Поиск по сайту

Если правила сочиняет чиновник, он обязательно предусмотрит для себя исключения.

Георгий Александров

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Попытка рейдерского захвата офиса движения "За Права Человека"

Дата публикации: 
10.04.2008

Этой ночью, в 23:30, в офис движения "За Права Человека" Льва Пономарёва ворвались рейдеры. Сняв дверь, они вторглись через запасной выход из соседнего подъезда и заняли второй этаж. Налётчики заблокировали лестницу принесённой железной кровлей, мешками с цементом, железобетонными плитами и рельсами.

Никаких документов на право собственности новые "хозяева" офиса не показывали, но, несмотря на это, милиция не вмешивалась в происходящее. Хотя была уже глубокая ночь, около 20 активистов различных общественных и политических организаций собрались, чтобы остановить беззаконие.

Сурен Едигаров из ОГФ забрался по водосточной трубе на второй этаж и, преодолевая сопротивление рейдеров, начал разбирать созданный бандитами завал на лестнице. "Они должны знать, что с нами так нельзя!" - так он прокомментировал свои действия.

Захватчики предпочли удалиться. Завал между первым и вторым этажами разобрали. Оставшимся мусором заблокировали запасной выход, чтобы не дать рейдерам повторить штурм.

Сегодня портал HRO.org обратился к главе ЗПЧ Льву Александровичу Пономареву за комментариями о нападении:

– Лев Александрович, что сейчас происходит в офисе?

– Офис работает в штатном режиме. Но у нас надо делать уборку, нам нанесен большой материальный ущерб.

– Не могли бы вы описать предшествующие события?

– Где-то в 11 часов вечера 9 апреля, когда я уже уехал домой, мне позвонили и сказали, что к нам вломились через вторую дверь. У нас две двери – одна находится под наблюдением, на первом этаже дежурный. А проход на второй этаж – через другой подъезд, и эта металлическая дверь была вскрыта с помощью сварки. Через нее прошли в наше второе помещение и завалили проход между первым и вторым этажом тяжелыми блоками. Человек 20 таскали тяжелые блоки, арматуру.

А поскольку проход на второй этаж был через подъезд – другой, не наш подъезд – и там тоже была частная охрана, то получилось так, что мы не можем войти, частная охрана заблокировала там вход. Получилось, что мы не можем попасть в наше второе помещение.

Там во время нападения была наша сотрудница, адвокат Светлана Давыдова, которая фактически стала заложницей. Ей, правда, предложили выйти, но она отказалась, ведь у нас там установлено дорогое оборудование. И там находились какие-то люди, которые, с моей точки зрения, походили на уголовников.

– А что милиция?

– Мы вызвали милицию. Приехало районное отделение милиции, потолкалось и уехало, сказало: разбирайтесь сами. Дело в том, что люди, которые к нам вломились, заявили, будто у них есть документы на покупку этой квартиры. Типичное рейдерство. У нас эта квартира находится в стадии оформления, есть распоряжение префекта, есть распоряжение межведомственной комиссии о передаче ее нам. Но окончательных документов нам почему-то не давали, тянули.

– И как вы оцениваете эту ситуацию?

– Я думаю, что все это согласовано. То есть, где-то в недрах бюрократической машины задержали документы об окончательной передаче нам помещения, хотя решение уже принято в нашу пользу. И одновременно оформили документы на, якобы, продажу этой квартиры, чтобы появились вторые собственники. А собственность здесь очень дорогая, эта квартира стоит около миллиона долларов.

Я уверен, что это рейдерский захват с оформлением квазидокументов, с большой долей вероятности допускаю, что купчая оформлена условно.

– А до инцидента эти люди уже претендовали на данную квартиру?

– Да. Когда они первый раз ко мне пришли, как бы официально, и сказали, что у них есть купчая на эту квартиру, я ответил: "Я даже смотреть не буду, обращайтесь в суд. Это гражданско-правовые отношения. У нас есть документы на это помещение". Они потребовали показать наши документы, но я сказал: " Обращайтесь в суд, в суде мы все выясним. Мы готовы на судебное разбирательство".

Они понимают, что мы вот-вот станем официальными владельцами помещения. Мы и так пользуемся им де-факто уже восемь лет, и власть нам это разрешает. Мы платим коммунальные платежи, сделали архитектурный план. Мы все время состоим в переписке с властью по поводу второго этажа, то есть, второй этаж находится в стадии оформления. Это все легально, мы абсолютно легально его занимаем. Вы же понимаете, если б это было не наше помещение, то нам никто не разрешил бы им пользоваться.

И эти люди, понимая, что они вот-вот дело проиграют, решились на рейдерский захват, договорившись предварительно, как я считаю, с местной милицией.

– А сейчас все захватчики покинули помещение?

– Да. Мы добились того, чтобы приехала городская милиция, но она тоже действовала вяло. Предложила нам всем вместе поехать разобраться в документах. Но я настаивал, чтобы сначала вернули помещение.

Главное, почему мы победили – за нашей спиной было человек тридцать москвичей, которые приехали, как только узнали о происходящем. Люди были возмущены. Они, видя бездействие милиции, сами проникли на второй этаж, залезли через окно с улицы, чтобы помочь нам. Милиция не стала препятствовать нашим действиям по освобождению собственного помещения, не рискнула применять против нас силу. И только благодаря этому мы освободили помещение.

– Каковы ваши дальнейшие действия?

– Мы будем требовать компенсировать нанесенный нам ущерб. Мы, конечно, опасаемся повторных захватов. И мы оформляем юридические документы, требования к милиции, чтобы те люди, которые производили захват помещения, были наказаны, чтобы было возбуждено уголовное дело. Я подал заявление в отделение милиции, будем требовать, чтобы милиция работала тоже в штатном режиме, как сейчас работаем мы.


Интервью Льва Пономарева
Видео и фото