Поиск по сайту

Мы ждем только тех, у кого любознательность сильнее лени или страха перед собственным бессилием.

Борис Рудин

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Игорь Каляпин: Мечта кадыровского одноклассника

У нас, сотрудников «Сводной мобильной группы» (СМГ), бывали разные ситуации. В том числе и в Нижнем Новгороде. Но никогда сотрудники милиции не позволяли себе того, что случилось с Антоном Рыжовым. Они прекрасно знают, что это будет обжаловано и состоится суд, который мы выиграем.

Все носители информации, которые были у Антона с собой, в том числе компьютер, были изъяты и опечатаны при въезде в Нижний Новгород из Чечни. Я совершенно не понимаю, почему абсолютно все было изъято, даже без предварительного просмотра. Антона отпустили, продержав чуть больше двух часов. Меня не было в городе, но теперь я вернулся, и сегодня мы будем подавать все необходимые заявления во все инстанции, все уже подготовлено.

На флэшках, которые были изъяты у Антона, среди прочего были материалы дел, которые находятся на стадии проверки, - в том числе в отношении чеченских омоновцев. Там также были жалобы в Европейский суд и переписка с судом, которая является для государственных структур закрытой информацией, потому что речь идет о переписке по поводу жалоб против России. Мы планируем отдельно обращаться в правоохранительные органы с просьбой принять меры и вернуть нам эти материалы. В противном случае мы вынуждены будем обратиться в Европейский суд с жалобой о перехвате переписки государством.

Я это связываю, конечно, с тем заявлением, которое было подано против меня командиром чеченского ОМОНа. Мне просто больше не с чем связывать оба эпизода, кроме как с нашей деятельностью в Чечне. Очевидно, что мы последнее время кое-кого сильно достали. Я прекрасно знаю, что про нас говорит командир ОМОН Цакаев: иначе как «русскими гнидами» он нас не называет. Мы чего-то примерно такого ожидали, но никак не думали, что это произойдет в Нижнем Новгороде. Это неприятное ощущение, когда тебя достают дома.

По заявлению против меня о разглашении гостайны наиболее вероятное развитие событий – это отказ в возбуждении уголовного дела. Основания в заявлении бредовые, и я не знаю, что там господа омоновцы сочли гостайной. Наверное, то, что они позволяют себе грубо и демонстративно нарушать федеральные законы. Я много говорил про чеченский ОМОН, и они знают, что это лишь малая часть того, что я могу рассказать. Наверное, с их точки зрения, информация о том, что в МВД республики служат бандиты и фальсификаторы, им представляется государственной тайной? Я об этом неоднократно говорил и буду говорить. Тайны в этом я не вижу и считаю, что за это надо отвечать.

Теперь, насколько я понимаю, будет проводиться проверка. Следователь будет задавать мне вопросы. Безусловно, я готов в любой момент выехать в Чечню давать объяснения, если это потребуется. Я надеюсь, что хватит здравого смысла и требования следователя будут исходить из закона, а не из пожеланий высокопоставленного милицейского начальника.

Но тем не менее есть вероятность, что дело будет возбуждено. В этом случае группа заинтересованных лиц из МВД Чечни, конечно, будет пытаться добиться моего ареста. Я думаю, что именно это и является их заветной мечтой и смыслом этого заявления, потому что даже они наверняка понимают, что судебной перспективы у этой затеи нет. Вряд ли даже в самых смелых мечтах они могут рассчитывать на обвинительный приговор.

В случае возбуждения уголовного дела они попытаются меня арестовать и какое-то время продержать на территории Чечни, чтобы господин Цакаев мог высказать мне свои претензии в более жестких условиях. Я думаю, что такое развитие событий маловероятно, но не исключено. Табель о рангах в Чеченской Республике определяется близостью к Рамзану Кадырову, и в связи с этим Цакаев в Чечне является очень влиятельным человеком. Дело даже не в том, что он командует ОМОНом, дело в том, что он считается приближенным Рамзана Кадырова. Он учился с ним в одном классе, а это в Чечне гораздо круче, чем быть полковником милиции.

Все разумные меры безопасности мы предпринимали и предпринимаем вот уже несколько лет – практически с начала работы СМГ. Мы понимаем, с кем имеем дело, на что эти люди готовы. Мы это видели и знаем. На работу группы в Чечне это не повлияет. СМГ продолжает работать в штатном режиме.

Оригинал