Поиск по сайту

Календарь

Сначала они пришли за евреями. Я молчал – я не был евреем. Затем они пришли за коммунистами. Я молчал – я не был коммунистом. Затем они пришли за профсоюзными работниками. Я молчал – я не был профсоюзным работником. Затем они пришли за мной. Не осталось никого, кто мог бы мне помочь.
Пастор Мартин Нимеллер, узник одного из нацистских лагерей

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Как Нургалиев Медведева перехитрил, или почему полицейские не будут носить бэйджи

Мой путь в общественный сектор во многом был определен событиями февраля 2006 года, когда меня избили гопники в родном подмосковном городе Троицке. Когда на место прибыли милиционеры, первым делом они потребовали, чтобы я написал заявление о несчастном случае: мол, поскользнулся, упал, сломал нос (и так пять раз, видимо). В итоге я чудом убедил их отвезти меня в травмпункт и забыть про меня, а заявление написал, уже когда вышел из больницы.

Больше всего меня поразило моё полное бесправие при общении с милиционерами - и на улице, и в отделении. Именно это подтолкнуло меня досконально изучить права граждан в таких ситуациях. В итоге я стал соавтором "Краткого пособия по общения с сотрудниками правоохранительных органов" и ряда других материалов по этой теме.

В ходе последующего общения с сотрудниками милиции я заметил, что на их поведение очень сильно влияет фактор анонимности. Как только я убеждал их представиться и предъявить мне удостоверение (ст. 228 Устава ППС), они сразу становились аккуратнее в высказываниях, так как понимали, что моя жалоба может доставить неприятности лично им. Вряд ли это будут большие неприятности, но даже в самом лучшем случае, неприятный разговор с начальством будет обеспечен, а ещё можно схлопотать выговор в личное дело, что, в общем-то, никому не нужно. Таким образом родилась идея бейджей для полицейских, чтобы гражданам сразу было понятно, с кем они разговариваешь и на кого в случае чего писать жалобу.

С этой идей я ношусь уже не первый год, но особенно актуальной она стала в прошлом году, когда в интернете было организовано общественное обсуждение закона "О Полиции". Мы с Димой Макаровым из Молодёжного правозащитного движения провели довольно успешную кампанию "5П: пять поправок для полиции" (police2010.ru). Ключевой поправкой было введение обязательного бейджа для сотрудников полиции. Благодаря активной поддержке блогеров эти поправки вышли в топ на официальном сайте обсуждения. В итоге, я с умилением смотрел на нашего Президента, который бил себя по груди и говорил "требуется введение индивидуального знака сотрудника полиции с указанием фамилии". В итоговом тексте закона эта идея нашла следующее отражение: "ст. 25 п. 4. Сотруднику полиции выдаются служебное удостоверение, специальный жетон с личным номером, нагрудный знак. п. 5 На форменной одежде сотрудника полиции, несущего службу в общественных местах, размещается нагрудный знак, позволяющий идентифицировать сотрудника полиции".

В общем-то, ничего конкретно про этот нагрудный знак не сказано, но ясно, что он должен как-то отличаться от жетона с личным номером. Закон вступил в силу - нагрудных знаков не появилось. Зато появились фотографии новой формы и там виден полноценный бейдж - с фотографией и ФИО.

И вот мы дождались приказа. Вышел он ещё в июле, но его никто не заметил. А согласно этому приказу нагрудный знак - это овал с номером.

Подумаешь, что Президент говорил про "знак с указанием фамилии"; подумаешь, что в законе есть два понятия "жетон с номером" и "нагрудный знак". Нургалиеву виднее - не будет никаких бейджев с ФИО, будут лишь овалы с номерами. Но это пока, мы ведь так просто не отстанем. Для начала заставим их разобраться с "жетоном с номером", ибо закон есть закон - будут носить и жетон и этот овал.

Ну и дальше будем продавливать эту тему, чтобы Нургалиев открыто признал, куда он послал Медведева с его "нагрудным знаком с указанием фамилии".

Иван Ниненко,
Участник МПД

http://echo.msk.ru/blog/nienko/821764-echo/