Поиск по сайту

«Официально вступила в апреле 2008 года. Для меня МПД в тот момент явилось спасательным жилетом, тем сообществом молодых душой, активных и прогрессивных людей, в котором я нуждалась».
Елизавета Ефимова, Беларусь, 2009

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Мозаика отличий (интервью с Тамарой Натановной Эйдельман)

Дата публикации: 
10.03.2010

Тамара Эйдельман – заслуженный учитель РФ, создатель инновационных авторских пособий по интерактивному преподаванию исторических и общественных дисциплин - 8 марта должна была встретиться с участниками семинара «Мозаика культур» в воронежском Доме прав человека. Но из-за погодных условий не смогла вылететь из Москвы. Однако, она все-таки провела лекцию, посвященную проблемам ксенофобии и нетерпимости - сначала по SKYPE, потом по телефону. После семинара Тамара Эйдельман рассказала Ольге Гуцу (одной из участниц мероприятия, студентке журфака ВГУ) о своих впечатлениях от семинара и организаторов, о важности интерактивного подхода в традиционном образовании, а также поделилась мыслями о современной системе образования в России.

  • Семинар «Мозаика культур» организовало Молодежное Правозащитное Движение (МПД). С чего началось ваше сотрудничество?

    Несколько лет назад с людьми из МПД меня познакомила моя дочь. В Москве они вместе устраивали в музее им. А.Д. Сахарова фестиваль фильмов, связанных с правами человека. Там я и познакомилась с московскими представителями МПД. Мне все они очень понравились и нравятся, прежде всего, своей энергией и очень большим оптимизмом, что большая редкость в наше время, когда занимаешься таким сложным вопросом, как права человека. Я получаю большой заряд бодрости от общения с этими людьми. В Москве, с помощью Евроклио (европейская ассоциация учителей) и МПД, мы провели семинар, в котором принимали участие московские учителя и специалисты. К нам даже приезжал шотландский методист! Благодаря МПД, сюда приехали учителя из Воронежа и Владимира. Несколько раз люди из МПД приглашали меня в Воронеж проводить семинары для учителей. Я очень благодарна им за то, что они меня позвали сюда. Для меня это было полное откровение. Я обнаружила большое количество интересных людей из МПД и совершенно замечательных учителей, которые были готовы слушать меня, активно работать целый день. Для меня каждый приезд приносит не только новые впечатления, но и впрыскивает заряд бодрости.

  • Как вам группа, с которой вам пришлось сегодня работать?

    Мне трудно судить, потому что я ее не видела. Но я думаю, это была очень интересная группа - участники семинара хорошо работали и выдвигали различные интересные идеи. К тому же, эти люди так мужественно перенесли обучение по телефону!

  • Участники сегодняшнего семинара выполняли задания из блока «Конфликты и их разрешение», который был взят из вашего пособия. Часто ли приходится сталкиваться с проблемами ксенофобии в классе? И как должен себя вести преподаватель?

    Все зависит от конкретной ситуации. Если происходит проявление ксенофобии, то здесь учитель может быть жестким. Это не значит, что он должен оскорблять, но, во всяком случае, должен пресечь это. Очень важна ситуация, существующая в классе, атмосфера, само поведение учителя, отношение к ученикам, реакция на окружающий мир. Позицию свою ни в коем случае нельзя скрывать. Она должна быть ясна. Надеюсь, что мое отношение понятно ученикам. И это уже создает некий фон, на котором развиваются наши занятия.

  • Вы редактор учебного пособия «Мозаика культур». Чем оно отличается от других учебников?

    Оно отличается всем. Ничего подобного этому пособию у нас в России нет. Это пособие, во-первых, построено по проблемному признаку, т.е. там нет подробного хронологического рассказа о поликультурности в нашей стране. В «Мозаике» выбраны 8 проблем, которые важны для любого поликультурного общества, в частности, для российского. И они раскрыты на российском предмете. Во-вторых, там нет длинного авторского текста, а есть рабочий лист, который построен на анализе источников - письменных и иллюстративных. И есть задания для самостоятельной работы – написание эссе, ответы на вопросы.

    Несколько лет назад мы провели разговор с одним большим издательством, которое хотело переиздать эту книгу, так как толерантность сейчас востребована. Но потом нам сказали: «Давайте вы сократите текст ваших заданий и напишите страниц на сорок, чем хороша толерантность». Это для нас было невозможно. Просто объяснять, чем хороша толерантность – бессмысленно, бросать слова на ветер. Если это убеждение не приходит в процессе активной деятельности, то это никому не нужно и, наоборот, может возникнуть отторжение. Когда тебя все время поучают, то очень часто возникают негативные эмоции.

  • А в западных странах подобные учебники существуют?

    В нашем пособии использованы многие западные принципы, хотя я не могу сказать, что мы их просто переняли, так как мы много внесли своего. На западе больше таких проблемных учебников, нацеленных на критический анализ, особенно в англо-саксонских странах. Но могу сказать, что представители из «Евроклио» показывали этот учебник за рубежом, и он вызывал потрясение и восхищение своей организацией и проблематикой. Так что нам есть чем гордиться.

  • В «Мозаике культур» можно встретить задания, где ученику предлагается описать эмоциональное состояние человека определенной эпохи и в определенной жизненной ситуации. В чем цель такого похода?

    Это очень трудное задание и не всегда ученики справляются с ним. Оно направленно на эмпатию, на то, чтобы дети учились хоть в какой-то мере чувствовать, сочувствовать, сопереживать другим людям, понимать, что есть люди другой эпохи, другого возраста, другого воспитания, другой национальности, другой религиозной принадлежности; люди, жившие в другом веке или сейчас живущие, но живущие по-другому. Цель такого подхода - попытаться их понять, даже если они не приятны, отталкивают чем-то. Это не значит, что все на свете должны дружить, по крайней мере, если мы понимаем друг друга – это уже первый шаг к мирному сосуществованию. И это можно развивать и на примерах прошлых эпох и на современном материале. Это очень трудное умение – понимать других. Мы часто наделяем людей собственными мыслями и чувствами, и если мы видим, что они не такие как мы - это вызывает отторжение.

  • Недавно префект Юго-Восточного округа Москвы Владимир Зотов заявил, что в России должен быть создан единый учебник по истории для школьников РФ. Не будет ли проблем с продвижением вашего пособия?

    Как это не печально, но я не уверена что есть возможность продвигать наше пособие, потому что весь тираж уже разошелся. Хотя у нас есть электронный вариант, и мы можем допечатывать пособие. Мы сделали несколько попыток, но я не вижу результатов. Вроде интерес к изучению этих проблем большой, но может он слишком новаторский? Учебник нельзя разослать по всем школам. Надо разворачивать огромную работу по подготовке учителей и методистов, а это сложно. Это меня огорчает, но с другой стороны мне бы очень хотелось продвигать этот учебник. Он хороший, красивый интересный. Но мне кажется, важнее те принципы, которые в нем. Важно, чтобы они пробивали себе дорогу. Это происходит, но очень потихоньку. Надеюсь, что через лет пятьдесят что-то и произойдет.

  • Вы председатель межрегиональной общественной организации «Объединение преподавателей истории». Чем занимается эта организация и кто в нее входит?

    Это объединение возникло в 1997 году. Так что, нам больше десяти лет. Входят туда в основном учителя Москвы, но у нас есть члены-корреспонденты из разных городов. При том, что за время наших проектов появилось много людей формально не состоящих в ней. У нас очень много друзей: в Петрозаводске, Хабаровске, Архангельске… Мы несколько лет устраивали конференции, но сейчас, из-за финансовых проблем, прекратили. В течении пяти лет мы устраивали ежегодные конференции, к нам приезжали люди из самых разных краев - из Украины, Прибалтики и из разных городов нашей страны. Сегодня московские учителя группируются вокруг учительского зала Исторической библиотеки. Это уже говорит о том, что они люди неординарные. Они продолжают работать, хотят усовершенствоваться, ходят в библиотеку, ищут нового. И наша главная задача – это профессиональное общение. Не просто потусить вместе, а именно посовещаться с коллегами, потому что учитель-предметник, особенно историк, часто одинок в школе, потому что литераторов, математиков может быть много, а историков в школе обычно несколько. Профессиональное общение ограничено. А здесь люди встречаются, рассказывают о своих наработках. Мы очень любим выезжать на несколько дней за город и два-два с половиной дня проводим мастер-классы друг для друга, обсуждаем профессиональные проблемы. Т.е., это что-то вроде профессионального клуба, но с уклоном на повышение квалификации.

  • Какие задачи стоят перед учителем истории?

    Ох… У преподавателя очень много задач. И самых разнообразных. С одной стороны, общие задачи для учителей - развитие критического мышления, научить детей думать. Этим должен заниматься каждый учитель. Не правильно, если учитель просто сообщает информацию, а дети должны как магнитофон повторить ее. Правильно, когда учитель создает такую ситуацию на уроке, когда ученик размышляет. И другая важная вещь для учителей – социализация, развитие навыков жизни в обществе. Под этим я понимаю, прежде всего, аналитическое мышление и осознание своего места в обществе, ответственности, а с другой стороны - общие представления об историческом процессе, знание важнейших вещей в истории и умение работать с этой информацией, умение отбирать, осмыслять и дальше как-то использовать ее для себя.

  • Что знают об истории сегодняшние школьники?

    Не очень много. Но, если честно, когда я начинала работать в школе (20 лет назад), то ученики тоже знали немного. Может быть, больше интересовались XIX веком. Вообще нет задачи сообщить все. Естественно, есть вещи, которых не знать - безнравственно. Нельзя допустить, чтобы дети вышли из школы, не зная о Гулаге или не зная о фашизме. Но, с другой стороны, наша задача - не вбить факты в головы детей, а дать им общие представления, навыки, с помощью которых они сами смогут что-нибудь добывать для себя.

  • Какой нужен подход к ученику?

    Каждому человеку нужен свой подход. Давно известно, что люди усваивают максимально не то, что они пассивно слушают, а то, что они при этом прочитывают, а еще лучше, если они над этой информацией трудятся, анализируют ее, как-то ею пользуются. Вот старый способ – учитель сказал, а ученик пересказал. Он дает результаты на короткое время, к следующему уроку он может запомнить это, но если все строится только на этом, то в целом это уйдет и останутся ощущения, что то, что ты выслушал очень далеко от тебя. Если же с этой информацией работали (анализировали источники, получали из них информацию, сведения из учебников применяли для работы с источником, делали собственный проект, соотносили как-то с современностью), то это усваивается лучше. Пусть детали забудутся, какие-то даты и имена, но общее ощущение нужности истории останется, и остальное будет восприниматься лучше.

  • А как вы относитесь к ЕГЭ?

    К ЕГЭ отношусь положительно по многим причинам. Я вижу здесь пусть слабый, но шаг борьбы с коррупцией. То, что происходит в высших учебных заведениях - это одно из грустнейших проявлений коррупции в нашей стране. Коррупция при ЕГЭ тоже есть, но она не настолько возмутительна, как в высших учебных заведениях. Хотя бы потому, что здесь разведены: те, кто учили детей, те кто принимали экзамены, те кто проверяет экзамены и те кто принимает в ВУЗы. Когда все в руках одного университета – это залог для злоупотребления. К тому же, СМИ создали ужасающий образ ЕГЭ, на мой взгляд, не совсем соответствующий действительности: описывается, как это тяжело для детей, как это ужасно и т.д. Можно подумать, что устные вступительные экзамены для детей легче! На ЕГЭ выпускники сдают один экзамен - выпускной, он же вступительный. Так же как это происходит практически во всех развитых странах. Нигде уже нет отдельных вступительных и отдельных выпускных. Письменный экзамен легче устного. Потому что можно сосредоточиться, обдумать. Когда ребенок сдает устный экзамен, то он находится в руках двух взрослых людей. Это никак не подконтрольно.

    Теперь, что касается ЕГЭ по истории и обществознанию. Существует миф, порожденный журналистами, что тесты мешают развивать мышление, что они - только зубрежка. Но факты тестируются только в части А, частично - в части B. Причем, это достаточно ограниченное число фактов. А часть В и особенно часть С нацелены на работу с источниками, на получение информации и на выявление мнения автора - собственно на то, на что работают наши проекты. Я понимаю тех учителей, которые выступают против ЕГЭ. Они не приучены. В течении многих лет учителя истории работали на вступительные экзамены, которые основывались на зубрежке. И отсюда этот вариант – учитель рассказывает, ученик просто запоминает. Я считаю, что я работала на ЕГЭ еще до того, как он возник. В ЕГЭ много недоделок: нечеткие вопросы, проблемы с организацией. Это должно исправляться, критиковаться, но критика этих недоделок не должна закрывать то, что по сути это шаг вперед для нас.

  • Дмитрий Медведев и Андрей Фурсенко неоднократно заявляли, что пятибалльная система в школе – не удобна. Возможно, что в Кремле уже обсуждают идею реформирования системы оценок. Вы готовы ставить десятки вместо пятерок?

    Мне не очень нравится пятибалльная система. Действительно, она не очень удобна. Но все к ней уже привыкли и, честно, не вижу необходимости тратить на это усилия. Думаю, что эта идея умрет, так и не родившись. Хотя, я могу и по десятибалльной системе поставить, и по 100-бальной. Это достаточно условная шкала, но мне привычней ставить оценки по пятибалльной.

  • А какую бы вы оценку поставили российской системе образования?

    Сложный вопрос. Я не могу поставить одну оценку, потому что своей школе я бы поставила пятерку. Но я знаю, что есть школы другого уровня. Начинают говорить, что наше образование лучше всех или хуже. Но тут вопрос в том, что сравнивать. У нашего образования есть плюс, если говорить об истории. Наше образование стремится дать много знаний, но это же и минус, потому что знания у нас оказываются мертвым грузом, который не дает развивать умения, что необходимо в современном мире. Поэтому я ставлю четверку с минусом.

  • По версии журнала «Русский репортер» вы входите в список «80-и самых авторитетных людей России». Что вы думаете по этому поводу?

    Это приятно, но я стесняюсь. Мне, очень лестно, хотя мне кажется, что есть множество учителей, которые оказали не меньше влияния, чем я и даже больше. Но почему-то они не попали под прицел СМИ.

  • А у вас есть авторитет?

    Есть, конечно. Это люди, среди которых я работаю. Например, моя коллега-литератор. С нее я беру пример. А если говорить о книжных авторитетах, то это Януш Корчак.