Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Игорь Каляпин: Мечта кадыровского одноклассника

У нас, сотрудников «Сводной мобильной группы» (СМГ), бывали разные ситуации. В том числе и в Нижнем Новгороде. Но никогда сотрудники милиции не позволяли себе того, что случилось с Антоном Рыжовым. Они прекрасно знают, что это будет обжаловано и состоится суд, который мы выиграем.

Все носители информации, которые были у Антона с собой, в том числе компьютер, были изъяты и опечатаны при въезде в Нижний Новгород из Чечни. Я совершенно не понимаю, почему абсолютно все было изъято, даже без предварительного просмотра. Антона отпустили, продержав чуть больше двух часов. Меня не было в городе, но теперь я вернулся, и сегодня мы будем подавать все необходимые заявления во все инстанции, все уже подготовлено.

На флэшках, которые были изъяты у Антона, среди прочего были материалы дел, которые находятся на стадии проверки, - в том числе в отношении чеченских омоновцев. Там также были жалобы в Европейский суд и переписка с судом, которая является для государственных структур закрытой информацией, потому что речь идет о переписке по поводу жалоб против России. Мы планируем отдельно обращаться в правоохранительные органы с просьбой принять меры и вернуть нам эти материалы. В противном случае мы вынуждены будем обратиться в Европейский суд с жалобой о перехвате переписки государством.

Я это связываю, конечно, с тем заявлением, которое было подано против меня командиром чеченского ОМОНа. Мне просто больше не с чем связывать оба эпизода, кроме как с нашей деятельностью в Чечне. Очевидно, что мы последнее время кое-кого сильно достали. Я прекрасно знаю, что про нас говорит командир ОМОН Цакаев: иначе как «русскими гнидами» он нас не называет. Мы чего-то примерно такого ожидали, но никак не думали, что это произойдет в Нижнем Новгороде. Это неприятное ощущение, когда тебя достают дома.

По заявлению против меня о разглашении гостайны наиболее вероятное развитие событий – это отказ в возбуждении уголовного дела. Основания в заявлении бредовые, и я не знаю, что там господа омоновцы сочли гостайной. Наверное, то, что они позволяют себе грубо и демонстративно нарушать федеральные законы. Я много говорил про чеченский ОМОН, и они знают, что это лишь малая часть того, что я могу рассказать. Наверное, с их точки зрения, информация о том, что в МВД республики служат бандиты и фальсификаторы, им представляется государственной тайной? Я об этом неоднократно говорил и буду говорить. Тайны в этом я не вижу и считаю, что за это надо отвечать.

Теперь, насколько я понимаю, будет проводиться проверка. Следователь будет задавать мне вопросы. Безусловно, я готов в любой момент выехать в Чечню давать объяснения, если это потребуется. Я надеюсь, что хватит здравого смысла и требования следователя будут исходить из закона, а не из пожеланий высокопоставленного милицейского начальника.

Но тем не менее есть вероятность, что дело будет возбуждено. В этом случае группа заинтересованных лиц из МВД Чечни, конечно, будет пытаться добиться моего ареста. Я думаю, что именно это и является их заветной мечтой и смыслом этого заявления, потому что даже они наверняка понимают, что судебной перспективы у этой затеи нет. Вряд ли даже в самых смелых мечтах они могут рассчитывать на обвинительный приговор.

В случае возбуждения уголовного дела они попытаются меня арестовать и какое-то время продержать на территории Чечни, чтобы господин Цакаев мог высказать мне свои претензии в более жестких условиях. Я думаю, что такое развитие событий маловероятно, но не исключено. Табель о рангах в Чеченской Республике определяется близостью к Рамзану Кадырову, и в связи с этим Цакаев в Чечне является очень влиятельным человеком. Дело даже не в том, что он командует ОМОНом, дело в том, что он считается приближенным Рамзана Кадырова. Он учился с ним в одном классе, а это в Чечне гораздо круче, чем быть полковником милиции.

Все разумные меры безопасности мы предпринимали и предпринимаем вот уже несколько лет – практически с начала работы СМГ. Мы понимаем, с кем имеем дело, на что эти люди готовы. Мы это видели и знаем. На работу группы в Чечне это не повлияет. СМГ продолжает работать в штатном режиме.

Оригинал