Поиск по сайту

…Не в том суть жизни, что в ней есть,
но в вере в то, что в ней должно быть…

Иосиф Бродский, «Пенье без музыки»

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Альтернативная служба отнюдь не проще военной

Говорит Ирина Кизилова руководитель общественной правозащитной приемной, член правления пермского краевого отделения международного общества «Мемориал», которое с начала нулевых занимается продвижением закона об альтернативной гражданской службе в России.

- Как вы начинали свою деятельность по продвижению АГС в Мурманске?

- У нас появилась молодежь, когда мы начали строить музей «Пермь 36» в бывшей колонии для политзаключенных. Мы нуждались в помощи , поэтому организовали волонтерский лагерь. Это был 1995 год. Казалось бы, к АГС это не имеет никакого отношения, но среди остальных волонтеров к нам приехал мальчик из Германии, который хотел проходить альтернативную гражданскую службу после окончания школы. Он пояснил, что по прежним законам Германии АГС можно проходить и в другой стране от отправляющей общественной организации. Тогда я вообще впервые узнала, что есть такой вид службы. Наш мальчик оказался очень общительным, у него появилось много друзей, которые часто помогали в «Мемориале». Так у нас создалась первая волонтерская социальная группа, которая до сих пор существует. Позже одна общественная организация предложила «Мемориалу» стать координатором по продвижению АГС в России. Потом мы поехали в Италию, Германию и Болгарию изучать как в этих странах организована АГС. Тогда в Германии она действовала уже лет 40, в Италии лет 15, а в Болгарии закон только появился. И вот тогда я решила, что нам нужно проводить эксперимент. В Государственной Думе закон все еще не проходил, не смотря на то, что в Конституции была статья 59 п.3, по которой граждане РФ могут проходить альтернативную службу, если их убеждения противоречат службе с оружием в руках. И закон об АГС в России появился в 2001 году, а с 2004 вступил в силу только благодаря тому, что наша организация и еще несколько других начали проводить эксперименты по отработке модели российской альтернативной гражданской службы.

- В чем заключался эксперимент, и какие результаты видны сейчас?

- Мы пригласили десять мальчиков. Заключили договор с Управлением социальной службы и устроили их работать в центры по защите населения. Кстати, до принятия закона в 2002 году мы защитили право 40 ребят на прохождение АГС, естественно, с помощью судов. Сейчас в Пермской области служат 27 человек. Можно считать, что это много, потому что по всей стране всего 971 человек. АГС не только непопулярна, она еще и манкируется, не поощряется. Военными распространяется масса мифов, а общество их поддерживает, говоря: «Только армия делает человека мужиком. Выносить утки за больными – не мужское дело». Как ни странно, больше всего такие мысли подхватывают девушки. Парни уже знают, что АГС – очень тяжела, что она не легче, чем служба с оружием в руках. Например, работа в психоневрологической больнице. Там эмоциональное выгорание происходит очень быстро.

- Какие шаги от государства хочется видеть?

- К закону относятся как-то с пренебрежением. Думаю, что за его исполнение должны отвечать военные и административные структуры. Если закон о воинской обязанности выполняется четко, по крайней мере, на это тратятся большие усилия государственных структур, то закон об АГС выполняется не так четко. За его исполнение закона должны отвечать так же эти структуры, в частности федеральная служба по труду и занятости Роструд. Содействовать этому должна любая административная структура.

- Что еще необходимо для четкой работы закона об АГС и что скрывается от глаз граждан, мало знакомых с законом?

- Для прохождения АГС помимо подачи заявления, его удовлетворения требуется наличие самих мест службы. По закону прохождение службы должно быть преимущественно за пределами региона. Но в Пермской области сейчас экономика не такая как была даже в то время, когда принимался закон. У нас предприятия не имеют общежитий, а изначально предполагалось, что предприятие, которое принимает альтернативнослужащего, должно предоставить ему жилье. Сейчас они остались только в интернатах, больницах и психоневралогических диспансерах, где люди находятся постоянно. В таком случае сама жизнь изменила правоприменение этого закона. Теперь только около 30% служащих отправляют за пределы региона, остальных оставляют тут же.

- И кто больше принимает на работу АГСников?

- Единственная организация, которая охотно и активно принимает на работу АГСников – это Почта России. Там, так же как и в больницах, например, не хватает низового состава. В Пермском  крае мы доказываем предприятиям, что даже если у них нет общежития, все равно стоит подавать заявки. И в этом году много учреждений подали заявки на АГСников, при этом Департамент здравоохранения не написал ни одной. Поэтому, я считаю, что есть необходимость создания структуры, которая бы координировала создание рабочих мест для АГСников в различных учреждениях, даже подталкивала к этому.  И это должна быть государственная структура, потому что мы как НКО никаких рычагов не имеем.

- Какие поправки в законе об АГС необходимы в первую очередь?

- Во-первых, чтобы ребята могли проходить службу не только в федеральных организациях, но и муниципальных, потому что больше всего в АГСниках нуждаются именно городские учреждения. А еще мы хотели бы, чтобы служить можно было в некоммерческих организациях, потому что сейчас уже есть такие организации, которым государство готово делегировать какие-то свои полномочия, например, заботу о больных людях или покинутых детях. Другая весьма важная поправка – чтобы альтернативная служба по длительности была равна службе по призыву, потому что сейчас, как известно, она составляет год и девять месяцев. И по опыту мы уже знаем, что АГС нисколько не проще военной службы, а в чем-то даже сложнее, потому что есть психологическое давление. Третье – чтобы закон экстерриториальности прохождения службы был изменен в самом законе, а не только на практике.