Поиск по сайту

Лучше оправдать десять виновных, чем осудить одного невиновного.

Екатерина II

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Заявление российских НПО: требуем прекратить кампанию запугивания

Дата публикации: 
21.09.2010

13-16 сентября 2010 г. в Москве и ряде других городов органами прокуратуры была проведена беспрецедентная по масштабу и стремительности кампания массовых внеплановых проверок неправительственных организаций. Представители прокуратуры пришли одновременно в офисы нескольких десятков ведущих российских организаций, занимающихся защитой прав человека и общественных интересов, социально-экономическими вопросами, включая Московскую Хельсинкскую группу, общество "Московский Мемориал", Ассоциацию по защите прав избирателей "Голос", Фонд "Общественный вердикт", Центр развития демократии и прав человека, Центр антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешенл-Россия", Комитет против пыток, Центр социально-трудовых прав, Агентство социальной информации, Институт экономики города и др. В списке подлежащих проверке организаций было около 40 НКО.

Проверки проходили в авральном режиме, с нарушениями законодательства. В некоторых случаях представители прокуратуры приходили в сопровождении милиции, маскировались под курьеров, не разрешали открывавшим дверь сотрудникам пройти вперед и сообщить руководству о визите. Цели проверок они толком объяснить не могли, письмо с обоснованием проверки присылали факсом только после настоятельных требований проверяемых. При этом из факсов следовало только, что проверка проводилась по поручению Генеральной прокуратуры, прокуратуры г. Москвы или прокуратуры Центрального административного округа г. Москвы на предмет "соответствия деятельности организации законодательству о некоммерческих организациях". Проверяющие требовали предоставить огромное количество откопированных и заверенных документов в нереально короткие сроки, включая не только уставные и регистрационные, но и протоколы собраний, бухгалтерские, налоговые и отчетные документы и т.д. В некоторых случаях времени было дано до утра, в других - документы требовали предоставить прямо на месте.

Форма проверки напоминала выемку документов в связи с подозрением в правонарушении или преступлении и никак не соответствовала заявленному основанию о "проверке выполнения законодательства". При этом проверяющие ссылались на указание начальства о чрезвычайно срочном характере акции, "особом контроле", строгих приказах руководства, об ожидающем их наказании, если они не доставят документы начальству в срок, и говорили, что сами не понимают, что произошло. Некоторые проверяющие сообщали, что "должны найти какое-нибудь нарушение".

Можно только гадать об истинных целях этой беспрецедентной кампании проверок. Официальное обоснование не выдерживает никакой критики - обычные проверки выполнения НКО законодательства не проводятся в авральном режиме одномоментно в десятках организаций. В целом, организованные действия прокуратуры производят впечатление операции устрашения - даже если это и не было их целью.

По законодательству об НКО уполномоченным контролирующим органом является Министерство юстиции. Нормами закона "О некоммерческих организациях" установлены процедуры и правила проверок, проводимых Министерством юстиции. В частности, Минюст обязан предупредить о проверке за несколько дней, предоставить перечень конкретных требуемых документов за определенный период времени, срок проверки ограничен и т.д. Подобные нормы, регламентирующие правила проведения проверок органами прокуратуры, в законодательстве отсутствуют. Запросы, предоставленные прокуратурой в ходе проверок, не содержали конкретного перечня запрашиваемых документов, разъяснения права на обжалование подобных действий, не указывали, за какой период деятельности проводится проверка. Проверки прокуратуры явно дублировали контрольные функции Министерства юстиции и Федеральной налоговой службы.

Федеральный закон о прокуратуре и его статья 22, на которую прокуроры ссылались в своих запросах, дает право осуществлять проверки только при наличии конкретной информации о нарушении законности. Между тем, ни о каких нарушениях в предоставленных прокуратурой запросах речи не идет. Трудно представить себе, что внезапно, в один день, около 40 ведущих организаций были заподозрены в нарушении закона. Очевидно, что органы прокуратуры нарушили конституционное право на свободу объединения, законодательство о некоммерческих организациях и о защите прав юридических лиц при осуществлении государственного контроля.

Таких кампаний не случалось за двадцать лет существования неправительственных организаций в демократической России. Подобная практика в отношениях государства и гражданского общества совершенно недопустима. Мы возмущены этой беспрецедентной кампанией давления на неправительственные организации и требуем разъяснений относительно причин и обоснованности этих проверок от руководства Генеральной прокуратуры и прокуратуры г. Москвы. Мы настаиваем на соблюдении прав неправительственных организаций в соответствии с законодательством России и нормами международного права о свободе объединений.

* Московская Хельсинкская группа
* Центр развития демократии и прав человека
* Ассоциация по защите прав избирателей "Голос"
* Фонд "Общественный вердикт"
* Общество "Московский Мемориал"
* Центр антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешенл-Россия"
* Агентство социальной информации
* Центр социально-трудовых прав
* Региональная общественная организация инвалидов "Перспектива"
* Фонд "Институт экономики города"
* Фонд "Устойчивое развитие"
* Независимый институт социальной политики
* Межрегиональный Комитет против пыток
* Ассоциация АГОРА
* Международное молодежное правозащитное движение
* Правозащитная организация "Гражданский контроль", Санкт-Петербург
* Фонд защиты гласности
* "Открытая альтернатива", Тольятти
* Комитет помощи беженцам и вынужденным переселенцам "Гражданское содействие"

Сбор подписей от российских неправительственных организаций продолжается здесь.