Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Когда ласточка покидает гнездо

14.05.2015


В четверг, 14 мая, в Киеве начинаются памятные мероприятия, посвященные жертвам депортации крымских татар 1944 года. С четверга по 18 мая – День памяти жертв депортации – гражданские активисты намерены раздавать новый символ этой трагедии – ласточку, пролетающую над полуостровом. Информация о символе сейчас активно распространяется в социальных сетях. Идея его создания принадлежит журналистке, главному редактору интернет-издания "Украинская правда" Севгиль Мусаевой-Боровик и ее младшей сестре.

Севгиль Мусаева-Боровик – из семьи крымских татар, которая была выслана в Сибирь, а после перебралась в Узбекистан. Севгиль активно участвует в жизни крымско-татарской общины. В Киев она переехала из Керчи, но не после аннексии Крыма Россией, как многие крымчане, а еще 10 лет назад, поступив в университет. Родители сестер остались в Крыму, и Севгиль Мусаева-Боровик следит за жизнью полуострова не только в силу профессии.

В Симферополе российские власти отказали Меджлису крымско-татарского народа в согласовании траурных акций в День памяти жертв депортации. Вице-премьер нынешенго крымского правительства Руслан Бальбек заявлял, что якобы лидеры Меджлиса готовят провокации в День памяти жертв депортации: "К нам поступает достоверная информация о готовящихся провокациях на всей территории Крыма. Главная цель – дестабилизация ситуации в республике накануне Дня траура 18 мая. Провокаторам поставлена задача посеять межнациональную рознь и недоверие среди крымчан", – сказал Бальбек.

Власти Крыма заявляют, что раньше лидеры Меджлиса устраивали "политическое шоу", и призывают "не политизировать". Крымские татары возмущены "новым форматом", который "продвигают" российские власти полуострова. Впервые крымским татарам запретили собираться на траурный митинг в Симферополе в прошлом году новые крымские власти. Многотысячный митинг все же провели в Ак-Мечети.

Севгиль Мусаева-Боровик напомнила о прошлогодних событиях, объяснила, почему именно ласточку она видит символом депортации крымских татар и вспомнила, как ее семья переживала эту трагедию:

– Все это время у нас не было символа депортации 1944 года. В этом году у нас с сестрой появилась идея его создать. Популяризованный символ привлечет внимание международной общественности к нынешним проблемам на полуострове Крым. Мы долго обсуждали, какой же это может быть символ, рассматривались разные варианты: был и вагон, потому что крымские татары вывозились в вагонах, были предложения сделать символом засохшее дерево, вырванное с корнями, потому что процесс депортации был болезненным для народа и ему приходилось заново начинать свою жизнь в Узбекистане, в Сибири. Но потом мы решили, что лучше будет показать символ надежды, возрождения, показать, что все будет хорошо. Ведь сейчас ситуация тоже очень сложная. И мы вспомнили: в свое время, когда мы были детьми, мы поселились в Крыму после возвращения из Узбекистана, а через несколько лет ласточки свили гнездо и там жили, пока мы не переехали в новый дом, который родители строили семь лет. Годы прошли с ожиданием этих ласточек.

Это очень сильный символ весны, а еще того, что ласточки всегда возвращаются в родные гнезда. Если ласточка не возвращается в родное гнездо, это очень плохо для хозяина, для его дома. Это народная примета: дома запустевают. В украинских селах очень беспокоятся по этому поводу и чтят ласточек, которые каждый год прилетают: это символ возрождения жизни. Думаю, сейчас очень важно дать людям такую надежду. Есть переселенцы с территории Крыма, есть люди, которые там живут, но их преследуют, поэтому мы решили сделать контур Крыма красным. Полуостров подает сигнал SOS всему цивилизованному миру: это территория, где нарушаются права человека, где нет свободы слова, где за свою позицию человек может попасть в СИЗО.

– Эта идея принадлежит вам с сестрой, ваша сестра-художник воплотила ее; вы задумывали его как народный символ, который будет распространяться по "сарафанному радио"? Или вы собираетесь закрепить его на официальном уровне?

– У меня не было пока идеи регистрации этого как национального символа, но уже очень многие поддержали этот символ, в том числе и общественные организации, и мы будем раздавать значки 18 мая на митинге в Киеве, и надеемся, что этот символ используют в своей стилистике и украинские телеканалы, и средства массовой информации.

– Вы же переехали в Киев из Крыма до аннексии?

– Я поступила просто в Киевский национальный университет, на факультет журналистики, и с тех пор живу в Киеве. Родители у меня сейчас продолжают жить в Крыму.

– Как им сейчас живется?

– Я была там последний раз в июле и могу сказать, что есть некоторые сложности и бытового характера, и, конечно, морального. Существует давление, запугивание, и люди боятся за свою безопасность, потому что с обыском могут прийти к любому, любому крымскому татарину. Это не преувеличение: ведь не только к активистам приходят, приходят и к обычным, рядовым людям, просто проводят обыски. Было уже так неоднократно. Есть еще "дело 26 февраля" у здания Верховного совета Крыма, появились новые политические заключенные, в том числе и один из членов Меджлиса. Возможно, если бы не было этих событий, символ не так был бы нужен, а задача этой акции и этого символа в том, чтобы почтить память жертв депортации и поддержать людей, которые сейчас находятся в Крыму, привлечь внимание к их проблемам. Там достаточно тяжело тем, кто не поддерживает действия властей Крыма.

​– У вас там родители, и вы по работе следите за тем, что происходит в Крыму. Телеканал АТР закрыли, известно о рейдерских захватах, обыски и преследование крымских татар. Как в Крыму рядовые граждане реагируют на это, знают ли про это?

– Конечно, очень сложно сказать о единой позиции у жителей Крыма, тем более ее и не было изначально. Есть сторонники России, есть люди, у которых просто нет позиции по этому вопросу. Есть проукраински настроенные люди: они переживают, хотят продолжать свое обучение, например, на украинском языке, посещать крымско-татарские курсы, к примеру, со всем этим есть определенные сложности. В целом, чувствуется разочарование в некотором плане даже у сторонников  "русского мира": они надеялись на какое-то улучшение условий, на повышение пенсий. Пенсии выросли, но при этом очень сильно выросли цены на продукты, если даже сравнивать их с киевскими. Вместе с тем инфраструктурных проектов обещанных нет, статус того же Керченского моста непонятен. Много нареканий в последнее время я слышу после зимы по состоянию дорог. Есть проблемы с курортным сезоном в Крыму. Потому что обычно уже в майские праздники первая волна туристов всегда была до прошлогодних событий, но вот сейчас туристов мало. Об этом свидетельствуют фотографии пустых пляжей. Мои знакомые, которые работают в туристической сфере, тоже говорят о том, что поток туристов значительно уменьшился. Очень много туристов до прошлого года приезжало с материковой Украины.

– Что 18 мая вы ждете в Крыму? Раньше были многочисленные траурные мероприятия. Сейчас Аксенов призывает "не политизировать" памятные акции.

– Междлис еще 5 мая подал заявку о проведении траурного митинга на центральной площади города Симферополя. Но, к сожалению, как и в прошлом году, местная власть отказала крымским татарам в проведении памятных мероприятий. И поэтому, скорее всего, как и в прошлом году, все траурные мероприятия будут проходить в местах компактного проживания крымских татар. Поселок называется Ак-Мечеть. В прошлом году после запрета люди собрались и приехали из многих городов Крыма, не только из столицы, мои родители, к примеру, ехали на эту акцию из Керчи. Тоже было сложно: когда начался митинг, над людьми кружили вертолеты. Эта акция никогда не была политической, эта акция очень памятный день для крымских татар, тогда очень правильно говорили: фактически крымским татарам запретили почтить память своих родителей, бабушек и дедушек, которые погибли в условиях депортации. Им в буквальном смысле запретили плакать.

И это не преувеличение нисколько, сколько я себя помню, если и были какие-то лозунги, но это лозунги возвращения топонимики Крыма, там не было представительства крымских татар во власти. Были законные требования людей, которые вернулись на родную землю и проходят процесс репатриации, просят власть прислушаться к их мнению. Все-таки главной целью этой акции было привлечение внимания к этому дню и объединение крымских татар. У крымских татар очень сильно чувство родной земли, это объединяет людей, которые пережили условия депортации, жили и общались, сумели сохранить свою культуру, язык на чужой земле, а сейчас пытаются все это восстановить на своей. И эта акция имела большое значение, так же как и телеканал АТР. Последний год телеканал не занимал ни в коем случае никакую проукраинскую позицию, это был канал, который направлен на освещение культурных мероприятий, просвещение, он был на крымско-татарском языке и был действительно таким объединяющим фактором для крымских татар. Поэтому закрытие такого канала – это тоже травма для людей, которые вернулись 25 лет назад и пытаются как-то восстанавливать свою культуру, свою самобытность на родной земле.

​– Вы сейчас тоже ждете сильного давления и задержаний 18-го числа?

– Я не знаю, будут ли задержания, как в России во время митингов, надеюсь, что здесь до такого абсурда не дойдет. За что задерживать? Это не какие-то призывы к власти, просто памятный митинг. Но если крымские власти задерживают людей по "делу 26 февраля", когда еще не было факта аннексии Крыма, факта присоединения крымского полуострова к России (подписан акт был 18 марта, а они судят людей по митингу возле Верховного совета 26 февраля), когда они приходят с обысками к рядовым гражданам, когда у Меджлиса забирают здание, в котором он находился уже больше 20 лет, – ожидать от российских властей можно чего угодно, они непредсказуемо себя ведут.

– Как вашей семье удалось пережить эту трагедию?

– Если говорить о семье моей матери, моей бабушке было 18 лет, когда она с семьей пережила депортацию, у них было 7 детей, они были высланы в Сибирь, а потом уже переехали в Узбекистан. Отец этой семьи погиб раньше, еще до войны. Бабушка рассказывала, насколько было сложно там адаптироваться в новых условиях, нужно было жить в домах без окон, без дверей, и крымские татары еще десять лет жили в условиях комендантского времени, когда их появление на улицах было ограничено временными рамками. Моя бабушка принимала участие в крымско-татарском национальном движении, писала письма в поддержку освобождения Мустафы Джемилева, когда он объявил голодовку и в течение 300 дней голодал. Что касается семьи моего отца, то они тоже были высланы из своего села в раннем возрасте, где-то в 17–18 лет. И отец семейства, который воевал на фронте в это время, потом искал их в Узбекистане, и им тоже было сложно.

– В России многие рады Крыму и задают вопрос, коротко сформулированный как "неужели им на Украине было лучше?"

– Многие спрашивают, почему крымские татары занимают проукраинскую позицию. Во-первых, есть связка, что Россия – преемница Советского Союза, и за преступления Советского Союза в отношении крымских татар, за депортацию Россия тоже несет ответственность. Во-вторых, что касается Украины, не могу сказать, что было сделано очень много, но в первые годы депортации выделялись участки земли, хоть и не был принят закон о статусе коренного народа Крыма (он был принят только после прошлогодних событий, в апреле 2014 года), но все равно крымская власть не ограничивала права крымских татар, они могли участвовать в выборах, работать, не было политического давления. И украинская власть, особенно демократические кандидаты выигрывали с крымскими татарами на президентских, парламентских выборах, пыталась получить поддержку Меджлиса крымских татар. Почему многие крымские татары сразу восприняли российскую власть в штыки? Во-первых, есть память, во-вторых, фактически с первого дня новых правил начались проблемы, и одни из первых – обыски, запреты на проведение митингов, закрытие телеканала АТР. Все это только вызывает больший негатив.

Оригинал на "Радио Свобода"