Calendar

     

Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Грузите лопаты бочками

24.07.2012

Первой трагедией в Краснодарском крае стало наводнение. Второй бедой стала неповоротливость местных чиновников и государственных служб, оказавшихся недееспособными в критической ситуации. 

Понятно, что в первые  после трагедии дни у краснодарских  властей были дела важнее, чем забота о пострадавших   – отчитываться перед президентом и соображать, на кого переводить стрелки. Краснодарский губернатор Ткачев, отвечая на вопросы  о том, почему не предупредили людей, пренебрежительно бросил в лицо пострадавшим: «Что же, должны были все дома обойти?!» Собственно,  этим все сказано. 

Информационная волна в интернете не дала шанса замолчать факты об истинном уровне этих катастроф. Всем, кто читал независимые новости, смотрел фото и ролики, стало очевидно, что  в Крымске - страшно. Что государства у нас нет и рассчитывать в подобных ситуациях нужно только на себя. На друзей, соседей, родственников. На волонтеров. На общество. Ситуация совсем не новая – вспомним про пожары двухлетней давности, когда тушением огня занимались все, кто мог.

Отвратительная организация помощи на месте, безусловно некрасивое поведение властей имело огромный эффект – страну захлестнула волна волонтерских инициатив в помощь Крымску. Люди собирали  строительные инструменты, вещи, отправлялись к месту трагедии, чтобы помочь спасателям разгребать развалины, перечисляли деньги и так далее.

Волонтерская помощь Крымску стала  мощной  добровольческой акцией, объединившей всю страну.  Воронеж включился одним из первых. Прямое отношение к небывалой активизации всероссийской волонтерской акции имели местные правозащитники.

Началось все с поиска информации. Сразу после наводнения  через твиттер и соцсети пошли жуткие сообщения. Федеральные СМИ, в лучших своих традициях, полдня величаво молчали. Мгновенно возникло независимое информационное пространство, одним из инициаторов которого был активист группы «В защиту Хопра» Анатолий Кравченко. Движение в считанные часы разошлось по всем регионам страны. Уже в  воскресенье, 8 июля,  воронежские правозащитники  объявили о сборе гуманитарной помощи. В  тот же день в Дом прав люди понесли одежду, лекарства, инструменты. Появились первые добровольцы, готовые поехать на место трагедии и помочь спасателям в разборе завалов.

Наталья Звягина, правозащитница, координатор проектов Центра развития гражданских инициатив, одна из организаторов акции в помощь Крымску:
- Люди сориентировались моментально. Слишком очевидна была разница между тем, что показывали по телевидению и той информацией, которая шла в интернете. Это очень сильно задело всех. Мы постоянно были на связи с теми, кто работал на месте трагедии,  к нам поступали конкретные запросы – были  остро нужны строительные инструменты, медикаменты. Собственно, они необходимы и сейчас. Было понятно, что местные власти не слишком-то шевелятся. Из Крымска рассказывали, что даже спасатели были вынуждены спать на лавочках и крылечках, поскольку палаток для них не предусмотрели, что у них не хватает резиновых сапог и респираторов и так далее. То есть какая бы то ни было координация отсутствовала напрочь.

Итак, первая фура с гуманитарной помощью, собранной воронежцами и правозащитниками, была отправлена уже 10 июля, буквально через три дня после наводнения. Около семи тонн. Потом ушло еще две машины. Параллельно пункты сбора вещей открывались и в других местах – этим занимались представители некоторых партий, Союза предпринимателей и другие организации.

Наталья Звягина:
- Мы говорили – нужны лопаты и пилы. И люди тащили целые связки новеньких инструментов. Мы вывешивали списки лекарств – и нам несли целые коробки новеньких медикаментов, только что купленных в аптеке.  Нам звонили из бутиков, предлагая забрать ненужные вещи. Предприниматели с Юго-Западного рынка передали огромный  тюк новой детской одежды.
Пришла женщина и заявила о том, что готова усыновить осиротевшего ребенка, чья семья погибла во время наводнения. Она была готова поехать туда немедленно. Приходили бабушки, студенты, самые разные люди, многих из которых мы видели впервые. Кто-то оставался для того, что разбирать вещи и грузить их. Всего в Воронеже в акции по сбору гуманитарной помощи в Доме прав  приняло участие  около 250 человек и организаций. Я знаю, что отсюда отправились волонтеры:  кто-то поехал на собственных автомобилях, другие - вместе с питерским  экипажем добровольцев, которые для этих целей арендовали автобус.

- Транспорт для отправки грузов искали всеми доступными средствами. Пытались связаться с МЧС. Надо сказать, что это вызвало несколько странную реакцию – у нас спрашивали, на каком основании мы собираем помощь и так далее. Объяснение нашлось позже – именно в это время пошли разговоры  о том, что государству, оказывается, нужен закон о волонтерской помощи. Но преимущество добровольческих объединений в том, что они мобильны и представляют собой силу быстрого реагирования.  Если же волонтеры будут тратить время на согласование своих действий с чиновниками, то весь смысл потеряется. Однако  государство все стремиться подчинить своему контролю, его не устраивает излишняя инициативность и самостоятельность граждан.

Люди – молодцы! Это самое главное в этой самой истории. Мы лишь пытались скоординировать действия, организовать транспорт и все такое -  но самое главное сделали люди, которые моментально, буквально за полтора дня, собрали все необходимое. Так или иначе, это свидетельствует о том, что у нас появляется гражданское общество, которое вполне способно к разумной самоорганизации. Теперь же важно, что подобное сообщество активистов появилось в самом Крымске.

Им  предстоит решить еще множество проблем: контролировать распределение средств, добиваться от государства соблюдения  озвученных обязательств по отношению к пострадавшим людям и прочее и прочее. Решать все эти вопросы из Воронежа, Питера или Москвы не то чтобы сложно, а, скорее, бессмысленно. Очень бы хотелось, чтобы там, на месте, появилось сообщество, способное повлиять на местную власть. И очень надеюсь, что волонтеры, которые работают там сейчас, передадут жителям свой «заряд» гражданской активности.

Татьяна Юрина