Поиск по сайту

Хотите знать, что такое война? Война – это психоз, порождённый чьим-то неумением прозревать взаимоотношения вещей. Наши взаимоотношения с ближними своими. С экономикой, историей. Но прежде всего – с ничто. Со смертью

Джон Фаулз, «Волхв»

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Алексанян в "больнице" прикован к кровати

18.02.2008

В субботу – на девятый день после госпитализации – к Василию Алексаняну смог пробиться адвокат Геворг Дангян.

Василия Алексаняна лечат под стражей в 60-ой горбольнице: окно небольшой палаты изнутри забрано решеткой, над кроватью расположена камера слежения, рядом с кроватью круглосуточный пост охраны.

– Но этого оказалось мало, его еще прикрепили цепью к кровати, - рассказывает адвокат Елена Львова. – За руку приковывают. Как сказал Алексанян, цепь сняли только перед приходом адвоката.

В палате душа нет, есть общий на этаже. За время пребывания в больнице Алексаняна водили в душ дважды. Когда адвокаты в следующий раз смогут увидеть подзащитного неизвестно, потому что разрешение на каждое свидание нужно получать в СИЗО "Матросская тишина", а первое разрешение там выдали только на девятый день после перевода в больницу. "По сравнению с СИЗО условия ухудшились, - тревожится Елена Львова. - Там мы его хоть видели каждый день".

Представитель Василия Алексаняна в Европейском Суде, Дрю Холинер, о том, во что придется поверить в XXI веке Европейскому Суду: «Мы в ужасе от того, что он постоянно прикован к постели в таких антисанитарных условиях. Сейчас его состояние еще хуже, чем было в изоляторе. Эта больница не является специализированным учреждением для больных СПИДом, как того требовал Европейский Суд, мы также не знаем, является ли его лечение удовлетворительным, поскольку он находится в учреждении, более подходящем для лечения престарелых, нежели больных, страдающих смертельными заболеваниями.

По его словам, он <Алексанян> безнадежно пытался связаться с нами, но ему было отказано в доступе к телефону. Он полностью изолирован. Мы не представляем, когда у нас опять появится возможность увидеть его. Это очень тревожит, так как мы знаем, что на него постоянно оказывается давление с целью заставить его дать ложные показания против бывших коллег. Из-за своей изолированности и при настоящих обстоятельствах он становится крайне уязвимым перед подобными требованиями. Он больной и храбрый человек, но я не знаю, сколько еще он сможет терпеть».