Харьковской области и МВД Украины.

Показательно, что требуя такие фантастические суммы, они должны были, согласно Закону, заплатить по 120 тыс. грн. судебного сбора. Впрочем, судья предоставил рассрочку В. Салию, который ссылался на свое «сложное материальное положение». О. Соболеву, по таким же основаниям (не подтвержденным ничем, кроме справки о доходах с пятизначными суммами ежемесячной зарплаты), снизил сумму судебного сбора с 120 тыс. грн. до ... 1700 грн., тем самым, одним своим постановлением лишив бюджет Украины поступлений в сумме 118 тыс. 300 грн.

Подчеркну, что никто (ни прокурорские, ни чиновники МВД) ни разу ни в одном комментарии по делу Помиляйко не называли никаких имен или фамилий милиционеров. По уголовному делу, возбужденному по факту превышения служебных полномочий, они тоже не проходили. Каким же образом Соболев и Салий пытаются доказать, что именно о них была распространена якобы недостоверная информация? Оказывается, это сделать очень просто: ГУМВДУ в Харьковской области подало в Чугуевский суд «заперечення» (даже без указания даты), в которых безоговорочно отмечается, что «подтверждается позиция истцов о том, что сведения, распространенные в СМИ, о том, что уволены сотрудники милиции, допустившие пытки, касается непосредственно Салия В.Л. и Соболева О.Ю.».

Кроме того, ГУМВД признает... и свою вину, однако просит снизить сумму иска к ГУМВД и МВД. Напомню, О. Соболев является заместителем начальника ГУМВД, он и его товарищ В. Салий требуют от ГУМВД по 100 тыс. грн. каждый, и ГУМВД моментально фактически признает иск. При этом просит суд «исковые требования в части признании неправдивой информации, распространенной ответчиками об истцах – удовлетворить». Не является ли это попыткой использовать служебное положение в корыстных целях, то есть, говоря попросту, нет ли здесь признаков коррупции?

Как говорят в народе, «Харьков – милицейский город», но не до такой же степени!

А судьи кто?

15 ноября 2010 года Апелляционный суд Харьковской области удовлетворил апелляционную жалобу Помиляйко и отправил дело на новое рассмотрение в Орджоникидзевский суд.

А полковники милиции тем временем требуют от правозащитника Юрия Чумака опровергнуть даже высказывание о том, что, по его мнению, «дело Светланы Помиляйко о пытках в милиции выявит, насколько Украина способна бороться с жестоким обращением правоохранителей».

Итак, сам по себе напрашивается вопрос: а кому выгодна заварившаяся «каша», и по чьему рецепту готовились эти иски?
Рассмотрим несколько вариантов:

1. Высокопоставленные милиционеры решили восстановить честь мундира. Вероятно, сообщения о подозрении ряда оперативных сотрудников в применении пыток к женщинам действительно задели руководителей райотдела. Но, как они могли пострадать от информации, распространенной об этом деле в СМИ, если о них никто вообще не упоминал? Считают свое снятие с должностей незаконным – так почему же не предъявляли материальные требования в административных процессах по своему восстановлению? Сведущие люди намекают: учитывая, что ГУМВД не подавало апелляции после возобновления в судебном порядке в должностях Соболева и Салия, возможно, существовала негласная договоренность о том, что последние не будут требовать материальной сатисфакции. Они и не потребовали. Тогда…

2. Основной объект для преследования – правозащитник Юрий Чумак, который и раньше доставлял немало хлопот областной милиции своими замечаниями о нарушениях прав человека. А после увольнения с должности помощника министра по правам человека, совсем «распоясался»: устраивал под стенами ГУМВД акцию, посвященную жертвам милицейских пыток, организованную Украинским Хельсинкским союзом по правам человека, выступал с публичной критикой в прямом эфире местных телеканалов. Иски общей суммой в полмиллиона должны заставить его помалкивать или, по крайней мере, сосредоточиться на собственной защите.

3. 27 июля 2010 г. Киевский апелляционный админсуд восстановил Виктора Развадовского в должности начальника ГУМВД Украины в Харьковской области. Но руководство МВД заявило, что «министерство на этой должности видит Михаила Мартынова»(нынешнего начальника облуправления милиции). И 6 октября Комитет Верховной Рады по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности даже обязал министра внутренних дел Анатолия Могилева восстановить В. Развадовского в должности. По распространенной в СМИ информации, Комитет признал неправомерным отказ министерства и принял решение обратиться по этому поводу в Генеральную прокуратуру Украины, если МВД не выполнит решение суда. Быть может, поданные в октябре иски Салия и Соболева явились определенным «ассиметричным ответом», призванным умерить пыл Развадовского?

4. Цель этих исков политическая – «зацепить» Луценко, который сам в последнее время превращается в перманентную цель для силовых структур, служащих новой власти. И Чугуевский суд выбран неслучайно – чтобы ответчику либо его представителю затруднительно было регулярно ездить на заседания из столицы.

5. Извините, но банальное желание обогатиться тоже не исключено. Ибо, как показывает практика последних лет, большинство лиц, желавших восстановить поруганные, по их мнению, честь и достоинство, как правило, требовали только опровержения неправдивой информации, лишь в редких случаях заявляя материальные претензии. И уж точно беспрецедентной можно назвать саму попытку заполучить такие огромные деньги, притом, что о самих истцах никто из ответчиков не распространял никакой негативной (впрочем, как и позитивной) информации.
А, возможно, все эти мотивы в сумме и странном своем переплетении и стали причиной этого странного суда. Или судилища?

PS:

Ровно 12 лет назад, 9 декабря 1998 г., Генасамблея ООН приняла «Декларацию о правах и обязанностях лиц, групп и органов общества, призванных защищать и помогать в реализации общепризнанных прав человека и основных свобод (также называется «Декларация прав правозащитников»). Похоже, что в нашей стране настают времена, когда впору защищать самих правозащитников. Грустно это констатировать.

И еще. Чуть не забыл сообщить. Все, описанное выше – плод фантазии автора. Все имена, фамилии, должности, названия учреждений милиции, прокуратуры и суда – вымышлены, а совпадения – абсолютно случайны. Да и не может быть у нас такого беспредела, потому что «Украина – демократическое, социальное и правовое государство» (ст. 1 Конституции).

Дополнительно:
http://www.tema.in.ua/article/6052.html
http://osipov.kiev.ua/novosti/9907-miliceyskie-popytki.html

Сергей Григорьев