Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

"Мы называем это фабрикацией". Интервью с Вадимом Карастелевым, заместителем исполнительного директора Новороссийского комитета по правам человека

Дата публикации: 
28.09.2009

 17 сентября 2009 года состоялись предварительные слушания по делу о ликвидации Новороссийского комитета по правам человека. Комитет обвиняют в экстремисткой деятельности. Прокуратура "обнаружила" признаки экстремизма по материалам обращения директора школы №22 г. Новороссийска Сергея Орлова. Последний утверждает, что Карастелевы якобы проводили агитацию среди несовершеннолетних 25 и 26 мая 2009 года на территории школы.

 

– Как прошли предварительные слушания, каковы Ваши впечатления и ожидания от процесса?

– Во время предварительных слушаний мы ходатайствовали о приглашении в качестве свидетелей как директора, так и родителей, учащихся школы, которые фигурируют в деле. Для нас это важно, так как нам нужно доказать, что обвинение в том, что мы проводили агитацию в школе, не соответствует действительности.

От самих предварительных слушаний у меня остались хорошее впечатление. В отличие от предыдущих заседаний в июне, которые вел судья Роман Дьяченко и на которых мы обжаловали акты прокурорского реагирования (представление, предупреждение и предостережение в адрес Тамары Карастелевой), в этот раз в зал суда сразу же пустили представителей правозащитников. В прошлые разы такого не было.

Недавно мы подали жалобу в отношении распоряжения №6 от 23 января 2009 года председателя Октябрьского районного суда Виталия Нагорного. Действительно в п.1. распоряжения написано, что "…осуществлять пропуск граждан только в рабочее время: .. лиц, явившихся в судебный процесс в качестве слушателей, с разрешения судьи, рассматривающего дело". В п.1 ст. 123 Конституции РФ говорится: "Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом". Теперь при входе данное распоряжение отсутствует, и приставы уже работают более корректно.

Мы остались довольны тем, что руководство суда, на предварительных слушаниях, не стало создавать препятствий.

Что еще важно отметить, - это вдумчивое и внимательное отношение судьи Анны Бойковой к рассматриваемому делу. У меня создалось впечатление, что судья хочет разобраться во всех обстоятельствах дела. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что она назначила вторые предварительные слушания. Как я понял со слов судьи, дело не готово к тому, чтобы слушаться в суде. Это для судебной практики Новороссийска, по моему опыту, достаточно редкий случай, чтобы судья назначила второе предварительное заседание.

Фаина Вавилова, старший помощник прокурора города, была неожиданно сдержанна и провела свою часть в спокойном, рабочем порядке. Мы ожидали немного другого.

Дело в том, что именно Вавилова готовила все документы, те же самые представления, предостережения и пр. Она же опрашивала несовершеннолетних, информация которых потом использовалась в материалах дела. Та самая информация, которая потом была опровергнута.

Так, например, в заявлениях, поданных родителями несовершеннолетних в прокуратуру, написано, что мы проводим агитацию в школах города, в том числе в школе №22 Новороссийска. Когда мы увидели эти заявления, а нам не сразу дали материалы дела для ознакомления, то стало совершенно очевидно, что эти заявления полностью идентичны, до запятой.

Когда же прокуратура стала работать по этим поступившим заявлениям, брать объяснения у родителей несовершеннолетних, то выяснилось, что в школе №22 нас не было. Та же Вавилова брала объяснения в присутствии родителей и их детей, выясняла у классного руководителя, проводили ли мы агитацию в школе. Классная руководитель Татьяна Александрова сказала, что на момент дачи объяснений, т.е. до 13 мая 2009 г., в школе №22 нас не было. Все это зафиксировано в объяснительных. Но несмотря на это, в материалах дела, которые готовила Вавилова, ситуация искажена и обвинение построено на этих заявлениях, несмотря на то, что проверка этих заявлений не подтвердила фактов, изложенных в самих заявлениях.

– Когда Вам удалось познакомиться с материалами дела?

– С заявлениями родителей мы смогли познакомиться только в начале сентября.

Мы проводили митинг с концертом 4 апреля. Именно на этой акции был использован лозунг "Свободу не дают, ее берут". Акция 4 апреля была согласована с властями, никаких вопросов к нам ни во время акции, ни во время ее согласования - не было.

Позднее мы проводили акцию 18 апреля, которую нам не удалось согласовать. И так как мы не получили разрешения на проведение митинга, то мы решили, что в таком случае Тамара Карастелева проведет одиночный пикет, который по российскому законодательству согласовывать не нужно. Во время этого пикета было два лозунга: "Даешь молодежь занятость, а не комендантский час!", "Боритесь с коррупцией, а не с детьми". Именно появление школьников на пикете 18 апреля и стало поводом для появления актов прокурорского реагирования.

Когда мы 24 июня в суде стали обжаловать эти акты по эпизоду 18 апреля, мы, со слов судьи Романа Дьяченко, узнали, что была проведена экспертиза лозунга, который использовался 4 апреля. Дьяченко использовал часть текста экспертизы для подготовки своего решения. Для этого он обращался к материалам дела.

Мы же, узнав таким образом о том, что была проведена экспертиза, не имели возможности ни ознакомится с ней, ни ее обжаловать.

– Но более всего поразительно, что эта экспертиза касается одних событий, а используется для вынесения решений совершенно по другим. То есть материалы дела, которые касаются событий 18 апреля, содержат в себе экспертизу, которая касается событий 4 апреля.

Вы говорите о фабрикации. Какие еще обстоятельства вынуждают делать такой вывод?

– И сам порядок проведения экспертизы, и игнорирование объяснительных граждан и, соответственно, подготовка материалов дела, в которых имеются существенные расхождения.

Кроме того, в материалах дела указывается, что несовершеннолетние узнали, что будет акция 18 апреля из Интернета и от своих друзей. Но это не соответствует действительности, так как мы не давали объявления об этой акции на своем сайте или где-либо еще, а также никаким другим образом не приглашали людей на этот пикет. Как я уже сказал, он не был согласован с властями, и чтобы не рисковать людьми, тем более не подставлять молодежь, мы решили провести одиночный пикет.

О том, что мы будем 18 апреля проводить акцию, знали только мы и администрация города, куда мы направляли документы для согласования. Скорее всего школьники появились не случайно, поскольку прокуратуре нужны были заявления, которые можно было бы связать с экстремизмом.

– Скажите, то, что сейчас происходит в отношении Комитета, как сказывается на его текущей работе?

– Мы не можем, как прежде, оказывать бесплатные консультации гражданам. К нам всегда много людей обращаются, но сейчас мы 24 часа в сутки заняты нашими судебными разбирательствами. Вот, например, совершенно свежее событие.

На меня подал в суд руководитель муниципального унитарного предприятия, Сергей Геннадьевич Новиков. Он подал иск о защите своей чести и достоинства. История следующая.

Господин Новиков является директором МУП "Информационно-аналитический центр". Одновременно со своей основной деятельностью, этот МУП издает газету "Новороссийские вести". Газета пользуется репутацией подвластной. В частности, партия "Единая Россия" очень часто размещает в ней объявления для граждан.

Мы тоже решили разместить в газете объявление. Мы хотели проинформировать людей о том, что в нашей организации они могут получить правовую помощь в случае, если они пострадали от практики применения закона о комендантском часе. Тут нужно добавить, что злоупотреблений много. Так, например, к группе молодых людей подходят гражданские лица, которые ведут патрулирование и требуют у всех документы, причем никто из них не представляется. Мы написали об этом эпизоде в прокуратуру, но там делают все, чтобы не заниматься расследованием превышения полномочий участниками патрульных групп. И подобное происходит регулярно, однако граждане делятся об этом информацией в частных беседах, да на интернет-форумах.

Газета издается на муниципальные деньги, и мы решили, что наше объявление, не коммерческое, а по сути, являющееся социальной рекламой, газета может опубликовать. Но на наше письмо мы не получили никакого ответа. Тогда мы решили обратиться в прокуратуру с просьбой провести проверку и разобраться, почему нам не отвечают на наше письмо.

Прокуратура, рассмотрев наше обращение, провела проверку и вынесла решение о том, что имеется нарушение закона и вынесла представление в адрес Сергея Новикова.

Получив ответ прокуратуры, мы опубликовали заметку, в частности, на Civitas.ru и у себя на сайте, которая называлась так: "Новороссийского чиновника заставили дать ответ через прокуратуру".

Новиков в свою очередь обиделся и в исковом заявлении указал, что он не чиновник, и это его оскорбляет.

Кроме того, Новиков требует, чтобы мы исключили его из нашего Кадрового кадастра. Кадровый кадастр - это проект, который мы ведем на своем сайте. В кадастр заносятся люди, которые либо способствовали своими действиями обеспечению прав человека, установлению демократических институтов либо, напротив, препятствовали этому. Господин Новиков у нас значится в кадастре именно в столбике со знаком минус. Вот в своем исковом заявлении Новиков требует 15 тысяч рублей компенсации и чтобы мы исключили его из Кадрового кадастра.

23 сентября состоятся предварительные слушания по этому новому делу. Они будут проходит у той же судьи Бойковой. А 2 октября назначено слушание по поводу нашей частной жалобы уже у судьи Приморского районного суда г.Новороссийска Раисы Константиновой. Мы обжалуем вынесение прокуратурой предостережения в мой адрес.

– Как вы думаете, инициирование дела о защите чести и достоинства каким-либо образом связано с давлением, которое сейчас оказывается на организацию?

– Разумеется, все логично вписывается и усиливает и без того сложное положение, в которое попала наша организация и мы сами.

– Как вы думаете, как дальше будет развиваться ситуация?

– Мы надеемся, что положительные изменения, которые мы наблюдали 17 сентября на предварительных слушаниях, не являются случайностью, и судья действительно стремится объективно разобраться в деле.

Кроме того, нам сильно помогают люди, которые неравнодушны к нашей проблеме и поддерживают нас. Это простые люди, которые шлют письма. Буквально перед началом предварительных слушаний я получил телеграмму, в которой люди выражают нам поддержку и просят держаться. Это психологически очень помогает выживать в нашей ситуации. Она очень тяжелая сейчас для нас, и мы благодарим людей, что они откликаются на нашу проблему.

 

Интервью подготовлено Фондом "Общественный вердикт"

Источник: портал "Права Человека в России"