Calendar

     

Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Общественные слушания по региональному закону о собраниях Санкт-Петербурга - остановится ли «взбесившийся принтер»?

05.12.2012

Так уж получилось, что Федеральный закон, касающийся свободы собраний, а точнее поправки в 54-ФЗ и КоАП РФ, не так давно рассматривал Конституционный суд РФ тоже в Санкт-Петербурге. Пришла очередь регионального, но пока что о его нормах дискутировала общественность.

Как уже ранее я сообщал, сегодня состоялись общественные слушания  по концепции проекта закона «О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О собраниях, митингах, шествиях и пикетированиях в Санкт-Петербурге».

Начну по порядку.

Официальное начало было запланировано на 14:00, поэтому я пришел в Мариинский дворец (здание Законодательного собрания Санкт-Петербурга) около 13:30. На удивление добродушные и вежливые полицейские (может быть присутствие СМИ повлияло или они и правда такие) спросили меня есть ли я в списке и пропустили, объяснив куда мне нужно идти.

У гардероба меня встретила довольно милая девушка, которая, узнав мою фамилию, вспомнила, что разговаривала со мной в пятницу и проводила на второй этаж.

У дверей в зал еще одна регистрация. Подхожу, называю фамилию и слышу голос слева: "А, это Вы?". Ко мне подходит женщина и спрашивает, готов ли я выступать. В руках у нее я вижу мое заключение на концепцию законопроекта, чем удивился и даже был рад. Из разговора я узнал, что эта женщина представляет коалицию Демократический Петербург. Обсудив с ней некоторые моменты я направился в зал, где должны были проходить слушания.

В зале я обнаружил, что инициатора общественных слушаний, Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Александра Шишлова, еще нет. Но решил не терять время и распространить свое заключение в президиуме, в том числе с помощью депутата Вишневского. Так же отдал копию секретарю, который записывал все выступления.

Ровно в 13:00 слушания начались. Зал был наполнен, но места оставались. Первым, как и предполагалось, выступил автор концепции. Тут ничего интересного: он постоянно рассказывал нам про права других граждан (при этом не уточнив про какие именно и что значит "другие граждане") и о том, что закон не противоречит Федеральному.

После него государственная шарманка продолжала песни о том, что главное - не нарушать прав других граждан, реализуя право на свободу собраний, при этом никто не пытался уточнить как именно митингующие и т.д. их нарушают.

И вот слово дошло до Уполномоченного по ПЧ - Шишлова. Он раскритиковал законопроект и сделал это, на мой взгляд, очень хорошо - как настоящий правозащитник.

После его выступления какой-то молодой человек встал и сообщив всем людям в президиуме, что они "жулики и воры" и он "не будет участвовать в этом", вышел из зала. Слушания продолжились.

Далее возможность высказаться перешла к представителям гражданского общества, а именно те, кто ранее записался.

Выступали по-разному: кто-то ругал власть, кто-то вносил хорошие предложения, кто-то вообще предложил "сжечь Москву". К примеру сравнение законодательных органов РФ с "взбесившимся принтером" мне довольно понравилось. Реакции в зале были как правило одобряющие. Лично мне не понравились постоянные выкрики. Я пришел туда, чтобы попробовать донести до депутатов важность права на свободу собраний и внести конкретные предложения, а не заниматься популизмом. Но сколько людей, столько и мнений.

Например представитель КПРФ раскритиковал место предполагаемого "Гайд-парка" - Марсовое поле, объяснив это тем, что это "траурное место", а, как мне показалось, депутат-"яблочник" Вишневский брал аргументы в том числе из моего заключения. Из выступлений еще хочу отметить депутата Кобринского - разложил все довольно внятно.

Пока люди говорили я постоянно отслеживал самые острые вопросы, а также продумывал свое выступление. И вот подошла моя очередь.

Вышел я к трибуне с томом избранных решений ЕСПЧ по свободе собраний. Начал я выступление с того, что концепция предусматривает ограничения свободы собраний и при принятии мер должна быть использована веская аргументация на основе нескольких принципов, в том числе нужно исключить злоупотребление мерами профилактического характера, положения не должны допускать произвольного или двусмысленного толкования, а также все ограничения должны содержать процедуру доказывания (презумпция невиновности). После чего отметил, что Российская Федерация признает и гарантирует права и свободы человека, а также то, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются частью ее правовой системы. По сути я процитировал Конституцию. Далее я дал ссылку на Постановление Пленума Верховного Суда РФ и пояснил, что в нем Суд указывает, что при толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться практика применения договора. После я привел в пример ряд принципов и цитат из решений ЕСПЧ со ссылками на сами решения и дал свое видение проблемы, при этом для подробного их обсуждения предложил депутатам дальнейшую совместную работу, т.к. на слушаниях время было сильно ограничено. И в самом конце добавил про то, что в данном виде законопроект создаст прецеденты для обращения в суды РФ, но зная практику судов, можно сразу же говорить о потоке жалоб в ЕСПЧ со всеми вытекающими последствиями, в том числе выплатами десятков тысяч евро, которые могли бы пойти на социальные нужды.

После того, как я сел на свое место, ко мне подошло несколько человек, попросили контакты и дали свои визитки. Кто-то даже предложил позже выпить кофе. Отмечу Пантелеева Бориса Еремеевича, руководителя СПб отделения "Комитет за гражданские права" и зам. главного редактора альманаха "Российский тюремный журнал" - он сказал, что нам обязательно нужно поговорить и предложил сотрудничать, правда не уточнив как именно. Возможно его удивило или тронуло то, что я, в пример, когда митинг является частью механизма противодействия нарушения прав человека, привел пытки в российской армии.

Между выступающими представитель комитета по законности периодически отвечал на вопросы, переданные из зала. Нового он ничего не сказал, но и не смог придумать аргументы, почему церковные обряды и ритуалы или какие-либо праздники (где собираются тысячи человек) проводить на Дворцовой площади можно, а пикеты из ста человек - нет. Пытался что-то рассказать про "облик Петербурга, что митинги его портят, туристы видят все не так, как на самом деле", но понял сам, что "сел в лужу" и вовремя остановился.

Впечатления остались больше положительные. Как минимум - это была возможность диалога и возможность сказать свою точку зрения, внести здравые предложения. Будем работать дальше, надеюсь наши труды дадут результат.

Александр Передрук,
Участник МПД
http://7x7-journal.ru/post/
23059?r=murmansk