Calendar

     

Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Алексанян в "больнице" прикован к кровати

18.02.2008

В субботу – на девятый день после госпитализации – к Василию Алексаняну смог пробиться адвокат Геворг Дангян.

Василия Алексаняна лечат под стражей в 60-ой горбольнице: окно небольшой палаты изнутри забрано решеткой, над кроватью расположена камера слежения, рядом с кроватью круглосуточный пост охраны.

– Но этого оказалось мало, его еще прикрепили цепью к кровати, - рассказывает адвокат Елена Львова. – За руку приковывают. Как сказал Алексанян, цепь сняли только перед приходом адвоката.

В палате душа нет, есть общий на этаже. За время пребывания в больнице Алексаняна водили в душ дважды. Когда адвокаты в следующий раз смогут увидеть подзащитного неизвестно, потому что разрешение на каждое свидание нужно получать в СИЗО "Матросская тишина", а первое разрешение там выдали только на девятый день после перевода в больницу. "По сравнению с СИЗО условия ухудшились, - тревожится Елена Львова. - Там мы его хоть видели каждый день".

Представитель Василия Алексаняна в Европейском Суде, Дрю Холинер, о том, во что придется поверить в XXI веке Европейскому Суду: «Мы в ужасе от того, что он постоянно прикован к постели в таких антисанитарных условиях. Сейчас его состояние еще хуже, чем было в изоляторе. Эта больница не является специализированным учреждением для больных СПИДом, как того требовал Европейский Суд, мы также не знаем, является ли его лечение удовлетворительным, поскольку он находится в учреждении, более подходящем для лечения престарелых, нежели больных, страдающих смертельными заболеваниями.

По его словам, он <Алексанян> безнадежно пытался связаться с нами, но ему было отказано в доступе к телефону. Он полностью изолирован. Мы не представляем, когда у нас опять появится возможность увидеть его. Это очень тревожит, так как мы знаем, что на него постоянно оказывается давление с целью заставить его дать ложные показания против бывших коллег. Из-за своей изолированности и при настоящих обстоятельствах он становится крайне уязвимым перед подобными требованиями. Он больной и храбрый человек, но я не знаю, сколько еще он сможет терпеть».