Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Суд оправдал воронежского пацифиста

15.11.2014

10 ноября, судья Кантемировского районного суда Воронежской области Грибченко полностью оправдал Евгения Плахутина - призывника, который активно добивается замены военной службы на альтернативную гражданскую.

Евгений Плахутин еще в 2013 году подал заявление о замене военной службы на альтернативную гражданскую, однако призывная комиссия настойчиво отказывала молодому человеку в связи с пропуском сроков подачи заявления. В результате военкомат в ноябре 2013 года передал дело в следственные органы, которые начали уголовное преследование пацифиста и 12 августа 2014 года дело было передано в суд по статье 328 УК РФ (уклонение от прохождения военной службы).

Уклонение, по мнению прокурора, призывник совершил «путем несвоевременной подачи заявления о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой». Кроме того, следователь Кантемировского МСО СУ СК России по Воронежской области М. В. Доля решил, что и сам факт обжалования в суде решений призывной комиссии является преступлением, о чем неоднократно упоминал в документах дела.

По итогам судебного разбирательства, длившегося 4 месяца, прокурор Кантемировского района попросил признать Плахутина виновным в уклонении от военной службы и назначить наказание в виде штрафа в размере 120 тысяч рублей.

В свою очередь молодой человек себя виновным не признал и попросил полностью оправдать его, подчеркнув, что все такая ситуация возникла исключительно в связи с незаконными действиями военного комиссариата.

Также и правозащитники говорили о незаконности дела: "Солдатские матери Санкт-Петербурга" и Дом Прав Человека - Воронеж оказывали Евгению юридическую и информационную поддержку. После обращения в Аппарат Уполномоченного по правам человека в Воронежской области, Уполномоченный также дал оценку делу, сказав что призывная комиссия, военкомат и следствие грубо нарушают права Плахутина.

В соответствии с федеральным законодательством об альтернативной гражданской службе лиц, реализующих право на сознательный отказ от военной службы сначала должны направить на призывную комиссию и лишь после проводить медицинское освидетельствование. Однако, призывная комиссия в нарушение закона требовала от Плахутина сначала определить категорию годности, а потом намеревалась рассмотреть вопрос о замене военной службы на альтернативную. Кроме того, после обращения в суд на решение призывной комиссии, действие ее решений приостанавливаются до вынесения решения суда и его вступления в законную силу. Однако, чиновники и следствие несмотря на это решили, что призывник нарушает закон и "уклоняется".

Выслушав доводы сторон, оценив действия призывной комиссии и следствия суд пришел к выводу о невиновности Плахутина.
Такое решение суда полностью удовлетворило правозащитников, которые нашли его объективным.

Действия граждан, реализующих свое конституционное право на альтернативную гражданскую службу, не могут расцениваться как уклонение без уважительной причины от военной службы. Выбор между альтернативной службой и военной – это право человека на свободу убеждений и за его реализацию человека не должны подвергать уголовному преследованию. Об этом еще в 1996 году в своем определении говорил Конституционный Суд России.

Я очень рад такому решению и теперь частично верю в то, что правосудие в России возможно. В приговоре суд указал, что призывная комиссия нарушила процедуру рассмотрения моего заявления и не обратила внимания на мои доводы и в то же время, что доводов обвинения было недостаточно. Бремя доказывания вины лежало на прокуратуре, но она фактически не предоставила доказательств, и судья трактовал это в мою пользу – прокомментировал судебное решение Евгений Плахутин. – Кроме того, я по-прежнему намерен добиваться своего конституционного права на альтернативную службу.