Поиск по сайту

Никогда не переставай улыбаться, даже когда тебе грустно, кто-то может влюбиться в твою улыбку

Г.Г. Маркес

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Омбудсмен - это своего рода переговорщик

Председатель Конституционного суда Петр Миклашевич заявил о своей поддержке идеи введения в Беларуси должности уполномоченного по правам человека. По словам Миклашевича, институт омбудсмена стал бы «дополнительным инструментом обеспечения конституционных гарантий граждан». Мария Ясеновская, президент Харьковской областной фундации "Громадська Альтернатива", международный эксперт по правам человека, комментирует перспективы введения в Беларуси института омбудсмена.

- Омбудсмен - это совсем не волшебная палочка, от появления которой всем и сразу становится хорошо.
Наблюдая горячие обсуждения в беларусском интернет-сообществе, вызванные недавними высказываниями председателя Конституционного суда Республики Беларусь о возможном введении должности уполномоченного по правам человека, хочу сразу сказать, что, по-моему, стоит существенно снизить ожидания от создания этого государственного института. Ведь уполномоченный по правам человека или омбудсмен это всего лишь один из многих взаимозависимых механизмов защиты прав человека, которые должны действовать в государстве. При этом эффективность института омбудсмена напрямую зависит от эффективности всех других механизмов, в первую очередь судебных, т.к. его деятельность на них непосредственно опирается. Т.е. омбудсмен - это совсем не волшебная палочка, от появления которой всем и сразу становится хорошо.

Идея функционирования такого института состоит в его независимости от трех ветвей власти, при этом классическая модель предусматривает его связь с Парламентом, который омбудсмена назначает и которому он подотчетен. Фактически получается, что омбудсмен по поручению Парламента отслеживает нарушения прав человека исполнительной властью, т.е. отслеживает обратную связь от населения о реализации законов, принятых Парламентом. Но при этом омбудсмен должен иметь возможность влиять на ситуацию и содействовать восстановлению нарушенных прав человека как на системном, так и на индивидуальном уровнях. 
Омбудсмен не разрешает проблемные вопросы, которые к нему поступают, а дает им оценку с точки зрения прав человека и при выявлении нарушений может задействовать доступные ему инструменты для содействия устранению нарушений. Непосредственно проблему разрешают уже те органы, к которым он обращается. При этом к омбудсмену может обращаться каждый: физические лица, включая иностранцев, и юридические лица. Однако за омбудсменом сохраняется возможность выбирать среди всего потока жалоб особо прецедентные, решение которых может повлиять на ситуацию в целом или же для отдельных групп людей.

Основными классическими инструментами, предусмотренными так называемой «сильной» моделью функционирования института омбудсмена, являются: возможность обращения в Конституционный суд за оценкой на соответствие Конституции нормативно-правового акта, обращения в Верховный суд за оценкой правоприменительной практики, инициирование судебного разбирательства и участие в нем, как сторона, предложения проектов законов субъектам законодательной инициативы, открытость всех органов государственной власти для омбудсмена и его представителей, включая предоставление запрашиваемой информации, знакомство с документами, неотложный прием омбудсмена чиновниками любого уровня и беспрепятственное посещение омбудсменом любых органов и учреждений государственной власти. Эти возможности должны быть закреплены на законодательном уровне, вместе с гарантиями независимости института омбудсмена.

При этом омбудсмен является своего рода переговорщиком между властью и гражданским обществом. Т.е. в идеале он должен быть нейтральным лицом для обеих сторон, но в тоже время хорошо ориентироваться в проблемах прав человека и в ситуации с гражданским обществом в своей стране, а также понимать устройство государственной власти и уметь находить в общении с ней необходимые компромиссы. Важную роль в его работе играют СМИ и его умение их грамотно использовать для продвижения идей прав человека и освещения проблемных вопросов, а также его личные способности эффектно и продуктивно строить свои публичные выступления. 
Например, в Польше этот институт был создан еще в 1988 году, в советское время, но благодаря активной позиции первого омбудсмена Польши – Эвы Лентовской – этот опыт оказался более чем удачным. 
Общих требований к кандидатуре омбудсмена не много. Это, в первую очередь, высокий уровень ориентирования в вопросах права, желательно, но не обязательно – юридическое образование, а также высокие моральные качества, позволяющие такому кандидату иметь достаточный уровень доверия в обществе, иначе к нему просто никто не будет обращаться, и вся его деятельность превратится в фикцию. Понимание сути прав человека и их современных концепций тоже важно, но эти знания могут прийти со временем и с опытом, в том числе, через сотрудничество с правозащитными организациями и международными структурами, которые прикладывают много усилий для повышения профессионального уровня институтов омбудсмена, особенно новосозданных.

Об украинском опыте.
В Украине существование института омбудсмена для осуществления парламентского контроля соблюдения прав и свобод человека предусмотрено Конституцией, а также соответствующим законом. Уполномоченный по правам человека является частью системы защиты прав человека наряду с украинской судебной системой и международными судебными и внесудебными органами. Широкая юрисдикция Уполномоченного распространяется на органы государственной власти, включая суды, а также органы местного самоуправления. К полномочиям украинского омбудсмена относятся проведение проверок как по заявлениям граждан, та и по собственной инициативе для выявления фактов нарушения прав человека, осуществление постоянного мониторинга уровня соблюдения прав и свобод человека, обращения в органы государственной власти с рекомендациями по устранению нарушений прав человека, обращения к широким слоям населения. Гарантиями независимости являются запрет вмешательства в деятельность украинского омбудсмена органов государственной власти, четкий срок полномочий без привязки к срокам работы действующего Парламента и финансовая самостоятельность в виде отдельной строки государственного бюджета, предусматривающей обеспечение работы офиса Уполномоченного.

8 февраля 2012 года подошел к концу очередной срок исполнения полномочий украинского омбудсмена, которым все это время является Нина Ивановна Карпачева. Ее деятельность неоднозначно оценивается в Украине. При том, что есть ряд фактов ее эффективного вмешательства в ситуации нарушения прав человека, к основным недостаткам ее деятельности правозащитные организации Украины относят недостаточную активность в использовании возможности обращения в Конституционный суд, пересылка для разбирательства жалоб в те органы, на деятельность которых и были жалобы (в первую очередь в прокуратуру), нерегулярность предоставления периодических отчетов о деятельности и уровне соблюдения прав человека в стране, т.е. результатов мониторинга, проводимого офисом Уполномоченного.

При этом в украинском обществе вот уже несколько лет ведется дискуссия о форме выполнения рекомендаций Комитета по правам ребенка о введении должности омбудсмена по правам ребенка. Конституция Украины такого института не предусматривает, а идея создания такой структуры в рамках офиса Уполномоченного по правам человека так и не получила необходимой поддержки. В результате в 2011 году в Украине Указом Президента был создан институт Уполномоченного по правам ребенка в рамках Администрации Президента, Уполномоченным был назначен бывший Министр по делам семьи, молодежи и спорта – Юрий Павленко. Очевидно, что данный институт не соответствует требованиям, предъявляемым к институту омбудсмена: он не является независимым от исполнительной власти, должность назначаема Президентом, соответственно им же она может быть упразднена, нет достаточной нормативной базы для регулирования деятельности и обеспечения реальных полномочий, отсутствует сам принцип парламентского контроля, который заменен на президентский контроль. Безусловно, и такой формат может нести пользу продвижению соблюдения прав ребенка в стране, о чем свидетельствует частичное признание этой должности международными структурами. Однако нельзя эту должность называть полноценным омбудсменом по правам ребенка в силу ее полной зависимости даже не от исполнительной власти, а непосредственно от воли Президента. Даже при принятии идеи, что данный институт является желаемым для власти и ее согласии прислушиваться к его рекомендациям, отсутствуют гарантии хотя бы минимальной устойчивости института к смене политического руководства, а также любым другим изменениям в системе государственной власти. При нечетких полномочиях, закрепленных законодательно, такой институт выглядит лишь формальным ответом на рекомендации Комитета по правам ребенка, не соответствуя им по сути. Этот вопрос украинские правозащитные организации планируют поднять перед Советом по правам человека ООН в рамках периодического отчета, т.к. по нашему мнению эту структуру невозможно считать достойным ответом государства Украина на рекомендации Комитета по правам ребенка.

Гражданское общество и в Украине, и в Беларуси не до такой степени сильно, чтобы позволить отдавать своих лучших представителей в государственную власть, а омбудсмен это все-таки государственная должность.
Если говорить о перспективах создания института омбудсмена в Беларуси, то, по-моему, разговоры о возможности беларусского омбудсмена обращаться в Конституционный суд представляются совершенно бессмысленными: действующая Конституция имеет закрытый перечень лиц, которые могут это делать и никакая возможность для потенциальной должности омбудсмена там не предусмотрена. Получается, что без изменений Конституции омбудсмену придется обращаться в Конституционный суд через уже существующих субъектов таких обращений: Президента, Палату представителей, Совет Республики, Верховный Суд, Высший Хозяйственный Суд или Совет Министров. 
Безусловно этот институт будет требовать законодательного закрепления своих полномочий, функций и гарантий независимости. И тут открываются возможности для беларусского гражданского общества консолидировать свои усилия в выдвижении требований хотя бы минимального соответствования института беларусского омбудсмена международным подходам к пониманию этого института.

Ажиотаж с темой омбудсмена во многом связан с обсуждением кандидатур потенциального беларусского омбудсмена. При этом все чаще звучат фамилии известных беларусских правозащитников. В Украине ситуация подобная. Очередное окончание срока полномочий омбудсмена традиционно совпало с очередной попыткой сделать омбудсменом представителя гражданского общества – Евгения Захарова, руководителя двух известнейших в стране организаций (Харьковской правозащитной группы и Украинского Хельсинкского Союза по правам человека). На данный момент его кандидатура, поддержанная многими представителями гражданского общества и правозащитных организаций, уже официально зарегистрирована к рассмотрению по выдвижению необходимого числа депутатов Парламента. Однако лично я в этом никакой победы не вижу – гражданское общество и в Украине, и в Беларуси не до такой степени сильно, чтобы позволить отдавать своих лучших представителей в государственную власть, а омбудсмен это все-таки государственная должность. Кроме того, принцип независимости в подобном случае очевидно нарушается. Если вернуться к концепции переговорщика, то очевидно, что бывший правозащитник, с одной стороны, не сможет оправдать высоких ожиданий от него со стороны общества (в силу физической невозможности института реагировать одинаково эффективно на все многочисленные обращения и удовлетворять все потребности в защите прав и интересов), а с другой стороны – есть большая опасность, что он не сможет приходить к компромиссным решениям с представителями власти в силу своих жизненных и правозащитных принципов. Т.е. омбудсмен-правозащитник не может быть нейтральным. Я уже не говорю о том, что при желании у любой власти есть достаточно возможностей для «очернения» такого омбудсмена и всего правозащитного сообщества вместе с ним.

Мне сложно что-то говорить о персоналиях для беларусской ситуации в силу недостаточной осведомленности в наличии достойных личностей вне правозащитной среды. Однако подчеркну, что мысль о том, что беларусским омбудсменом может стать кто-то из действующих правозащитников, мне не импонирует, при всем моем понимании стремления многих моих коллег пытаться изменять ситуацию к лучшему через сознательное становление на путь вхождения во властные структуры. Надеюсь, что при этом хотя бы будет приостановлено их членство в общественных организациях, т.к. одновременно быть и представителем власти (даже омбудсменом) и общественной организации, по моему мнению, совершенно невозможно. При этом кто бы ни стал омбудсменом в Беларуси, если такая должность будет введена, основными задачами беларусского гражданского общества в отношении этой темы должно стать следующее:

  • определение с критериями, которым должен соответствовать беларусский омбудсмен;
  • участие в разработке законодательной базы функционирования института омбудсмена, добиваясь гарантий его независимости и достаточно широких полномочий, т.к. личности могут меняться, а процедуры остаются;
  • содействие в обучении нового омбудсмена и сотрудников его офиса современным подходам к пониманию прав человека;
  • использовать этот механизм максимально полно, обращаясь к нему с жалобами и содействуя обращениям к нему физических и юридических лиц;
  • требовать регулярной отчетности о проделанной работе;
  • публично выступать в его защиту в случае недостаточных гарантий независимости института со стороны государственной власти и в силу этого давления на него;
  • предоставить свою оценку деятельности института омбудсмена международным органам по защите прав человека, в первую очередь ООН, особенно если институт омбудсмена будет построен с грубыми нарушениями основных принципов функционирования подобных институтов в мире, вплоть до требования не признавать подобный институт национальным институтом омбудсмена».

Беларусский Хельскинкский Комитет

Больше информации на www.belhelcom.orghttp://www.facebook.com/pages/Белорусский-Хельсинкский-Комитет-Права-человека-в-Беларуси

за дополнительной информацией обращайтесь через office@belhelcom.org