Поиск по сайту

Понятно, что, когда есть телевизор, любая страна голосует так, как ей говорит телевизор. Где нет телевизора, она голосует так, как говорит шаман или кому по рангу положено. В этом смысле демократия, как говорил Бланшо, - это гарантия того, что вами не будут управлять лучше, чем вы заслуживаете. Мы заложники большинства, этих людей с уже измененной антропологией. А у любого академика Сахарова или академика Лихачева всего по одному голосу. И мы обречены жить по воле большинства.

Виктор Шендерович

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

7 тезисов о предлагаемых изменениях в российское законодательство об НКО

Рассказывает Андрей Юров, директор по развитию Московской Хельсинкской группы, почетный Президент международного Молодежного Правозащитного Движения (МПД). Видео

Депутатами Государственной думы от «Единой России» предложен целый ряд поправок в законодательство о некоммерческих организациях (далее — Закон), которые декларируют цель контролировать иностранное финансирование некоммерческих организаций и обозначить всех, кто его получает, как иностранных агентов.

1. Закон бессмысленный.

В своих тезисах депутаты озвучивают, что закон должен оградить страну от политического теневого влияния. Но тогда этот закон абсолютно мимо цели. Если мы посмотрим на то, как в разных странах финансируются те или иные политические силы, то мы увидим, что практически всегда это происходит только с помощью оборота наличных средств либо через коммерческие структуры. То есть депутаты, попытавшись этим законом закрыть путь западных денег через некоммерческие структуры, на самом деле, не решат ни одной проблемы, но создадут массу новых. Они пустят налоговиков и другие органы, которые следят за финансовыми поступлениями, по ложному следу. Вместо того, чтобы отслеживать реальные деньги, которые, возможно, идут и с Запада, и с Востока на какие-то политические цели, различные «силовики» будут отслеживать как раз легальные прозрачные организации. С моей точки зрения, люди, которые разрабатывали этот закон, либо не понимают реальных механизмов финансирования политических проектов, либо они совершенно осознано хотят пустить по ложному следу государственные органы, контролирующие прозрачность и законность финансовой деятельности в стране, и, тем самым, дать возможность продолжать финансировать политическую, в том числе экстремистскую, деятельность другим путем.

2. Закон непрофессиональный.

Видимо, люди, которые писали предлагаемые поправки, вообще не понимают слова «политика». Во всем мире понятие «политика» делится на две огромные части: «policy» и «politics». Зайдите в любое медицинское учреждение, и вы увидите там транспарант, где, например, написано: «Политика нашей поликлиники в отношении уменьшения детской смертности». В этом случае слово политика означает «policy» - любой набор стратегических действий, направленных на реализацию определенной цели. Он не имеет никакого отношения к сфере борьбы за власть. Политика в смысле «policy» - это все, чем занимается и должна заниматься любая социальная служба, любая общественная организация, вне зависимости от того, получает она от кого-то деньги или нет. Если мы говорим про социальные изменения в отношении инвалидов, социально обездоленных, беспризорных детей и так далее, - это абсолютно всё политика, вот только к сфере борьбы за власть это не имеет никакого отношения. И даже митинги и демонстрации в поддержку подобных изменений -  нормальная часть «policy».

К сфере борьбы за власть имеет отношение другая сфера политики, которая называется «politics», и то далеко не вся, ведь часть ее представляет собой строительство политических систем, политических процедур, политических механизмов открытости власти, процедуры выборов и так далее. Таким образом, только сотая часть понятия «политика» означает собственно сферу борьбы за власть. И в этом смысле, может быть, ни одно государство не хотело бы, чтобы в этой узкой сфере действовали какие-либо иностранные деньги. Я готов с этим согласиться, но только закон совершенно не про то, и люди, которые писали его, видимо, совсем этого не понимают и не имеют об этом никакого профессионального представления.

3. Закон несправедливый.

Он наносит удар абсолютно не по тем акторам, по которым нужно. Реальные «агенты влияния» - это те чиновники, которые на самом деле имеют деньги и счета в зарубежных банках, обучают своих детей в западных вузах и так далее. Многие из них действительно являются лоббистами, «агентами влияния» самых разных интересов, они участвуют в оффшорных структурах и вместо национальных интересов продвигают свои собственные, частные. Вести борьбу нужно с такими людьми, которые используют политику, в том числе - различные трибуны, свои должности либо в частных коммерческих интересах, либо, возможно, даже в интересах каких-то зарубежных агентов. Да, такие люди наверняка есть, только их не там ищут. Их надо искать, прежде всего, во власти, потому что некоммерческие организации никакого влияния на власть в данный момент не имеют и последние годы не имели.

4. Закон антисоциальный.

Можно сказать, что 90% всех денег, которые идут откуда бы то ни было, через некоммерческие организации перечисляются в интересах обычных граждан России на правовую помощь, социальную помощь, благотворительность и т. д. Принимая этот закон, депутаты наносят удар по обычным гражданам России, которые оказываются социально незащищенными. Поэтому, когда депутаты принимают подобный закон — они не заботятся об интересах граждан. Они заботятся о каких-то других интересах, далеких от так называемых национальных интересов, в то время как социальная политика должна быть частью национальных интересов любого современного государства.

5. Закон антироссийский.

Нужно понимать, что этот закон ударит, в первую очередь, по тем, кто привлекает деньги в страну, кто открыто их получает, честно платит налоги, отчитывается перед налоговыми службами и за эти деньги осуществляет социальную деятельность и политику. Некоммерческие организации привлекают деньги в нашу страну из разных источников: от частных благотворителей, от представителей российских диаспор за рубежом и т. д. Этот закон ударяет по тем, кто привлекает деньги на решение проблем внутри страны, вместо того, чтобы ударить по тем, кто реально выводит деньги за границу. И я предполагаю, что это совсем не некоммерческие организации, а, возможно, люди, которые имеют отношение к чиновникам или даже депутатам. И в этом смысле этот закон — антипатриотичный и антироссийский. Он мешает тем, кто хочет помогать нашей стране.

6. Закон вредный.

Он наносит невероятный удар по имиджу России. Во-первых, ни одно цивилизованное государство не может позволить себе объявить иностранными агентами собственные социальные организации, людей, которые как раз очень патриотично настроены и работают для благополучия собственной страны. Просто взять и наклеить на организации  определенные знаки, поставить стигмы. Во-вторых, депутаты подают очень плохой пример. Ведь если мода на подобные законы переметнется на соседние страны, страны СНГ, то любой международной или российской организации будет тяжело оказывать помощь соотечественникам за рубежом, меньшинствам, российским диаспорам и т.д. Если закон будет отзеркален в других странах, для развития Российской Федерации как современного государства, способного защищать своих граждан в других странах, — вред будет настолько велик, что никакая польза  (которой, как мы видим из предыдущих тезисов, — нет) не может исчерпать этот вред.

7. Закон опасный.

Он наносит удар по наиболее конструктивной части гражданского общества нашей страны: тем людям, которые как раз  стабилизируют ситуацию в очень напряженный момент. Это значит, что кто-то хочет раскачать лодку. Кто-то хочет, чтобы конструктивные силы (а именно они в настоящий момент пытаются сдерживать различные экстремистские течения, сдерживают толпы людей, у которых много причин выходить на площади, и т.д.) не смогли работать. Кто-то хочет, чтобы эти конструктивные силы были дискредитированы в глазах общества. Это означает, что кто-то хочет потрясений, кто-то хочет революций и  дестабилизации обстановки.

Зачем наносить удар по последним конструктивным силам гражданского общества, вместо того, чтобы вступать с ними в диалог и поддерживать их?
Интересно, кто за всем этим стоит? Интересно, зачем принимать такой опасный закон? Интересно, что хотят люди, которые принимают такой закон, получить в результате?