Поиск по сайту

Человек, бросивший вызов судьбе, - любимое зрелище богов. Но наступает день, когда боги устают смотреть. Даже всесильному хочется померяться силой. И страшно, когда нет замка, к которому не подходит ключ, исчезли вопросы, для которых нет ответов. Сила существует лишь в противоборстве, абсолютная мощь неотличима от бессилия
С. Лукъяненко, «Планета, которой нет»

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Презумпция виновности полиции

Думаю, все слышали про недавний случай в Казани. Приведу пару заголовков: «Житель Казани попал в реанимацию после изнасилования в полиции», «Отстранен от работы начальник отдела полиции Казани, после госпитализации из которого умер мужчина».

А вот на следующей цитате я остановлюсь подробнее. «По неофициальным данным, у пострадавшего была запущенная форма геморроя, а один из его сокамерников свидетельствовал, что Назаров выведывал у него, как причинить себе вред здоровью, чтобы избежать наказания».

Вот тут и начинается самое сложное. Наверняка найдётся сокамерник, который скажет, что Назаров сам причинил себе все эти увечья. Или такую позицию займёт сотрудник полиции. И как же следствию доказать обратное? Особенно в данном случае, когда нет никаких показаний пострадавшего. Да даже если бы они были, показания пострадавшего («неоднократно судимого за различные преступления») против показаний сотрудника полиции, который не так давно прошёл переаттестацию… Тем более, в отношении сотрудников полиции действует презумпция невиновности, и следствию надо будет найти показания нескольких свидетелей или какие-то иные неопровержимые доказательства случившегося. Но где же взять этих свидетелей, показаниям которых можно доверять? Всем же понятно, что сокамерники погибшего зависят от лиц, в отношении которых им придётся давать показания. В лучшем случае сокамерники скажут, что ничего не видели, а в худшем – поддержат позицию полицейских. В наличие супер-честных полицейских, которые предпочтут рассказать правду про злодеяния своих коллег, я верю с трудом. А вот полицейских, которые готовы врать, чтобы защитить себя и своих коллег я легко представляю.

Однако не всё так плохо. Надо всего лишь вспомнить, про презумпцию виновности полиции. По сути, она была введена решением Европейского Суда по Правам Человека от 4 декабря 1995 г по делу Рибич (Ribitsch) против Австрии.

История там была не столь страшная, сколь у нас, но корни проблемы те же самые. Подробно можно прочитать в самом решении суда, тут я приведу краткое изложение истории.

В мае 1988 года полиция арестовала Рибича в связи с уголовными расследованиями фактов и обстоятельств смерти двух человек от повышенной дозы героина. Этот гражданин «был известен как наркоман, а также как лицо, подозреваемое в сбыте наркотиков». Когда Рибич был отпущен из участка, у него на руке были ссадины. Это зафиксировали медики. Суд первой инстанции признал, что его в участке били, однако потом Земельный суд пришел к выводу, что «представленная полицейским версия событий, согласно которой заявитель ударился о дверь полицейской автомашины, не была опровергнута» и что «по крайней мере, некоторые утверждения заявителя не могут быть доказаны с уверенностью, необходимой для осуждения в уголовном порядке».

Единственным доказательством Рибича были его слова. Суд взвесил слова наркомана и слова полицейского и пришёл к выводу, что легче поверить полицейскому. Тем более в отношении обвиняемого действует презумпция невиновности и одних только показаний пострадавшего мало, чтобы доказать вину полицейского.

Однако Европейский суд по правам человека занял иную позицию, которая перевернула правовую систему: «Не вызывает сомнений, что г-н Рибич получил телесные повреждения, находясь под стражей в полиции, что в любом случае являлось противозаконным, поскольку он полностью находился под контролем полиции… Оправдание полицейского Маркля судом, связанным принципом презумпции невиновности, не освобождает Австрию от ответственности по Конвенции. Поэтому Правительство было обязано представить правдоподобное объяснение того, каким образом заявитель получил телесные повреждения».

По сути это значит, что с момента ареста ответственность за здоровье человека лежит на государстве. Если человек получил травму, пока он находился в полицейском участке в статусе задержанного, полиция должна оправдываться. Полицейские должны привести правдоподобные объяснения и подкрепить их независимыми свидетельствами. Причём показания других задержанных лиц или показания коллег не могут быть восприняты, как независимые, по понятным причинам. Таким свидетельством может быть запись видеокамеры, где видно, как человек сам бьётся головой об стену. Но если как-то так получилось, что именно в момент, когда человек «сам стал биться головой об стену» камера «перестала работать», значит, суд встанет на сторону пострадавшего.

Была бы моя воля, это решение ЕСПЧ все юристы учили бы в обязательном порядке, а все судьи перечитывали раз в год. Конечно, было бы полезно закрепить это решение в нашем законодательстве отдельными статьями УПК, но, в любом случае, решение ЕСПЧ имеют прямую силу на территории всех стран, ратифицировавших Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Так что и в России действует презумпция виновности полицейски.

Источник: Эхо Москвы