Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Что такое холокост

02.04.2012

На школьных семинарах по антирасизму оказывается, что подростки не знают проблем расовой дискриминации

 

 

Фильм «Ута» - история бывшей девочки-нацистки, которая, возможно, при ином повороте событий выросла бы палачом. Но через много лет некогда верившая и следовавшая идеям Гитлера малышка сама становится жертвой, гонимой «наци». История жизни, образы жертв и палачей, показанные за 13 минут «короткометражки» не дают готовых выводов и правильных ответов. А напротив – обостряют вопросы. Раскаялась ли бывшая фашистка?  Можно ли презирать человека за его прошлое и самому становиться палачом? 25 марта участники МПД в рамках акции «Стоп расизм» показали кино школьникам и вместе с ними попытались его обсудить.

На кинопросмотр в выходной день собралось больше шестидесяти учеников 9-11 классов – из числа школьных активов. «Уту» ребята смотрели затаив дыхание.  Фильм не отвечает, не поучает, а скорее задает зрителю вопросы и ставит его перед дилеммой. С одной стороны – все понятно: зло возвращается к своему источнику. Возненавидев других людей за их национальность – героиня ленты под конец жизни на себе испытывает, что значит быть ненавистной окружающим. И поделом?  Казалось бы – да. Но с другой стороны -  преследователи Уты – тоже не в лучшем свете, их ненависть ничем не лучше ее ненависти. И если Ута где-то вызывает сочувствие и понимание – то ее палачи – нет.

Фильм, как  и ожидали организаторы показа, впечатлил и детей: школьники сидели как завороженные. Еще несколько минут после окончания показа в зале царила гробовая тишина, и –  гром аплодисментов. Но эмоциональный отклик – это одно. А чем же так задел фильм школьников, как они его поняли, какие выводы сделали? Эти вопросы участники МПД сразу после просмотра обсудили вместе с ребятами в небольших группах.

Анастасия Никитина: « Меня поразило насколько единодушно ребята в моей группе говорили о том, что все люди равны и что национальность не имеет значения. При этом они убежденно заявляли, что в человеческой природе испытывать агрессию к тем, кто от тебя отличается и ничему нельзя научиться, даже на таком опыте, как Холокост. А один момент меня сильно расстроил, ведь вслух никто так и не сказал, что чувствует хоть капельку своей ответственности за то, чтобы новых Холокостов не повторилось».

В группе Елены Дудукиной школьники пришли к выводу: общество жестокое, но с этим ничего нельзя поделать, и ничего нельзя изменить.
«А дети из моей группы, - рассказала Ирина Аксенова, - как я считаю, оказались не готовы к обсуждению фильма. Они не знали что такое холокост, и, естественно, не поняли, почему Ута кинула в девочку-еврейку камень, многие школьники не слышали о Второй мировой войне. Собственно, все это сделало фильм бессмысленным для них. Зато, как выяснилось, ученики прекрасно знали о Русских  пробежках и без проблем могли найти группы ультраправых организаций в социальных сетях. При этом у всех участников группы уже сложилось твердое убеждение: разговоры об антифашизме, недопустимости расизма  и человеконенавистничества вообще – пусты и никчемны. Школьники уверены: подростков-старшеклассников уже не удастся переубедить». 

Трудно понять сразу, почему ребята сделали такие выводы и почему не сказали о своей собственной ответственности – за недопустимость в будущем ненависти и насилия? Организаторы кинопоказа в свою очередь считают такую позицию неприемлемой. Но ситуацию с настроением подростков, тем не мене –  не смертельной.

«Подобных мероприятий нужно проводить больше, - считает Елена Дудукина, -  больше беседовать с детьми на эти темы. Тогда есть надежда на то, что ребята пересмотрят свои убеждения». Как бы там ни было, но формирование мировоззрения и впрямь – дело не одного дня. И хорошо, что все-таки в этом процессе можно поучаствовать.  

Ирина Костенко