Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Андрей Юров, почетный президент МПД: «Я этнический скиф»

19 июня в Сыктывкаре побывал член Совета при Президенте РФ по правам человека Андрей Юров. Он провёл встречу с гражданскими активистами и членами КПК «Мемориал», встретился с представителями МВД, Следственного комитета и Администрации Главы РК. Вечером, во время благотворительного плова, где собирались средства на проведение второго баркемпа, Андрей Юрьевич дал интервью газете «Красное знамя».

- Итак, чем вызван ваш приезд?

- Я появился здесь в связи с тем, что в Коми произошли серьёзные события. Срыв заседания КПК «Мемориал», а также появившиеся вслед угрозы в адрес членов «Мемориала» и их семей, что совершенно недопустимо. «Мемориал» входит в десятку самых известных общественных организаций России. Когда мы узнали о том, что происходит в Сыктывкаре, возникло сразу две параллельных инициативы, которые я здесь и представляю.

Первое. 10 июня была создана международная миссия поддержки правозащитников Коми, которая для данного региона получила кодовое название «Но пасаран».

- «Не пройдут» - кто? Кого вы имеете в виду?

- Радикальные нацисты. Цель нашей миссии – обеспечить защиту членам правозащитной организации, ну и, может, шире – гражданских активистов. Миссия объявлена бессрочной и будет официально свёрнута, лишь когда ситуация в регионе, с точки зрения самих правозащитников, вновь станет нормальной. До тех пор, пока они не сочтут, что никаких угроз для них нет. Такой формат международной поддержки, к слову, объявлен впервые, причём не только в России, но и в СНГ. Территория Коми на сегодняшний день окрашена в красный цвет: угроза для правозащитников.

Второе. Есть Совет по правам человека при Президенте РФ, где Игорь Сажин является экспертом одной из постоянных комиссий. Так получилось, что я тоже имею отношение к этому Совету. (Я представляю, таким образом, здесь две организации.) Как члена Совета коллеги меня попросили съездить в Коми и посмотреть на ситуацию изнутри. По возвращении я буду общаться с федеральными структурами, входящими в Совет, с омбудсменом Лукиным и рассказывать, что и как, на мой взгляд, здесь происходит. Насколько угрозы, о которых говорят местные правозащитники, сильны.

- После всех встреч в Сыктывкаре в каком мнении вы укрепились? Есть реальная угроза или наши правозащитники несколько сгущают краски?

- Мне кажется, что от группировки под названием «Рубеж Севера» и от тех людей, которые эти акции проводили, реальной угрозы для жизни и безопасности правозащитников нет. Но. Но проблема заключается в том, что (по опыту других регионов) часто бывает так: начинают акцию одни, пусть даже радикальные группы, но не готовые на насильственные действия, а дальше её неминуемо подхватывают другие люди, которые абсолютно не связаны с организованными и контролируемыми группами. И тогда ситуация может развиваться непредсказуемо. Волна, которую «Рубеж Севера» поднимает, может привести к трагическим последствиям.

Мы встречались сегодня с представителями гражданского общества, и я слышал от них много нареканий по поводу работы правоохранительных органов, прежде всего МВД. Жалобы на то, что не реагируют, на бездействие, небрежное отношение, непонимание уровня угроз.

- Как прошла ваша встреча в Администрации Главы РК?

- Я встречался с человеком, который не занимает такого уж большого поста (речь идёт о начальнике Управления информации Павле Марущаке - Л.В.). Я передал ему два предложения, исходящие от председателя президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаила Федотова. Они оба позитивные и связаны с федеральной программой по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Коми является одним из ключевых регионов в этом плане, и было бы очень важно укрепить сотрудничество с властью по этому поводу.

- В этом вопросе было полное взаимопонимание?

- По крайней мере, мы выразили взаимный интерес. Второе предложение было о том, чтобы заключить специальное соглашение между властью и нашим Советом. Оно подразумевает, что в регионе проходили бы какие-то открытые мероприятия с участием членов Совета. Мне было поручено передать официальное предложение администрации региона о такой форме сотрудничества.

- А что по поводу ситуации с правозащитниками?

- Я выразил озабоченность наших федеральных структур, связанную с правами человека в Коми. Республика Коми и Сыктывкар всегда были образцом и примером очень сильной работы правозащитных организаций. Не всегда было полное взаимодействие, но, по крайней мере, конструктивная работа правозащитников и власти. Никогда никаких серьёзных и дестабилизирующих моментов - и вдруг такая ситуация! Если не считать громкие дела 2009 года, когда были убиты правозащитники в Чечне и в Москве, таких явных угроз личной безопасности людей давно уже не было ни в одном регионе России. Это, конечно, вызывает озабоченность. Более того, это может стать предметом обсуждения разных структур на федеральном уровне, и я попытался донести до ваших властей и правоохранительных органов, что они должны серьёзно отнестись к этому. Серьёзно подумать о том, что это не игрушки! Информационные войны могут закончиться трагически. К сожалению, Сыктывкар уже сильно «прославился» на федеральном и на международном уровне, и «замять» это не удастся. Письма в прокуратуру и вашему губернатору уже пошли и из России, и из других стран, но у власти региона ещё есть шанс сохранить своё лицо, если она быстро примет меры.

- Понял ли это чиновник, с которым вы говорили, или просто обещал передать выше?

- Мне он показался человеком неглупым, значит, наверное, он не может не понимать, что если что-то происходит в регионе, то у руководства могут быть различного рода неприятности. Потому что будут склонять имя региона. У России и так на международной арене разные неприятности, не хватало ещё, чтобы говорили о правозащитниках Коми, которых тут травят и обижают. Это лишнее.

- Тем более сейчас, когда мы так озаботились своим новом имиджем. Хотим, чтобы в Коми приезжали инвесторы и туристы…

- Да, это совершенно лишнее. Международные организации, так же как и журналисты, очень чувствительны к этому. Вот, говорят, что правозащитники ищут скандала. Нет! Им абсолютно это не нужно. И я лично буду только рад сообщить, что всё удалось конструктивно разрешить, что были приняты меры и в Коми всё хорошо.

- Как становятся правозащитником? Вы давно занимаетесь этой работой?

- Это длинная история, она относится к другой эпохе. Я попал в это дело ещё студентом, когда учился в Воронежском университете и, будучи физиком, попал в диссидентские литературные круги. Ничем крамольным мы не занимались, всего лишь самиздатом. Печатали то, что сегодня можно прочитать в Интернете и купить в любом магазине. От Всеобщей декларации прав человека до Солженицына. Это было настолько невинно, но, тем не менее, это была деятельность, которая тогда не поощрялась. Я попал в организацию, за вступление в которую у меня могли быть неприятности. В 1988 году за это уже не сажали, но легко могли выгнать из комсомола и из вуза. Наш профсоюз литераторов и журналистов был нелегальной организацией, таким образом, у меня есть три года подпольного стажа. Это было скорее общегуманистическое, чем правозащитное движение. Хотя были у нас и правозащитные лозунги: свобода слова, свобода собраний…

…Объяснить, почему я занимаюсь правами человека, невозможно. Ничего, кроме огромного количества неприятностей, бед и угроз, я с этого не имею. Очень хорошо определил это состояние один псевдопсихолог во время процесса над «Pussy Riot»: «расстройство личности в виде активной гражданской позиции». Я ничем другим, кроме такого же «расстройства личности», объяснить свой выбор не могу.

- Говорят, вы называете себя скифом, это так?

- Да, и во время переписи написал – скиф. Я себя так ощущаю. Но это очень длинный разговор, совершенно в другую сторону и не имеет к правам человека никакого отношения. Я этнический скиф. Мне интересна тема, кто мы такие и что такое современный этнос. Насколько это кровь и почва, или это социальный выбор и некий антропологический конструкт… Это серьёзный разговор на долгие часы.

- А ещё, говорят, вы пишете книжки про драконов...

- Нет, я участвовал в переводе трактата Яна Словика о драконах на русский язык. Главным переводчиком выступал Константин Георгиев, а поскольку там было много терминов, связанных с физикой и психологией (а я по второму образованию психолог), то нужны были специалисты, которые хорошо понимают, что это такое.

- «Юноше, решающему делать жизнь с кого…» и желающему стать правозащитником, что посоветуете? С чего начать?

- У нас есть такая листовка под называнием «Почему не стоит заниматься правами человека?». Я бы предложил начать с того, чтобы осознать, что там написано. Сложность, противоречивость, трудность этого пути. И затем, если не отступил, то найти какие-то организации, в которых можно этому учиться. Это только кажется, что защищать права человека - это простая любительская работа. Это ведь не просто активистом стоять и что-то орать на площади. Это профессиональная работа. Я много лет этому учился и не могу сказать, что уже всему научился.

Для меня правозащитник - это человек, который выбрал путь изменения мира. Но для этого то, что происходит в этом мире, должно активно не нравиться. Мне, например, не нравится, что происходит сейчас в Сирии, в Стамбуле, в Чечне... Должны быть неравнодушие к тому, что происходит, желание это изменить и вера в то, что это возможно.

- А ещё?

- Ещё нужно читать хорошие художественные книжки. Про мужество, дружбу, честь, солидарность, способность идти во имя мечты на преодоление какой-то опасности. И обязательно посмотреть два фильма: «Тот самый Мюнхгаузен» и «Убить дракона».

Справка

Андрей Юрьевич Юров - известный международный правозащитник, философ, соавтор концепции «гуманитарного антифашизма/Human Integrity».

Почётный президент международного Молодёжного правозащитного движения (МПД);

глава Международной наблюдательной миссии,

член Наблюдательного совета Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси;

директор по стратегическому развитию Московской Хельсинкской Группы,

эксперт Совета Европы,

член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека (омбудсмене) РФ,

член совета Международной гражданской инициативы для ОБСЕ,

член Наблюдательного комитета Международной сети Eurasia — IDEA.

Лиля Вовк

Источник: komikz.ru

Прикрепленные файлы: