Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Чем закончится "химкинское дело"? По итогам пресс-конференции

07.11.2010

Активисты антифа Алексей Гаскаров и Максим Солопов провели пресс-конференцию впервые после выхода из СИЗО. Как известно, они были арестованы по обвинению в организации акции у здания администрации города Химки, состоявшейся 28 июля 2010 года. 2 ноября в Независимом пресс-центре в Москве они рассказали прессе новые подробности о своем содержании в СИЗО и высказали предположение о возможных итогах «химкинского дела». Вела пресс-конференцию Юлия Башинова, активистка Молодежной правозащитной группы, один из организаторов кампании «В защиту химкинских заложников».

Алексей Гаскаров обратил внимание на то, что у правоохранительных органов нет реальных доказательств противоправных действий обвиняемых: «Обвинения базируются на показаниях трех наркоманов, эти показания легко разрушить. Они не могут сказать, во что я был одет, один из них якобы смог опознать только мой подбородок. Вообще же за время нахождения в СИЗО можно обратить внимание, что зависимые от наркотиков люди часто проходят свидетелями обвинения по множеству дел одновременно. То есть любому из них просто везет на «преступников» - вышел на улицу, а вокруг него все время «преступления» совершаются».

По словам антифашиста, отношение к ним в СИЗО было вполне приемлемым. Впрочем, слишком подробно рассказывать о своем пребывании в следственном изоляторе он отказался. «Даже Ходорковский на этот вопрос не отвечает», - пошутил активист. Однако об одной трагикомической подробности методов «оперативной разработки» подследственных он все-таки рассказал: «Сидишь, например, в камере с человеком. Тот чуть ли не с ног до головы в татуировках, утверждает, что у него «семь ходок». А потом выясняется, что это был милиционер».

Максим Солопов также несогласен с обвинениями. Он подчеркнул, что приехал в Химки сразу из Тульской области и никак не мог быть организатором действий у здания городской администрации. Он уверен, что правоохранительные органы поступили по принципу: «Ты выступал на публичных акциях от имени антифа, ты сам пришел - значит тебя и обвиним в организации всего мероприятия». Группа антифашистов действительно собиралась идти к лагерю экологов в Химкинском лесу, где должен был пройти концерт. Однако отказ от таких намерений он считает верным - в этом случае было бы трудно избежать столкновений с бойцами ОМОН, находившимися около стоянки. И последствия такого столкновения были бы гораздо более серьезными.

Он также обратил внимание на ситуацию в уголовно-исполнительной системе, о которой он может составить представление после пребывания в СИЗО. Так, многие люди ждут решения суда очень длительные сроки, продолжая оставаться под стражей. А условия содержания заключенных являются довольно суровыми: «Все заключенные боятся, что у них заболит зуб. Потому что лечение зубов, что силами соседей по камере, что у местного зубного техника отличается мало. Можно встретить взрослых людей, которые после таких «стоматологических методов» падали в обморок».

Отвечая специально для Рабкор.ру на вопрос о перспективах «Химкинского дела», Алексей Гаскаров заявил: «Проблема в том, что в России оправдательных приговоров выносится очень мало. Если они нас оправдают, то признают свою ошибку и придется многое отыгрывать назад. Поэтому я думаю, что они будут ориентироваться на условный приговор. Но могут и наоборот сделать показательный суд и дать реальные сроки. Мол, даже не лезьте в дела властей, даже рядом там не стойте. Однако масштабная кампания в нашу защиту все равно сделала свое дело. Важно уже то, что мы придем в суд "своими ногами"».

Говоря о последствиях акции в Химках, Алексей Гаскаров отметил, что она создала для антифашистов множество проблем, но в то же время - породила в обществе новые надежды: «После этой истории много антифашистов подвергалось задержаниям. Но на политическое пространство России эта история повлияла положительно. Были опросы - 80% реально поддерживают действия против администрации Химок. Все видели, что может получиться, если власти не дают проводить легальные акции протеста. Я в числе других сотрудников Института «Коллективное действие» участвовал в проведении социологических опросов о протестной активности граждан. И выясняется: люди не ходят на митинги не потому, что всем довольны, а потому что не верят в результативность таких акций. Мне кажется, что Дмитрий Медведев отменил решение о строительстве трассы через Химкинский лес именно после событий у Химкинской администрации».

«Антифашистское движение - это не просто молодежь, которой "интересно с фашистами подраться". Здесь много людей левых взглядов, которых и другие значимые проблемы интересуют. И Химкинский лес - это не просто местный конфликт. Это символ всего того, что в последние годы происходит в России», - подчеркнул Алексей Гаскаров.

Источник: РабКор.ру