Поиск по сайту

Сначала они пришли за евреями. Я молчал – я не был евреем. Затем они пришли за коммунистами. Я молчал – я не был коммунистом. Затем они пришли за профсоюзными работниками. Я молчал – я не был профсоюзным работником. Затем они пришли за мной. Не осталось никого, кто мог бы мне помочь.
Пастор Мартин Нимеллер, узник одного из нацистских лагерей

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Игры в закон

Почетный участник МПД Светлана Ганнушкина говорит о последних событиях в Бирюлеве и ситуации с мигрантами в России.

В течение последних двух недель в Москве происходили трагические события, в прошлое воскресенье был их разгар – погромы в районе Бирюлево. Я слушала об этом по радио и металась по дому, понимая, что, если я туда поеду, толку от меня, в моем возрасте, не будет никакого: остановить драку я смогу едва ли. И что делать, когда идут погромы, я не знаю.

Полиция во время погромов, мне кажется, вела себя достаточно профессионально. Но где она была до того, как полетели первые камни? Где были чиновники? Полиция могла и должна была принять превентивные меры, ведь было ясно: напряжение растет. Полиция и чиновники должны были прекратить всю эту кампанию в социальных сетях фактически по организации погромов.

Я участвовала в нескольких передачах, где обсуждались события в Бирюлеве. Я обращалась к людям, которые выступали моими оппонентами: "Давайте не будем оппонентам! У нас в стране происходят погромы! Это страшно. Мы вместе должны сделать все, чтобы предотвратить развитие конфликта!" Люди соглашались, кивали головами – и снова все скатывалось на рассуждения о том, что мигранты во всем виноваты, как от них избавляться и как их нужно воспитывать. Это постоянно делается у нас на телевидении, в прессе, и у людей уже на подсознательном уровне откладывается: во всем виноваты плохие мигранты. Что бы ни происходило, жертвами выбирают их.

Все эксперты сходятся на том, что за погромы в Бирюлеве ответственны администрация, чиновники, полиция. Многие знают, что на этой овощной базе действительно были страшные нарушения, об этом писали еще три года назад. Но тогда почему идут громить мигрантов? Почему на Матвеевском рынке граждане России бьют полицейского, а разоряют за это мастерские, где работают мигранты из Вьетнама? Почему в Бирюлеве, когда еще неизвестно, кто совершил убийство, бьют мигрантов? Отсутствия логики уже никто не замечает. Мигранты – наиболее легкая жертва для того, чтобы сорвать свое недовольство и раздражение, и никакого иного объяснения этому нет.

Между тем органы законодательной власти постоянно усугубляют ситуацию с мигрантами. 30 декабря прошлого года был принят Федеральный закон №321-ФЗ "О внесении изменения в статью 26 Федерального закона "О порядке выезда из РФ и въезда в РФ". Теперь иностранный гражданин, не покинувший территорию РФ в течение 30 дней после истечения срока действия его права пребывания в России, на три года лишается права на возвращение.

Недавно в статью 18.8 КоАП была добавлена часть 3. В соответствии с ней, если иностранный гражданин нарушил порядок пребывания в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге или Ленинградской области, его следует подвергнуть административному выдворению, которое уже лишает его права въезда в РФ на пять лет.

Получается абсурдная ситуация: человеку можно выехать, например, в Тульскую область, где по-другому действует эта статья, – и там заплатить штраф и получить выездную визу без выдворения. Потом он возвращается в Москву, покупает билет на родину, выезжает, возвращается легально и начинает процесс получения вида на жительство. Это сообразили не только мы, такие советы дают сотрудники ФМС. Хотелось бы понять, кому нужна такая волынка?
А теперь представьте себе такую ситуацию, которая встречается достаточно часто. Человек долго живет в России; он не совершает никаких правонарушений, занимается чем-то общественно-полезным. Например, он уже 14 лет женат на гражданке России, у них есть дети. Муж заканчивал РУДН, несколько лет получал без выезда визу. Потом у него на родине, в Африке, произошли некоторые политические события, которые помешали ему получить новый паспорт вместо утратившего силу. Но он, естественно, не стал возвращаться в бунтующую страну и продолжал здесь жить, воспитывать детей, вести хозяйство. Если раньше мы советовали ему обратиться в ФМС, заплатить штраф, выехать и вернуться, то теперь он лишен возможности легализоваться. Но он не уедет, ни на три года, ни на пять лет, а будет жить в России нелегально и платить дань сотрудникам полиции при каждой встрече с ними.

Недавно в Совете Федерации я подняла вопрос о том, что у нелегалов нет возможности явиться с повинной. Я призвала Совет Федерации думать о последствиях законов, которые они принимают.

С неизбежным выдворением иностранного гражданина, нарушившего режим пребывания, связана и еще одна странность нашей системы. В Москве есть центр содержания иностранных граждан, сейчас там ремонт. Я спрашиваю у его руководства: “Каким же образом человека возьмут под стражу, если в центре нет мест?” Мне отвечают: “Мы обратимся к председателю Мосгорсуда Егоровой с просьбой, чтобы судьи не принимали таких решений”.

Оказывается, так легко решаются все проблемы. Всего-навсего директор центра обратится к председателю суда и попросит, чтобы тот дал инструкцию федеральным судьям не принимать решений, установленных законом!

Ощущение, что мы играем в какие-то очень странные игры, принимаем нелепые законы. Они и создают ситуацию правового тупика, а потом просто договариваемся их не исполнять. Законы пишутся не для того, чтобы их выполнять.

Парламент не место для дискуссий. Дума не место, где следует думать. А законы пишутся не для того, чтобы их выполнять.

Но есть люди, которые снимают с этого сливки, – устоявшаяся цепочка: недобросовестный работодатель, которому более выгоден нелегальный мигрант, чем любой легальный рабочий; коррумпированный чиновник, который закрывает глаза на очевидные нарушения; кормящийся здесь же полицейский; и, наконец, это националист, который устрашает мигрантов, переводит на них недовольство населения, отвлекая его внимание от реальных проблем и собственной ответственности за происходящее. Разрушение этой цепочки надо начинать, безусловно, не с мигрантов. Чтобы добиться каких-то результатов, нужна политическая воля государства, которая не будет проявлена до тех пор, пока общество не осознает и не потребует этого.

Источник: http://www.svoboda.org/content/blog/25145481.html