Поиск по сайту

Если добро имеет причину, оно уже не добро; если оно имеет последствие – награду, оно тоже не добро. Стало быть, добро вне цепи причин и следствий.

Л.Н. Толстой, «Анна Каренина»

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Дидрик Лохман, Директор Московского офиса "Human Rights Watch"

 

1. Какие вызовы, по Вашему мнению, стоят перед правозащитным движением в настоящее время?
а) в мире в целом,

Очевидно, существует много вызовов, с которыми сталкивается правозащитное движение – от пыток до терроризма, от этнической дискриминации до политических свобод. Но при моей нынешней работе в Отделе здоровья и прав человека в Human Rights Watch, я вижу, что проблемы укрепления права на здоровье, еду, надлежащее улучшение санитарных условий и борьба против бедности являются как наиболее критическими, так и требующими наибольших усилий. Из-за экономического кризиса многие люди окажутся в еще большей бедности, инвестиции в систему здравоохранения будут уменьшаться, в то время как они должны увеличиваться для того, чтобы остановить разрушения, причиняемые такими заболеваниями, как СПИД, туберкулез и рак. Правозащитное движение должно играть в большей мере роль элемента, привлекающего общественное внимание, в защите экономических и социальных прав.

б) на постсоветском пространстве,

Что нужно больше, чем что-либо еще в странах бывшего Советского Союза, так это правительства, которые отвечают нуждам и интересам своего народа. Судя по ситуации 20 лет спустя после распада СССР большинство правительств в регионе по-видимому не могли бы заботиться об этом меньше. Коррупция цветет пышным цветом, погоня за личными интересами превосходит какие-либо интересы сообщества, и, во многих случаях, политические свободы снова попраны. Заставлять правительства чувствовать, что они ответственны перед населением и гражданским обществом, возможно, самый большой вызов, с которым сейчас сталкивается правозащитное движение в бывшем Советском Союзе.

в) внутри страны (России).

Вызовы, с которым сталкивается российское правозащитное движение, во многих ситуациях такие же, как по всему бывшему Советскому Союзу. Принятие безответственных решений, погоня местническими интересами, назначение на посты по знакомству — правительство должно оставаться подотчетным. В России, эта ситуация еще более критическая, чем в других странах региона, из-за той роли лидера, которую она играет в регионе.

2. Каким Вы видите правозащитное движение и его развитие в ближайшие 15 лет?
а) идеологически,

Я считаю, что правозащитное движение должно продолжать продвигаться за узкий фокус политических и гражданских прав. Экономические и социальные права часто могут быть более сложными, чем, скажем, пытки – и даже, что очевидно, не находятся на самом острие, как это было раньше — но они затрагивают большее количество людей и часто более фундаментальным образом.

б) в структурном плане (как оно будет оформлено организационно),

НПО непослушны. Они возникают там, где нужно, изменяются в соответствии с изменениями нужд, и, иногда, исчезают, когда в них больше нет необходимости. Это имеет решающее значение, что НПО формируют сети и координируют свои усилия, но я не думаю, что было бы хорошо – или даже возможно – попытаться структурировать их каким-либо особым способом.

в) методологически (какие методы оно будет использовать).

Способы проведения кампаний изменяются каждый день - с новыми инструментами, постоянно становящимися доступными. Кто мог бы предсказать, что Twitter сможет сыграть такую большую роль в Молдове или Иране? Кто мог вообразить возможности докладов “с полей” с помощью мобильных телефонов и других электронных приспособлений?  Я не знаю, что появится еще, но я знаю, что правозащитные группы должны стремиться изо всех сил за новыми технологиями, и, как только они становятся доступными, и тотчас применять их в своей борьбе за лучший мир.

3. Считаете ли Вы, что сейчас можно говорить о смене поколений? Сформировалось ли новое поколение правозащитников?

Это концепция кажется мне искусственной. Смена поколений – это непрерывный процесс. Как только отдельные правозащитники-ветераны отходят от дел, движение теряет ценный опыт. С другой стороны, с приходом молодых людей в движение, оно приобретает новую энергию  и творческий подход, которыми старшее поколение уже не обладает. Очевиден тот факт, что более молодые активисты приносят  с собой понимание чрезвычайной важности новых технологий. Но смена поколений не происходит и не должна происходить в один миг. Нам нужны люди как с большим опытом, так и с новой энергией и идеями.