Поиск по сайту

«МПД привлекает своим умением понятно, доступно и задорно говорить с людьми о правах человека, а также возможностью совместного реагирования на возникающие проблемы. И если прежде приходилось проблемы решать, то теперь все чаще речь заходит об их профилактике. Умиляет масштабность: если акция, то сетевая, если начали кампанию, то это навсегда».
Наталья Звягина, Россия, 2004

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

«Комфортно жить в мире, где соблюдаются права человека»

Президент Харьковской областной фундации «Общественная Альтернатива» и Почетный Участник МПД Мария Ясеновская о том, как решается задача консолидации активного гражданского общества в Украине посредством неформального обучения

Вопрос консолидации активного гражданского общества в Украине на сегодня остается открытым. Так часто, например, правозащитники из Донецка обращаются за помощью к своим коллегам и друзьям из Чернигова, Винницы, Луцка, потому что не находят поддержки на уровне города или области. Безусловно, налаживание межрегионального взаимодействия – процесс важный и необходимый, но это не способствует решению региональных проблем. О том, как решается эта задача посредством неформального обучения, рассказала тренер Всеукраинской образовательной программы «Понимаем права человека»,  президент Харьковской областной фундации «Гражданская Альтернатива» и Почетный Участник МПД Мария Ясеновская.

- Почему Вы считаете важным образование в сфере прав человека?

- Во-первых, в этой сфере существует очень много мифов и ожиданий от самого словосочетания. И в процессе образования по правам человека люди начинают больше понимать, как сопоставлять свои ожидания  с той реальностью, которая есть, больше узнают, что это за  механизм, как его можно использовать и о каких ценностях, собственно говоря, идет речь, какие ценности защищаются и какой ценностью в жизни являются сами права человека. Более того, в процессе образования участники могут почувствовать, что значит жить в мире, в котором соблюдаются права человека, увидеть, что это комфортно, что это хорошо, удобно, и попытаться перенести этот опыт уже на  свою реальную жизнь. И еще очень важно, что в процессе обучения правам человека развивается много других важных  навыков, которые действительно помогают в повседневной жизни. Такие вещи как, например, критическое мышление.

- За пять лет деятельности программы удалось ли достичь каких-либо ощутимых социальных изменений?

- Сложно говорить о социальных изменениях, потому что цели у Программы достаточно амбициозные и большие. И реально видимые социальные изменения будут происходить значительно позже.  Но уже сейчас можно говорить о Сети выпускников, которые прошли обучение в рамках Программы, говорить об их активности. И это уже вполне наглядно, видно,  что создано достаточно большое сообщество выпускников, которые общаются между собой, поддерживают друг друга в разных  инициативах, связанных с правами человека, разного рода гражданской активности. И эти люди своими действиями изменяют наш мир.

- Продолжая тему выпускников, поделитесь наиболее значимыми историями успеха.

- Для меня всегда большой вопрос, что считать успехом. Выполненный проект, в котором достигнуты поставленные цели и задачи, - это тоже история успеха. Но для меня все-таки заключается в другом – это переход того, что делают наши выпускники на качественно новый уровень. Такими историями успеха, например, является то, что люди, которые что-то делали сами, находят единомышленников, и их действия становятся качественно другими. Например, Аня Геращенко много лет занимается детьми, которые воспитываются в интернатах Министерства труда и социальной политики, это дети с тяжелыми формами инвалидности. Аня задействована в ряде мониторингов этих учреждений и может уже пытаться влиять на  ситуацию системно, продолжая, безусловно, помогать отдельным детям, воспитанникам интернатов. И находится все больше людей, которым не все равно, что там происходит, которые готовы ей помогать работать с этими детьми.

- Приходилось ли Вам в своей работе пересекаться с Вашими выпускниками вне Программы, не как с учениками, а как  с равноправными коллегами?

- Конечно. В первую очередь это касается выпускников самой первой нашей школы, которая была, собственно, более экспертная, поскольку мы тогда таким образом искали людей, которые вместе с нами готовы что-то делать. Например, Оксана Агаркова, ее организация «Новая генерация», с которой мы сотрудничали в реализации проекта по правам ребенка, Юра  Чумак, с которым мы вместе проводили тренинги по предупреждению насилия в семье для участковых милиционеров. Действительно, такие взаимоотношения есть, и они продолжают развиваться. И даже те ребята, которые закончили молодежные школы - со многими из них мы просто дружим. Если же не возникло пока возможности наладить сотрудничество, то это только вопрос времени, потому что когда есть единомышленники, люди с которыми,  комфортно, с которыми мы разделяем общие ценности, то возможность сделать с ними что-то совместное обязательно будет.

 - Расскажите про региональные школы по правам человека: в чем заключается их специфика? Какие преимущества и недостатки? Способствует ли такой формат консолидации активных граждан на местах?

- Смысл региональных школ заложен в самом названии. На уровне региона была задача активизировать, оживить деятельность молодежи и направить ее в сторону защиты и продвижения прав человека, а также помочь наиболее активным выпускникам сформировать на уровне региона команду, которая бы продолжила дальше совместную работу. Еще одной особенностью таких школ было то, что и эксперты отбирались из той же области, таким образом, выпускники знали, к комуна местном уровне обратиться за помощью. Я не могу сказать, что везде это получилось.  В силу ряда причин. В некоторых региональных школах в критерии региона входил слишком большой перечень областей, от чего получался уже не совсем тот формат. На такие школы был больше конкурс, но уже не получалось реализовать первоначальную задумку сгруппировать людей вокруг одного регионального координатора. И для такой школы было сложнее пригласить регионального эксперта. Были еще попытки делать тематические региональные школы, но проблема заключалась в том, что не всегда та тема, которая была интересна региональным координаторам, востребована среди потенциальных участников. Например, школа по пенитенциарной системе. Не смотря на то, что было много сильных ребят, все же их больше интересовали общие вопросы, связанные с соблюдением прав человека, или, скажем, права ребенка, чем пенитенциарные учреждения.

- Программа предусматривает не только базовую подготовку молодежи, но и специализированные углубленные семинары на разные темы. Каким образом команда определяет, какая тема или целевая группа требует особого внимания? С какой категорией участников и с какой темой работать сложнее всего? С чем это связано?

- Специализированные семинары определяются разными способами. Если говорить о действиях в защиту общественных интересов, это правовые, общественные, политические действия, просвещение и мониторинг. И наши семинары обычно касались одного или нескольких видов действий. Предлагая тематические мероприятия, мы всегда старались отвечать запросам участников. Изначально сразу же было видно, что большинство участников все-таки хочет продолжать вести просветительскую деятельность. Поэтому первые специализированные семинары были направлены на подготовку людей для просветительской работы. Вторым шагом стали тренинги по коллективным гражданским действиям, потому что в этой сфере есть большая востребованность: молодежь хочет организовывать различного рода креативные акции, но ведь важно, чтобы они не были только креативными, не были акциями ради акций, а достигали своей цели, чтобы это была целая система. И еще один запрос, уже не от выпускников, а от происходящего в обществе и правозащитных организаций, - проведение качественного мониторинга соблюдения  прав человека в различных сферах. Я координировала эти семинары. Могу сказать, что те идеи, которые разрабатывались выпускниками в рамках школ, были очень достойными. Не все были реализованы, но я думаю, что они не останутся просто идеями и для них придет время. Направление, связанное с новыми медиа, - популярный сейчас инструмент, потому что мы живем в то время, когда новые медиа занимают большую часть нашей жизни. И есть технологии,  которые позволяют использовать этот метод для активизации молодежи, для распространения информации. Таким образом, было решено охватить и этот метод и научить использовать его для защиты и продвижения прав человека.

Целевые группы – учителя (а сейчас школы), в рамках этойработы отдельной группой были  школы социальной реабилитации, школы при колониях. Также отдельные группы – журналисты, сотрудники пенитенциарной системы, правоохранительных органов и люди, которые работают в интересах людей с инвалидностью. Если говорить про пенитенциарную систему и правоохранительные органы, то здесь была выбрана такая стратегия: работать с людьми, которые могут влиять на ситуацию через просвещение, то есть это были либо преподаватели соответствующих вузов, либо сотрудники, которые проводят обучение персонала, чтобы через них внедрять образовательные программы. Что касается журналистов, то именно через них идет наиболее широкий охват аудитории и распространение  любой информации, в том числе и о правах человека. Поэтому очень важно, чтобы они использовали правильную терминологию и тоже служили просветителями в этой сфере. Мы отбирали журналистов с учетом того, как они могу освещать правозащитные темы через нынешнее место работы с учетом специфики их деятельности. В работе с людьми с инвалидностью нас интересовали, прежде всего, организации, которые занимали активную позицию, которые хотят учиться и применять полученные знания в своей повседневной жизни и работе и распространять информацию в своей среде. Работая с учителями, мы сначала выбрали просто семинары, но поняли, что это неэффективно. По педагогам до сих пор самые большие конкурсы. Мы пришли к выводу, что одному учителю очень тяжело поменять систему, которая существует в школе, то есть через отдельных учителей влиять на формальное образование нереально. Поэтому мы решили работать непосредственно со школами, чтобы таким образом гарантировать, что администрация не будет противиться изменениям, которые предлагают наши выпускники, то есть представители администрации будут задействованы в обучении. На данный момент и этот метод оказался не эффективным, потому что в рамках одного курсамы можем позволить себе участие не больше  12-13  школ, поскольку участвует по 2 человека от учреждения(представитель администрации и учитель). Получается, что очень много усилий вкладывается, но охват небольшой, поэтому мы будем дальше думать, как изменить формат работы. Возможно, будем проводить небольшие региональные семинары для учителей, а  потом, в зависимости от уровня их активности, отбирать участников для каких-то больших школ. Учить тех людей, которые профессионально кого-то учат, всегда  сложнее всего. Более того, учителя больше всего нарушают правила. Такая вот специфика.

- Вспомните самый интересный, знаковый семинар.

- Все семинары по-своему сложные и по-своему интересные, на каждом семинаре есть какие-то свои изюминки, которые потом приятно вспоминать. Но для меня все-таки самой важной и запомнившейся была первая школа, которая состояла из двух семинаров. Для нас это был первый опыт, проверка себя как команды. Было довольно сложно притираться друг к другу, находить общий язык. Часто мы сидели до 4-5 часов ночи и обсуждали прошедший день, планы на следующий день и просто между собой обсуждали, что же такое права человека и приходили к общему пониманию. Это было очень сложно, но интересно. Группа была замечательная, это были люди, которые уже что-то делают в сфере прав человека, взрослые люди,  заинтересованные в результате, но очень разные. Было здорово и  сложно! Даже конфликты,  возникавшие в группе, не смотря на то, что они оказались неожиданными для всех нас, делали группу сплоченней.  

Пресс-служба Правозащитного центра «Поступ»