Поиск по сайту

Только потому, что кто-то не любит тебя так, как тебе хочется, не значит, что он не любит тебя всей душой.

Г. Г. Маркес «Сто лет одиночества»

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Права человека в Женеве: рассказывает Анна Добровольская

Анна Добровольская (член КС МПД) провела почти весь сентябрь в Женеве (Швейцария), участвуя в специальном курсе для активистов и правозащитников по структуре и механизмам работы Организации Объединенных Наций (ООН). Представляем вашему вниманию небольшое интервью с Анной о ее поездке и дальнейших планах МПД в отношении ООН. Вопросы задавал Максим Лобанов, Информационная Служба МПД,

Анна, ты прошла тренинг в Женеве для активистов правозащитного движения. Расскажи, пожалуйста, какая организация проводит этот тренинг, в чем заключается специфика ее работы?

Эти тренинги проводит организация, которая называется «Женева за Права Человека» (“Geneva for Human Rights”). Они работают уже более 20 лет и специализируются на обучении активистов из разных регионов тому, что такое система Организации Объединенных Наций, как работает международная система защиты прав человека. На самом тренинге анализируется, в том числе, что же такое права человека с точки зрения ООН. Есть много подходов к определению прав человека, их различных видов, - и мы пытались разобраться в этих подходах. Основные направления деятельности организации «Женева за Права Человека» – это тренинги, консультирование и помощь различным организациям, желающим сотрудничать с ООН.

Каков был круг участников, как можно попасть на данный тренинг?

«Женева за права человека» приглашает широкий круг людей. У нее есть сеть партнерских организаций, из числа которых организаторы выбирают тех, кому в данный момент необходимо пройти такого рода тренинг. Они находят средства на приезд участников. Помимо активистов из разных стран, у них постоянно есть стажеры, которые учатся в основном в различных европейских университетах, приезжают, чтобы в этой организации поработать, помочь. Эти стажеры приезжают на срок от трех до шести месяцев, и они тоже участвуют в этом курсе. В основном, это люди, которые изучают международные отношения, занимаются какими-либо международными исследованиями.

География участников была очень широкая. Были люди из Латинской Америки, много было участников из Азии и Африки. Наш регион, я имею в виду всю Восточную Европу, представляла только я. Всего в тренинге приняло участие около 30 человек.

Кто проводил тренинг?

Сам тренинг ведет глава организации Адриан Золлер. Он является активистом, экспертом в международной системе прав человека. Он участвовал в создании многих организаций в Женеве, в частности «International Service for Human Rights» - Международной Службы за Права Человека. Все они занимаются приблизительно одним и тем же - специализируются на оказании помощи тем организациям, которые находятся вне Женевы — в том, как взаимодействовать с органами и институтами ООН, как добиваться ее большей эффективности и как сделать так, чтобы голоса НПО были услышаны.

Помимо Адриана, во время тренинга выступали эксперты по отдельным темам - правам ребенка, правам женщин, правам коренных народов, проблемам насильственного исчезновения, внесудебным казням. Еще у нас был отдельный учебный семинар, посвященный правосудию переходного периода (“Transitional Justice”).

Как в целом был выстроен тренинг, какой была взаимосвязь теоретических и практических элементов?

Утром у нас проходили различные тематические занятия, днем можно было понаблюдать за работой сессий Совета, общаться с дипломатами, поговорить о каких-то насущных темах. То есть, можно было наглядно увидеть ООН в действии. На следующее утро мы опять собирались на тренинг, анализировали прошедшую сессию, говорили, к примеру, о том, кто на сессии соврал, как соврал, почему соврал – это была самая забавная часть, без такого детального анализа очень тяжело разобраться в перипетиях дипломатических переговоров и балансе политических интересов.

А как часто проводятся такие тренинги?

Проводятся тренинги каждый раз, когда проходит сессия Совета ООН по правам человека в Женеве (3-4 раза в год). Длятся они примерно 3 недели.

Ты сказала, что семинары проводятся регулярно, несколько раз в год. Каждый семинар имеет свою тематическую направленность или программа тренингов одинакова?

У них есть неизменная часть, связанная с анализом структуры ООН, анализом Совета по правам человека, то есть эта база присутствует каждый раз, а конкретные тематические модули меняются в зависимости от состава группы, а также в зависимости от того, что обсуждается в Совете, потому что перед тем как идти слушать какую-либо тематическую сессию, очень полезно до этого самим разобраться в той теме, которая будет обсуждаться.
Акцент на семинаре, который я посетила, был сделан на правосудии переходного периода, потому что на этой сессии Совета ООН была принята, наконец-то, резолюция по этой теме. Эта тема достаточно сложная и пока не очень хорошо изученная, например, в России.

Она касается, с одной стороны, всех преступлений, которые были совершены в прошлом, а с другой - всех массовых случаев нарушения прав человека, когда ни одна из властей на данной конкретной территории ничего не может сделать. Это связано с военными конфликтами, геноцидом, этническими чистками. Все это входит в круг деятельности Специального Докладчика по правосудию переходного периода, мандат которого был недавно создан. Он будет анализировать, насколько плоха ситуация в разных странах и, соответственно, какие меры могут быть приняты.

Этому был посвящен экспертный семинар: люди из числа участников семинара и ряд экспертов рассказывали о ситуации в их странах, насколько после больших кризисов удалось добиться каких-то серьезных улучшений. Было очень интересно узнать подробности о ситуации с правами человека, например, в Шри-Ланке или Индонезии, где исчезновение людей достигает уровня 50 тысяч человек, и почти ничего нельзя сделать.

В целом, мне стало понятно, что мы очень мало знаем об этих регионах: Юго-Восточной Азии, Африке, Латинской Америке. Во многих областях там очень плохая ситуация с правами человека, и, в то же время, есть большое количество активистов, которым удается придумывать интересные и эффективные механизмы решения проблем.

Ситуация в Беларуси остается тяжелой, несмотря на усилия многих международных организаций. Что именно обсуждалось на тренинге в контексте Беларуси и какие шаги по изменению ситуации были предприняты на сессии Совета?

Существует ряд международных организаций, занимающихся проблемами прав человека в Беларуси. Особо стоит выделить Комитет международного контроля за ситуацией по правам человека в Беларуси. Помимо Комитета существует ряд Женевских организаций, крупных международных НПО (Human Rights Watch, Международная Амнистия, сеть Домов Прав Человека), которые давно уже следят, как ООН работает по Беларуси. На прошлой сессии, в июне, было принято решение подготовить доклад о ситуации в стране (это было поручено офису Верховного Комиссара). А на этой сессии докладчики провели презентацию первой части доклада - свои выводы, наблюдения. После выступления Верховного Комиссара была дана возможность высказаться Беларуси, и другие страны тоже могли взять слово и сказать что-то по этому вопросу. Мы пытались добиться того, чтобы эта ситуация, как минимум, не сходила с повестки дня и чтобы люди знали, что там по-прежнему ничего хорошего не происходит - ситуация продолжает ухудшаться, что нужно постоянное давление, внимание.

На самом деле, есть несколько стран, которые постоянно следят за ситуацией в Беларуси. В первую очередь, это европейские страны и ряд латиноамериканских стран, потому что они ориентируются на продвижение во всем мире свободы выражения мнений. То есть, именно эти страны были инициаторами резолюций по Беларуси и пытались потом добиться того, чтобы это все не заглохло. Наша же задача в основном заключалась в том, чтобы донести последние новости о том, что происходит в Беларуси. Это и дело Алеся Беляцкого, и задержания, и пытки, и ситуация со свободой собраний.

На что акцентировал внимание Верховный Комиссар ООН в своем докладе о ситуации в Беларуси?

Доклад Верховного Комиссара ООН был, конечно, достаточно критический. Он говорил, что много всего плохого происходит, что власти продолжают давить на гражданское общество, что существует смертная казнь, что есть политические заключенные.

Какова была реакция представителей Беларуси на такого рода критику?

Позиция беларусских властей была очень четкая. Беларусь, как и Россия, Куба, Китай и ряд других «замечательных» государств, выступает против страновых резолюций в принципе. Они говорили про то, что все, что происходит на данной сессии – это политизация, двойные стандарты, попытка вмешательства Евросоюза во внутренние дела и свержения власти. Они обсуждали претензии, которые им предъявляли, но говорили, что у них все хорошо. Если у них какие-то массовые протесты проходили, то они их законным образом разгоняли, всех кого посадили, отпустили, а если кого-то не отпустили, так им и надо... То есть, беларусские власти заявляли о том, что у них есть абсолютное право это делать.

Как участники из других стран реагировали на ситуацию с Беларусью?

Для других участников семинара было интересно вообще узнать о Беларуси, потому что мало кто на самом деле знает о Беларуси и происходящих там нарушениях на фоне сложных событий на Ближнем Востоке. Ситуация в Беларуси не настолько плохая, чтобы все об этом знали и говорили, и люди плохо отличают Беларусь от, например, России или Украины, но им очень интересно было узнать, что же происходило в стране, что случилось после выборов, какова позиция гражданских организаций. Мне задавали достаточно много вопросов на эту тему, и я пыталась как можно больше рассказать.

Анна, чем отличаются подобные тренинги от тренингов, которые проводят другие организации?

Мне понравилась «Женева за права человека» тем, что она достаточно открыта. Организаторы пытаются найти индивидуальный подход к каждому участнику. Мне помогали выстроить свою стратегию общения с дипломатами в контексте Беларуси.

Курс длился три недели. Я думаю, вряд ли кто-то еще делает столь длинные курсы. Как правило, курс длится неделю-полторы, когда людей привозят, очень интенсивно учат, показывают им, что такое Совет, они наблюдают и расходятся. У нас же было глубокое погружение. Мы на самом деле могли даже понять, как меняется риторика на сессии Совета изо дня в день. Это было здорово, потому что там произошел ряд знаковых событий, на которые интересно было посмотреть.

Что нового, полезного ты получила на тренинге и как планируешь использовать это в своей деятельности?

Я много чего узнала на семинаре. Думаю, впервые в жизни я до конца разобралась в системе ООН, хотя я ей давно занимаюсь. Сейчас разобрала все это по полочкам, мне стало понятно, насколько можно этим пользоваться, какие у нас есть механизмы и насколько стоит ими пользоваться, потому что большинство людей в правозащитном сообществе настроены достаточно критически - они знают какую-то узкую часть механизмов, а большую часть даже не хотят затрагивать. Я поняла, что мы очень многие вещи не до конца используем. Есть много всего, чего стоит задействовать. Самая главная моя цель, с которой я ехала на тренинг, - это понять и разобраться в системе настолько, чтобы потом иметь возможность учить этому других, потому что у нас есть школа прав человека и гражданских действий. В ней мы, в том числе, приступили к созданию школы гражданской политики, которая будет заключаться в том, чтобы вместе с участниками разбираться, как воздействовать на национальные и межгосударственные институты (ООН, ОБСЕ, Совет Европы). Именно для того, чтобы понять, как строить дальше эту школу, как выстраивать нашу стратегию работы с ООН, я хотела посетить этот тренинг. Он очень в этом мне помог. Также я думаю, этот тренинг особенно поможет развивать наши связи с офисом Верховного Комиссара.

Встретилась ли ты с интересными людьми, установила ли нужные контакты?

Мне удалось встретиться практически со всеми крупнейшими правозащитными организациями, которые находятся в Женеве, удалось установить деловые контакты. Я надеюсь, что это не последняя поездка в Женеву для нашей организации. По крайней мере, когда в следующий раз у нас будет необходимость поехать туда и заняться какой-то отдельной темой во время сессии Совета, я думаю, будет гораздо проще, потому что, скажем так, поле вспахано.

Как тебе видится дальнейшее взаимодействие МПД и «Женева за Права Человека»?

Мы уже договорились, что мы будем проводить совместно с ними семинары в разных странах и уже делали такой семинар в Воронеже в июле. В дальнейшем будем развивать это направление.

Вопросы задавал Максим Лобанов,
Информационная Служба МПД,