Поиск по сайту

Календарь

Если добро имеет причину, оно уже не добро; если оно имеет последствие – награду, оно тоже не добро. Стало быть, добро вне цепи причин и следствий.

Л.Н. Толстой, «Анна Каренина»

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Краткий обзор третьего дня судебного заседания по делу Алеся Беляцкого

4 ноября 2011 года в Минске состоялось уже 3-е заседание суда по делу руководителя правозащитного центра «Вясна», вице-президента Международной Федерации прав человека Алеся Беляцкого.

С обзорами предыдущих заседаний можно ознакомиться здесь: http://www.hrwatch-by.org/kratkii-obzor-pervogo-dnya-sudebnogo-zasedaniya-po-delu-alesya-belyatskogo-v-minske-nachalsya-sud-na и здесь: http://www.hrwatch-by.org/kratkii-obzor-vtorogo-dnya-sudebnogo-zasedaniya-po-delu-alesya-belyatskogo. За ходом процесса также можно следить в Твиттере Международной наблюдательной миссии в Беларуси: https://twitter.com/#!/IOMission.

В ходе этого заседания суд изучал письменные материалы дела. По результатам наблюдения Миссия особо отмечает наличие чрезмерных даже по сравнению с предыдущими днями ограничений свободного доступа в суд для желающих попасть на процесс.

Начало судебного заседания
Начало дня уже традиционно ознаменовалось проверкой пришедших на заседание людей на наличие футболок с портретом Алеся. Ольга Саломатова, представитель Хельсинкского фонда по правам человека (Варшава) - организации-участника Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси, описывает процедуру попадания в зал судебных заседаний следующим образом: “Процедура входа в здание суда и в зал заседаний для тех, кто идет на процесс Алеся Беляцкого, отличается от процедуры для тех, кто приходит в суд по другим делам. На входе в здание стоит рамка-металлоискатель, через которую в обязательном  порядке проходит каждый, кто говорит, что идет на процесс Беляцкого, и только в исключительных случаях люди, идущие на другие процессы. Затем сотрудник в штатском переписывает паспортные данные. Параллельно у каждого проверяют все вещи, ощупывают и осматривают сумки и верхнюю одежду, также в 80% случаев люди подвергаются процедуре личного досмотра (милиционер «ощупывает» руками, нет ли чего-либо под одеждой). На входе в зал судебных заседаний нужно снова пройти через металлоискатель, предъявить неизвестным в штатском содержимое сумок, мужчин также дополнительно проверяют ручным металлоискателем. Перед входом в зал нужно представиться, и имя также записывается, либо сверяется с ранее подготовленным списком (если человек уже присутствовал в этот день на процессе и входит снова после перерыва). Какую службу представляют люди в штатском, осуществляющие контроль и досмотр, идентифицировать невозможно, поскольку такую информацию они не предоставляют”.
Перед началом этого заседания также произошел конфликт, после которого людей вообще перестали пускать на процесс. Около 10 утра на входе была задержана Наталья Маньковская (заместитель председателя правозащитного проекта “ГейБеларусь”) в связи с тем, что на ней была майка «Свободу Беляцкому». Девушка требовала пояснить, чем регулируется такой запрет, а также предоставить ей книгу замечаний и предложений. Аргументированного объяснения не последовало и книгу ей не предоставили. Вместо этого  несколько мужчин в штатском силой вывели Наталью из здания суда, объясняя это тем, что она препятствует проходу людей внутрь. По свидетельству самой девушки, ее отвезли в РУВД Московского района, где продержали без объяснений в общей комнате 3 часа. По истечении этого времени Наталья получила устные объяснения от Бегунка Олега Викторовича - появление в суде в майке с портретом Алеся было расценено как митинг.

Изучение письменных материалов
В ходе изучения документов прокурором было зачитано письмо с данными от литовского банка NORD в переводе на русский язык и распечатки выписок польского банка Śląski предоставленные генеральной прокуратурой Польши. Озвученные данные говорят о том, что Беляцкий получал средства от иностранных правозащитных организаций и переводил их беларусским правозащитникам.
Между тем, как уже было отмечено ранее, министр юстиции Литвы Ремигиюс Шимашюс накануне заявил, что переданные литовской стороной сведения о счетах Беляцкого не могут служить доказательством в суде (см.: http://belapan.com/archive/2011/11/03/508027/).

Адвокат выразил свои замечания по поводу качества перевода документов. По-прежнему следствие не определило, какие именно суммы, которые были озвучены, можно считать доходами Беляцкого. Кроме того, снятие Беляцким денег со счетов не свидетельствует о том, что они были его доходом, заявил адвокат.

В ходе изучения второго тома дела были рассмотрены налоговые декларации Беляцкого, копия его трудовой книжки, трудовые договоры. Прокурор перечислил материалы, конфискованные при обыске у Беляцкого: винчестеры, ноутбук, дискеты, DVD-диски, телефон, визитки, документы и деньги в разной валюте, а также конфискованные в офисе “Вясны”: письма, выписки, копии квитанций, авиабилеты. Адвокат возразил против наложения ареста на имущество Беляцкого, т.к. оно находится в совместном пользовании Беляцкого и его жены, а также потребовал выполнения следствием задачи прокуратуры представить имущественное положение Беляцкого, источники получения им денег, цели использования этих денег и уточнения того, перевозил ли Беляцкий деньги через границу, поскольку эта информация является предметом заинтересованности стороны защиты.

Третий, четвертый и пятый тома уголовного дела фактически являются результатом проведения общественной кампании в поддержку Алеся, т.к. они почти полностью состоят из поручительств за правозащитника и отказов следствия их удовлетворить. Прокурор выборочно зачитал одно из ходатайств, подписанное группой в 816 человек.

Следующим этапом стало ознакомление суда с постановлением о задержании правозащитника, находящегося в шестом томе материалов дела. На этом постановлении рукой Беляцкого написано: "С задержанием не согласен, виноватым себя не считаю".

В ходе представления документов были озвучены выдержки из личной переписки правозащитника Владимира Лабковича, в которых обсуждалась позиция коллег Беляцкого в отношении его иностранных счетов, что позиционировалось обвинением, как попытка скрыть истину, запутать следствие и суд. Материалы переписки были приобщены к уголовному делу.

Адвокат обратил внимание суда, что защита ходатайствовала перед следствием об обращении к учреждениям, перечислявшим деньги на счета правозащитника, с просьбой указать цели, на которые перечислялись деньги, однако это ходатайство было проигнорировано. Кроме того, в деле нет санкции на проведение оперативно-розыскной деятельности, в результате которой были найдены 27 тысяч файлов в компьютере и на жестких дисках, принадлежащих Беляцкому, так же, как нет и самого диска с извлеченными файлами.

Адвокат также зачитал свое прежнее ходатайство, суть которого сводится к тому, что следствием не установлена вина подзащитного. В частности, не установлены цели, на которые предназначались деньги со счетов Беляцкого. В связи с этим адвокат просил следователя приостановить дело, но ему было отказано.

После того, как прокурор сообщил, что документы из таможенного комитета о декларациях Беляцкого при пересечении им границы поступят в суд только в следующий четверг, в суде был объявлен перерыв до 10 ноября.


Комментарий Международной наблюдательной миссии:
Директор российского Института прав человека, представитель Международной наблюдательной миссии в Беларуси Валентин Михайлович Гефтер выразил свою крайнюю обеспокоенность по поводу судебного процесса над Алесем Беляцким: “Государство вместо того, чтобы обеспечить условия для правозащитной деятельности, наоборот, открыто препятствует этому. Теперь правозащитникам приходится защищать друг друга, вместо того, чтобы оказывать первоочередную помощь тем, кто в ней действительно нуждается”. Он отметил, что задачей судебного разбирательства очевидно является политически мотивированное уголовное преследование, и оценил сам процесс как необъективный и ангажированный. По мнению Гефтера, результат судебного процесса прогнозировать невозможно, "тем более, что он только в середине". При этом правозащитник надеется если не на оправдательный приговор, то хотя бы на обвинительный без реального лишения свободы.