Поиск по сайту

«Я считаю, что Сеть МПД является одним из немногих источников достоверной информации о состоянии прав человека и о правозащитном движении в России и СНГ».
Эдмон Марукян, Армения, 2004

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Сталинисты против журналистов и историков: Джугашвили суд проиграл

17.10.2009

Басманный суд Москвы отклонил иск Евгения Джугашвили о защите чести и достоинства (его деда Иосифа Сталина) к "Новой газете".

Как заявил "Интерфаксу" член правления Международного историко-просветительского и правозащитного общества "Мемориал" Ян Рачинский, принципиально важно то, что судом подтверждена свобода высказываний об исторических фактах и то, что сталинский режим совершал преступления.

Cуд огласил только резулятивную часть решения, мотивы будут обнародованы позднее – сообщает Радио Свобода.

Поводом для обращения в суд стала опубликованная в "Новой газете" статья юриста Анатолия Яблокова "Виновным назначен Берия", в которой говорилось, в частности, о том, что Сталин лично подписывал распоряжения о расстрелах.

Внук Сталина, Евгений Джугашвили, настаивал на опровержении этой информации и выплате ему компенсации в размере десяти миллионов рублей.

Истцов удовлетворили «тройки»

8—9 октября 2009 года, в Басманном районном суде г. Москвы состоялись заседания (уже по существу дела) по гражданскому иску, предъявленному «Новой газете» и нашему автору Анатолию Яблокову о защите чести и достоинства И. Сталина. Истец — внук Сталина — Евгений Яковлевич Джугашвили, родившийся в Урюпинске, а ныне прописанный в Москве персональный пенсионер, — в суде так и не появился. Зато пришли его представители: Л. Жура, Ю. Мухин, С. Стрыгин. Сторону ответчиков представляли: адвокат Г. Резник (защищает интересы «Новой газеты» и третьего лица на стороне ответчиков Международного общества «Мемориал»), А. Яблоков, его адвокат А. Бинецкий, «мемориальцы» Н. Петров и Я. Рачинский, юрист «Новой» и шеф-редактор спецвыпуска «Правда ГУЛАГа».

А еще на эти открытые заседания хотели попасть очень много зрителей. Среди них выделялись большое количество иностранных корреспондентов и агрессивно настроенных старушек-сталинисток. Однако в зал смогли войти только единицы тех и других: помещение слишком маленькое. На это посетовал Генри Резник: неужели в Басманном суде не нашлось более вместительного зала для слушаний дела, вызывающего столь серьезный общественный интерес?

Четверговое заседание началось с объяснений представителей истца.

Г-н Жура подверг сомнению неправомочность сталинских репрессий (а позднее — и законность реабилитаций). По его мнению, сажали и расстреливали при Сталине исключительно за дело — но случались, конечно, и судебные ошибки, как во всех странах мира случаются. Примером справедливого наказания послужило коротко помянутое дело Д.С. Лихачева. Вообще, по мнению представителей истца, все репрессии 30 — 40-х носили «только судебный характер», решение же выносили «тройки», Особое совещание НКВД…

А дальше взял слово г-н Мухин. И никому его не отдавал больше часа. О, какой он был вдохновенный (правда, временами раздражался и то и дело вытирал пот со лба) — все-таки писатель и бывший редактор пламенной и закрытой за экстремизм газеты «Дуэль».

Писатель Мухин зачитал суду фэнтези на тему истории СССР 30 — 40-х годов. Ах, как было бы славно, если б то, что говорил Мухин, было правдой! И поляков в Катыни расстреляли немецко-фашистские оккупанты, а вовсе не советские энкавэдэшники — все документы, которые говорят об обратном, по фантазии писателя Мухина, подложные. И Пакт Молотова — Риббентропа вместе с секретным протоколом был исключительно полезен для СССР и советского народа, а в Польшу Красная армия вошла только для того, чтобы помочь бедным украинцам и белорусам, проживавшим на ее территории, а вовсе не с целью выйти на оговоренную в секретном протоколе линию раздела Польши. А вот плененным Красной армией польским офицерам, оказывается, очень хорошо жилось в советских лагерях, «в домах отдыха расселились». «15 тысячам дармоедов-поляков» по статусу военнопленных делать было ничего не надо, да еще и подсели они на «дармовую селедку с картошкой», вот себе и благоденствовали, пока их не расстреляли — естественно, немцы, а поляки-то ждали от фашистов чуть ли не пива с сосисками…

Ну и вообще, поляки, конечно, плохие — именно они развязали Вторую мировую войну (уже это читали совсем недавно), и есть у них даже в сегодняшней России пятая колонна: «Мемориал», живущий на польские деньги, вкупе с А. Ю. Яблоковым, даже получившим польский крест.
А еще — мы победили не только фашистскую Германию, но и, опять цитирую Мухина, «всю вшивую Европу». Вот так.

Кроме того, г-н Мухин произвел подробный анализ текста Яблокова и пришел к выводу, что своей фразой, фигурирующей в исковом заявлении, «…Сталин и чекисты повязаны большой кровью…», и намеками вокруг нее автор порочит не только честь и достоинство Сталина, но и ни разу не помянутого (да и с чего бы?)… Путина!

Действительно Владимира Владимировича есть от кого защищать, и, казалось, наконец он обрел сильного защитника… Но, увы… Как только речь зашла о том, что не только Горбачев и Ельцин, но и Путин признал Пакт Молотова — Риббентропа аморальным (во время сентябрьского визита в Польшу), Мухин сказал, что неизвестно еще, кто тут аморальный…

«То есть как?» — ужаснулся я. В высказывании Мухина содержались всего два «подлежащих»: Пакт Молотова — Риббентропа и Путин. Следовательно…

…После выступления писателя, как на любом авторском вечере, ему можно было задавать вопросы. По процедуре это должны были делать только ответчики, хотя, уверен, хотели все присутствующие в зале.

Генри Резник не стал анализировать удачи и неудачи писателя-фантаста Мухина, а обратился непосредственно к исковому заявлению Е.Я. Джугашвили и Л.Н. Журы, к которому Мухин мог иметь только косвенное отношение — как вдохновитель.

Вообще говоря, по моему и не только мнению, Генри Маркович камня на камне не оставил от логики и хоть какой-то обоснованности этого иска, своими вопросами загнал представителей истца-внука в угол. Самое внятное, что от г-на Мухина услышал Резник в ответ на свои убийственные аргументы: «Ваш Гитлер». В смысле, раз Резник вслед за Яблоковым, «Новой газетой», «Мемориалом», президентом СССР Горбачевым, первым президентом России Ельциным и всей мировой общественностью утверждает, что поляков в Катыни расстреляли не немцы, а чекисты, то он, конечно, за Гитлера. Резник ему спокойно возразил, что не может быть «за Гитлера» хотя бы потому, что еврей, обрадовав этим самым двух присутствующих в зале старушек-сталинисток, выкрикивавших ему в коридоре короткое слово «жид».

«Господи, как грустна наша Россия!» (Кстати, потом старушки интересовались у Резника, почему же, если он называет — в приватном разговоре у зала суда — Россию бедной, то из нее не уезжает в свою Америку—Израиль. Генри Маркович не обиделся и ответил, что его родина — Россия.)

Потом представители истца пошли еще дальше — казалось бы, уж куда? А вот. Они подвергли сомнению тот факт, что кто-либо в 30 — 40-е годы «был обязан выполнять постановления Сталина и Политбюро». На это и все подобные многочисленные заявления Резник ответил уже в пятницу. Он сказал, что не сможет при всем желании немедленно представить суду все доказательства того факта, что Земля крутится вокруг Солнца, а не наоборот.

Что еще интересного было в четверг?

Отказ суда в ходатайстве Яблокова истребовать у Главной военной прокуратуры уголовное дело № 159 («Катынское дело») и уголовное дело Павла Судоплатова. Истцы также, мягко говоря, не настаивали на привлечении этих дел для рассмотрения своего иска. Мухин даже предположил, что «Катынское дело» нужно «Мемориалу» для того, чтобы продать Польше, а она, в свою очередь, по примеру евреев, получающих с немцев за Холокост, потребует на его основании (значит, примерно знает писатель, что там написано!) миллиарды долларов от России. Представитель третьего лица — историк, «мемориалец» Никита Петров, задавая свои вопросы, поинтересовался у г-на Мухина, не он ли является автором книги о том, что американцы никогда не летали на Луну, а тоже все сфальсифицировали. Судья Лопаткина этот, как и все другие вопросы ответчиков, не сняла, а писатель Мухин не отрицал своего авторства.

Закончилось четверговое заседание объяснением «Новой газеты», которое дал ее юрист Ярослав Кожеуров. В нем были приведены цитаты из современных учебников истории, подтверждающие общеизвестность факта репрессий невиновных, и впервые были упомянуты документы, свидетельствующие, на наш взгляд, о кровожадности Сталина и его практике внесудебных расправ. В частности, подписанные им «За» шифрограммы с мест с просьбой увеличить квоты на расстрел врагов народа (часто со сталинскими исправлениями в сторону увеличения) и досудебные распоряжения Сталина Военной коллегии Верховного суда «За расстрел всех», кто в списке, еще только подлежащих к суду.
В пятницу суд удовлетворил ходатайство ответчиков приобщить эти документы (заверенные копии которых были предоставлены Архивом президента России и Государственным архивом социально-политической истории) к материалам дела.

Истцы тем не менее продолжали все называть фальшивками. Они не услышали и то, что говорил в своем объяснении ответчик Яблоков, который работал следователем Главной военной прокуратуры и занимался «Катынским делом». Он рассказал о настоящей фальсификации, которую осуществили органы в Катыни до приезда туда в 1943 году (после освобождения Смоленска) комиссии Бурденко. Он про Катынь знает все лучше других, потому что сам лично назначал экспертизы по всем «катынским» документам, эксгумации, проводил допросы еще живых в 90-е свидетелей.

Но представителей истца выступление Яблокова ни в чем не убедило. И когда пришел черед их вопросов, они задавали их так, как будто ничего не услышали от непосредственного расследователя «катынского» преступления.

Впрочем, они вообще задавали ответчикам очень странные вопросы, например: был ли Сталин вором, покупал ли английские футбольные клубы, была ли в Конституции СССР должность вождя… Большинство из их вопросов суд снял.

Все шло к тому, что гражданское дело по иску Е.Я. Джугашвили закончится уже в пятницу. Но тут истцы выступили с ходатайством о перерыве до начала следующей недели. Основание — сильно заболевшая нога представителя истца Журы. Судья Лопаткина предложила немного потерпеть (тем более нога — вроде бы не главный орган в судебном разбирательстве), поскольку, по ее мнению, дело может быть закончено в течение часа. Представители истца не согласились.

Ответчики не стали сомневаться в болезни пожилого человека, и суд объявил перерыв до 10.00 вторника 13 октября. Хотя зловещая тень Сталина явно витает где-то недалеко от Басманного суда, ответчики оказались несуеверными.

Источник: портал "Права человека в России"