Поиск по сайту

«Когда узнал об МПД поподробнее, захотелось стать его частью. Приятно осознавать себя элементом сообщества людей, объединенных какой-то общей «искрой», частью содружества сумасшедших, всерьез считающих, что им по силам изменить мир».
Дмитрий Макаров, Россия, 2003

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

"Журналисты, берегите головы!" - Текст Натальи Новожиловой

22.07.2009

Россия сегодня - самая опасная страна для журналистов, - таково заключение международных правозащитных организаций «Reporters without borders» и «Freedom House».

В нашей стране гибнет больше журналистов, чем в зоне боевых действий где-либо в мире. А точнее - за последние 16 лет в России убито 315 журналистов, и только 36 из них погибли в воюющей Чечне, остальные — на «мирной» территории. Это уже по данным мониторинга российских организаций - Фонда защиты гласности и Центра экстремальной журналистики.

Для сравнения: во Франции, Аргентине, Мексике за тот же период не было ни одного убитого журналиста, в Англии, США, Германии - по 1.

Как остановить конвейер смерти? Об этом говорили в московском Доме журналиста на презентации международного доклада «Частичное правосудие: исследование смертей журналистов в России, 1993-2009».

Доклад «Частичное правосудие» издан Международной Федерацией журналистов при поддержке Европейской Ассоциации журналистов и в сотрудничестве с Союзом журналистов России, Центром экстремальной журналистики и Фондом защиты гласности. Представил его эксперт Международной Федерации журналистов Джон Кроуфут.

«Незадолго до гибели эти 315 журналистов опубликовали правду. Они выполняли свою миссию и были настоящими людьми. Мы должны чтить их подвиг и продолжать их работу, чтобы смерть этих мучеников за правду не была напрасной» - сказал президент Международной Федерации журналистов Джим Бумелла. Он предложил подвергать осуждению государства, в которых преследуются журналисты, а также создать специальную наднациональную структуру по расследованию преступлений против журналистов. Д.Бумелла назвал странным то, что половина судебных дел по убийствам журналистов заканчивается оправданием подозреваемых, тогда как в среднем по уголовным делам в России выносится менее 1% оправдательных приговоров.

Экземпляры доклада с приложением индивидуальных приглашений на презентацию посылались в генпрокуратуру, МВД, минюст, ФСБ, администрацию президента РФ... Тем не менее, ни одного представителя от этих государственных органов в Домжуре так и не появилось.Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов не скрывал своего гнева по этому поводу: «Надоело сотрясать воздух! Доклад делался в первую очередь для правоохранительных органов. А ОНИ не пришли. ОНИ считают наши расследования продуктом дебилизма. ОНИ считают, что мы ничего не знаем и умеем только складывать слова. ОНИ складывать слова не умеют, а думают, что всё знают. Уже в день очередного убийства журналиста прокуроры публично заявляют, что убийцы известны и даже задержаны. А что в итоге? — Ноль!».

А.Симонов уверен, что все убийства журналистов, дела по которым не дошли до суда, можно считать политическими. Потому что такова политика государства.
Олег Панфилов, руководитель Центра экстремальной журналистики, тоже полагает, что призывать власти к решению проблемы покушений на убийство и убийства журналистов — бестолковое дело. «Мы смотрим работы убитого коллеги, чтобы понять, были ли мотивы для расправы, - объяснял О.Панфилов. - Если мотивы есть, то почти никогда уголовное дело не доходит до суда. А если и доходит, то суд даже не пытается найти заказчика». В качестве иллюстрации этого утверждения руководителя ЦЭЖ председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов поведал о деле 23-летнего московского журналиста Владимира Сухомлина, создателя двух интернет-сайтов «Чечня.ру» и «Сербия.ру», которого два милиционера и работник охранного предприятия похитили из зала кинотеатра, увезли на окраину столицы и забили до смерти. Суд установил, что киллеры получили за свою «работу» 1200 долларов. Каждый из троих был осужден на длительные сроки за решёткой. Но кто же заплатил убийцам? Этот вопрос суд не задавал...

Похожие истории о недоведённых до конца расследованиях убийств журналистов рассказали мои коллеги из Самары, Петербурга, Саратова, Махачкалы... «Расправа над журналистами стала обыденным явлением, - с безнадегой в голосе констатировал В.Богданов. - Ельцин хотя бы пытался разобраться, объяснить — сейчас никто ничего не объясняет, всё замалчивают. Нет доверия к власти, у которой нет желания найти убийц и тех, кто их нанял. Российская журналистика стала либо экстримом, либо пиаром (что уже не журналистика)».

«Ловить сами себя они не будут», - резонно заметил журналист из «Новой газеты» Сергей Соколов, не понаслышке знакомый с угрозами насилия.

Президент Европейской Ассоциации журналистов Арне Кёльне считает, что как не должны оставаться безнаказанными военные преступники, так и не должны быть неосуждёнными убийцы журналистов. Он привёл в пример Украину, где в законы внесены поправки, ужесточающие наказание за угрозы и нападение на журналистов.

В России группа депутатов Госдумы во главе с Борисом Резником подготовила поправки в закон о СМИ и в УК, ставящие ответственность за покушение на жизнь журналиста в один ряд с подобными деяниями против государственных деятелей, то есть наказание от 20-ти лет до пожизненного заключения. (Между прочим, государственных деятелей за тот же период у нас убито в десятки раз меньше).

«В нашей стране быть журналистом опасно, - резюмировал депутат ГД Б.Резник. - Журналистам разбивают камеры, не допускают в учреждения, на открытые заседания судов, на предприятия... В Уголовном Кодексе есть статья 144 за воспрепятствование деятельности журналиста, по ней наказание до 2-х лет лишения свободы либо штраф до 300 тысяч рублей. Но я не помню ни одного случая, чтобы по этой статье кто-то когда-то понёс уголовную ответственность».

Директор программ Московского бюро ЮНЕСКО Мариус Лукашюнас произнёс прочувствованные слова: «С погибшими журналистами уходит и частичка свободы слова. А право на свободу слова — это ключевое право в ряду условий демократий. Чем меньше свободы слова, тем больше низости и подлости».

Да, свобода слова в нашей стране почти сведена на нет, а вот низости и подлости — хоть отбавляй. Многие наши граждане понимают эту зависимость. Например, саратовцы после попытки убийства журналиста Вадима Рогожина (к счастью, он выжил) вышли на митинг с лозунгом: «Журналисты, берегите свои головы — в них главная угроза коррупции!».


Наталия Новожилова - ЖЖ >>
(Доклад «Частичное правосудие» можно посмотреть на сайте www.ruj.ru)
Опубликовано во владимирской газете «Молва» 21 июля 2009 г.