Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Может ли власть оценивать убеждения гражданина, заявившего право на АГС?

Участник МПД, Александр Передрук о своей позиции с точки зрения права на счет того, может ли власть (т.е. призывные комиссии, суд и т.д.) оценивать легитимность доводов и убеждений гражданина, который в связи с ними подал заявление о замене военной службы (ВС) на альтернативную гражданскую (АГС).

Прежде всего стоит отметить, что изначально человеку на заседании призывной комиссии задаются вопросы, касающиеся «искренности» доводов, а также им дается оценка, дескать «достаточно весомы» для замены ВС на АГС или нет. В свою очередь суды используют формулировки в виде «не усматривает достаточных доводов» и прочее.

В силу пункта 4 статьи 12 ФЗ №113 «Об альтернативной гражданской службе»  устанавливает закрытый перечень (не подлежащий расширенному толкованию) случаев, в которых гражданину может быть отказано в замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой

Таким образом можно сделать вывод о том, что призывная комиссия не вправе оценивать доводы и убеждения гражданина, а лишь констатирует следующее:
1.     Был ли нарушен срок подачи заявления, если да - является ли причина этого нарушения обоснованной
2.     Имеются ли какие-либо документы, которые противоречат доводам, изложенным гражданином и/или имеются документы, которые свидетельствуют о том, что гражданин указал заведомо ложные сведения (к примеру если призывник заявлял, что никогда не брал в руки оружие по причине негативного отношения, а сам при этом является мастером спорта по стрельбе)
3.     Не являлся ли гражданин на заседания призывной комиссии по вопросу рассмотрения его заявления на АГС, если да - были ли эти причины уважительными (болезнь, неоповещение в установленном законом порядке и др.)
4.     Была ли гражданину предоставлена возможность пройти альтернативную гражданскую службу ранее и уклонялся ли он от этого (акцентирую внимание, что уклонялся - это был осужден по части 2 статьи 328 Уголовного кодекса Российской Федерации)

О об этом же говорит международное право и прецедентная практика международных судов. Так, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), юрисдикция которого распространяется на Российскую Федерацию, неоднократно указывал на то, что «в соответствии с прецедентной практикой Суда право на свободу вероисповедания, гарантированное Конвенцией (примечание - Конвенцией о защите прав человека и основных свобод) исключает оценку государством легитимности религиозных убеждений или способов их выражения.» (см. §92 Решения ЕСПЧ по делу «Московское отделение Армии Спасения против России» (№72881/01 от 5 октября 2006 года), § 47 «Мануссакис и др. против Греции» (№18748/91 от 26 сентября 1996 года)).

В свою очередь светские убеждения стандартами права приравнены к религиозным, что позволяет провести аналогию в том, что они также не должны оцениваться государством на предмет легитимности и «убедительности». Так, Большая Палата Европейского суда по правам человека в деле «Баятян против Армении» (№23459/03) постановила, что «оппозиция военной службе, в тех случаях, когда она мотивирована серьезным и непреодолимым конфликтом между обязанностью служить в армии и совестью человека или его глубокими и подлинными религиозными или иными убеждениями, представляет собой убеждение или верование достаточной последовательности, серьезности, согласованности и важности, достойное защиты в соответствии со статьей 9» (прим. - Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, статья 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод защищает любые убеждения гражданина, которые не противоречат духу данной Конвенции, а именно уважению к демократическим ценностям и правам человека.

В свою очередь Комитет по правам человека ООН в § 5 в деле «Ким против Республики Корея» (CCPR/C/106/D/1786/2008) пришел к выводу, что право на отказ от обязательной военной службы по соображениям совести неотъемлемо от права на свободу мысли, совести и религии; соответственно, обязательная военная служба является не только нарушением права на практике исповедовать убеждения или религию, но также и нарушением права иметь убеждения или религию.

Следовательно, при принятии решения в связи с рассмотрением заявления гражданина о замене ВС на АГС призывная комиссия должна руководствоваться исключительно нормами права и оценивать имеющиеся документы, а не строить домыслы о «весомости» и «убедительности» доводов гражданина, заявившего права на альтернативную гражданскую службу.

Источник: http://7x7-journal.ru/post/28891