Calendar

     

Analytics and Interview

22.01.2015
On 16 January 2015 late in the evening the website of the Ministry of Justice published a statement that the NGO Committee Against Torture had been added to the register of non-profit organizations designated as ‘foreign agents’.
22.05.2014
Tanya Lokshina is the Russia program director at Human Rights Watch and Honorary Participant of International Youth Human Rights Movement: As the crisis in Ukraine escalated this spring, the Kremlin’s vicious crackdown on civil society also escalated. Space for independent civic activity in Russia is shrinking dramatically, but international policymakers and the media have been understandably too distracted to do much about it. Since early spring, it seems as though every week brings a new pernicious law or legislative proposal.
28.11.2013
Earlier this year, the correspondent of Youth Human Rights Movement from Germany Jakob Stürmann interviewed Konstantin Baranov, member of the Coordination Council of the International Youth Human Rights Movement. They discussed so called “law against homosexual propaganda” and the overall situation of LGBT in Russia.  

Search on site

CIVIL NEWS

24.05.2016
Oleg Sentsov, Olexander Kolchenko, Hennadiy Afanasiev and Oleksiy Chyrniy have been held in Russian jails for two years already under fabricated charges of ‘terrorism’. We consider it being necessary to express solidarity with those who are persecuted due to their pro-Ukrainian views, civic stand and desire for freedom in Russia-annexed Crimea.
07.02.2015
Helsinki Committee of Armenia has published “Human Rights in Armenia 2014” Annual Report. The report reflects on the Right to Freedom of Speech, Freedom of Peaceful Assembly and Association, Torture, Inhuman or Degrading Treatment, Political Persecutions, Freedom of Conscience and Religion, The Rights of the Child, Protection of Labor Rights.
03.02.2015
«We have a few questions for you,» a border guard told Sinaver Kadyrov, a Crimean Tatar activist, at the Armyansk checkpoint in northern Crimea on Jan. 23. Kadyrov was on his way to Kherson, in southern Ukraine, to fly to Turkey for medical treatment. It was the beginning of an ordeal that ended with a local court expelling him from Crimea, his home of almost 25 years.

Whenever you find yourself on the side of the majority It is time to sit back and reflect.

Mark Twain

OUR BUTTON

Youth Human Rights Movement

Свет во тьме светит: участница МПД о деле Юрия Дмитриева

Дата публикации: 
07.08.2017

В преддверии Дня Памяти 5-го августа мы поговорили с участницей Молодёжного Правозащитного Движения, со-координатором Московской Открытой Школы Прав Человека — Елисаветой Верещагиной, совместно с другими работающей над «Делом Дмитриева» и в данный момент находящейся в путешествии по республике Карелия.

b5db31f5cfb7a335f3a5d62ae99464ef.jpg

Юрий Алексеевич Дмитриев. Фото: Новая газета

Елисавета: 5-го августа 80 лет назад начали приводиться в исполнение приказы о репрессиях, вошедших в историю как «Большой террор». В этот же день 20 лет назад историк-поисковик, ныне председатель карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев вместе с главой Петербургского «Мемориала» Ириной Флиге и правозащитником Вениамином Иофе нашли Сандармох: место расстрела и захоронения нескольких тысяч людей разных национальностей и конфессий.

Каждый год 5-го августа к этому месту съезжаются родственники погибших, делегации из разных регионов и стран. Юрий Дмитриев всегда выступал на Дне Памяти в качестве открывателя этого места. Несмотря на то, что сейчас он находится в СИЗО, на Сандармох приедет его семья, и, я уверена, его незримое присутствие будет ощутимо.

Что касается абсурдной истории ареста Юрия Дмитриева — рекомендую прочитать статью «Дело Хоттабыча», это один из сильнейших текстов года, блестящая журналистская работа, в которой всё изложено исчерпывающе.

На сегодняшний день история у всех на слуху, Дмитриев официально признан политзаключённым, в его защиту выступило множество известных людей — о них я ещё скажу далее. Но поначалу всё было иначе: несколько месяцев тишины, когда казалось, что информация о деле никогда не выйдет за пределы узкого круга историков и правозащитников, и было очень мало надежды.

20632368_256378294879796_1482306551_n.jpg

Дочь Юрия Дмитриева Катерина Клодт и Елисавета Верещагина. Фото: Даниил, внук Ю.Д.

Молодёжное Правозащитное Движение следило за делом Дмитриева буквально с первых дней: об аресте я узнала из паблика ЦОРа (Центр оперативного реагирования по защите правозащитников, созданный друзьями и коллегами). С первых минут не верилось, что человек с таким лицом и такой деятельностью мог попасть под арест «заслуженно». Но кампания в защиту Юрия Алексеевича развивалась не очень быстро.

Московская Международная Киношкола, в течение 10-15 лет постоянно принимавшая участие в экспедициях Юрия Дмитриева (в частности, именно Киношкола совместно с Дмитриевым и его петербургским коллегой Анатолием Разумовым открыли и облагородили поразительное место захоронения — Секирную гору на Соловках). Киношкола взяла на себя первые хлопоты по помощи Юрию Дмитриеву, они нашли адвоката, создали группу в фейсбуке и сайт. Месяц-другой спустя, отслеживая эту историю издалека, мы почувствовали, что пора подключаться и, по возможности, сделать работу вокруг кейса Юрия Дмитриева более системной.

В конце весны, то есть спустя почти полгода после ареста, было чувство, что смотришь, смотришь, смотришь в темноту — и ничего не происходит. Мы пытались разговаривать со СМИ, коллегами, но реакция в основном была вялой. Когда коллеги Юрия Дмитриева решили устроить в Фонтанном доме (Музей Анны Ахматовой, Санкт-Петербург) презентацию свеже-изданных дисков с электронными версиями его книг, я отправилась туда и обнаружила пугающую картину: с одной стороны — зал был полный, но с другой — в этом зале не было ни одного незнакомого лица, ни одного человека «из внешнего мира».

В ту же ночь в поезде по дороге домой я получила сообщение от подруги — девушки не из правозащитной среды, — со ссылкой на ту самую статью Шуры Буртина «Дело Хоттабыча». И дальше словно сорвалась лавина. В течение нескольких дней об истории Юрия Дмитриева узнали сотни тысяч людей, почти каждый, читавший текст, считал своим долгом перепостить его… Казалось, что все усилия и героя, и его близких, и лично автора, и Петербургского и Международного «Мемориала», и «Московской Международной Киношколы», и «Молодёжного Правозащитного Движения» суммировались в этом тексте. Это был просто какой-то подарок с небес!

После интенсивной общественной реакции на статью мы сделали в публичном пространстве две вещи: организовали большую пресс-конференцию с участием членов президентского Совета по правам человека Николая Сванидзе и Сергея Кривенко, а также начали записывать видеообращения от лица знаменитых людей. Первой высказалась лауреат Нобелевской премии Светлана Алексиевич, потом мы обратились к Дмитрию Быкову, чей сын учился в Киношколе и участвовал в раскопках вместе с Юрием Дмитриевым.

Далее удалось связаться с Борисом Гребенщиковым, Андреем Звягинцевым, Людмилой Улицкой, с десятками замечательных людей — директором Сахаровского центра Сергеем Лукашевским, директором Музея Пастернака Ириной Ерисановой… В работе находился проект телепередачи для одного из федеральных каналов — о том, как сложилась судьба живущих в Карелии узников ГУЛАГа, о Сандармохе и Юрии Дмитриеве — но, к сожалению, передачу не пропустили в эфир.

Сейчас суд над Дмитриевым выходит на финишную прямую. Юристы вложились невероятно, проработали дело до мельчайших деталей; без согласования с адвокатом говорить о них я не могу, но, среди прочего, жалоба на незаконный арест была направлена в ЕСПЧ. Международная реакция на дело Дмитриева также весьма заметна.

Мы считаем, что, как бы странно это ни звучало, преследование Юрия Дмитриева и последовавшая за ним волна внимания к теме исторической памяти, к теме репрессий, имеет огромное значение. Важно, что та сложнейшая работа, которой Дмитриев занимался в своём регионе последние 20 лет и о которой никто, кроме узкого круга профессионалов и местных жителей, ничего не знал, сейчас широко обсуждается и привлекает к себе внимание всё большего числа людей. Эта тема была и остаётся невероятно болезненной, непроработанной, сложной, и арест Юрия Дмитриева послужил грустным поводом возобновить открытый разговор о ней.

Что можно сделать?

Люди подключаются разными способами:  

  • подписывают петицию (доступна на разных языках, подписи приобщаются к делу для сведения суда);

  • участвуют в пикетах...

  • ...и онлайн-флешмобах (хэштэг #Дело_Дмитриева);

  • жертвуют деньги, которые остро необходимы семье (переводить их можно на карту представителя Киношколы Даниила Саксонова: 5469 3800 6135 3529, Сбербанк);

  • пишут Юрию Алексеевичу письма (185670, Республика Карелия, г. Петрозаводск, ул. Герцена, д.47 СИЗО-1 Дмитриеву Юрию Алексеевичу, 28.01.1956 г.р.; просьба вкладывать в письмо пустой конверт с заполненным обратным адресом).

До сих пор не хватает людей, которые поддерживали бы информационную линию, в частности, сайт выглядит незаконченным, и было бы здорово, если бы к нам подключился хороший программист, который был бы готов — в качестве волонтёрской помощи — сверстать его красиво и помогать в распространении информации.

В целом же работы по исторической памяти, по защите правозащитников и других людей, преследуемых за свои убеждения и гражданскую деятельность, — непочатый край. Очень мечтается объединить усилия со всеми, кто, как и мы, хотел бы посвятить им кусочек жизни.

Беседовала Дарья Яковлева