Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Как Нургалиев Медведева перехитрил, или почему полицейские не будут носить бэйджи

Мой путь в общественный сектор во многом был определен событиями февраля 2006 года, когда меня избили гопники в родном подмосковном городе Троицке. Когда на место прибыли милиционеры, первым делом они потребовали, чтобы я написал заявление о несчастном случае: мол, поскользнулся, упал, сломал нос (и так пять раз, видимо). В итоге я чудом убедил их отвезти меня в травмпункт и забыть про меня, а заявление написал, уже когда вышел из больницы.

Больше всего меня поразило моё полное бесправие при общении с милиционерами - и на улице, и в отделении. Именно это подтолкнуло меня досконально изучить права граждан в таких ситуациях. В итоге я стал соавтором "Краткого пособия по общения с сотрудниками правоохранительных органов" и ряда других материалов по этой теме.

В ходе последующего общения с сотрудниками милиции я заметил, что на их поведение очень сильно влияет фактор анонимности. Как только я убеждал их представиться и предъявить мне удостоверение (ст. 228 Устава ППС), они сразу становились аккуратнее в высказываниях, так как понимали, что моя жалоба может доставить неприятности лично им. Вряд ли это будут большие неприятности, но даже в самом лучшем случае, неприятный разговор с начальством будет обеспечен, а ещё можно схлопотать выговор в личное дело, что, в общем-то, никому не нужно. Таким образом родилась идея бейджей для полицейских, чтобы гражданам сразу было понятно, с кем они разговариваешь и на кого в случае чего писать жалобу.

С этой идей я ношусь уже не первый год, но особенно актуальной она стала в прошлом году, когда в интернете было организовано общественное обсуждение закона "О Полиции". Мы с Димой Макаровым из Молодёжного правозащитного движения провели довольно успешную кампанию "5П: пять поправок для полиции" (police2010.ru). Ключевой поправкой было введение обязательного бейджа для сотрудников полиции. Благодаря активной поддержке блогеров эти поправки вышли в топ на официальном сайте обсуждения. В итоге, я с умилением смотрел на нашего Президента, который бил себя по груди и говорил "требуется введение индивидуального знака сотрудника полиции с указанием фамилии". В итоговом тексте закона эта идея нашла следующее отражение: "ст. 25 п. 4. Сотруднику полиции выдаются служебное удостоверение, специальный жетон с личным номером, нагрудный знак. п. 5 На форменной одежде сотрудника полиции, несущего службу в общественных местах, размещается нагрудный знак, позволяющий идентифицировать сотрудника полиции".

В общем-то, ничего конкретно про этот нагрудный знак не сказано, но ясно, что он должен как-то отличаться от жетона с личным номером. Закон вступил в силу - нагрудных знаков не появилось. Зато появились фотографии новой формы и там виден полноценный бейдж - с фотографией и ФИО.

И вот мы дождались приказа. Вышел он ещё в июле, но его никто не заметил. А согласно этому приказу нагрудный знак - это овал с номером.

Подумаешь, что Президент говорил про "знак с указанием фамилии"; подумаешь, что в законе есть два понятия "жетон с номером" и "нагрудный знак". Нургалиеву виднее - не будет никаких бейджев с ФИО, будут лишь овалы с номерами. Но это пока, мы ведь так просто не отстанем. Для начала заставим их разобраться с "жетоном с номером", ибо закон есть закон - будут носить и жетон и этот овал.

Ну и дальше будем продавливать эту тему, чтобы Нургалиев открыто признал, куда он послал Медведева с его "нагрудным знаком с указанием фамилии".

Иван Ниненко,
Участник МПД

http://echo.msk.ru/blog/nienko/821764-echo/