Поиск по сайту

Нельзя сделать выбор, за который не придется расплачиваться.
Д.А. Леонтьев

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Дело о "запретном" искусстве: суд предвзят, а свидетели лгут? Репортаж HRO.org

Дата публикации: 
19.09.2009

 В пятницу, 11 сентября 2009 года, в Таганском районном суде Москвы возобновился процесс по делу Юрия Самодурова - бывшего директора Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова и Андрея Ерофеева - бывшего заведующего отделом новейших течений Третьяковской галереи. События развивались драматично. После того, как защита уличила очередного допрашиваемого в лжесвидетельстве, а судья попыталась помочь ему разобраться в затруднительной ситуации и попросила секретаря не записывать в протокол заседания протестующие реплики адвокатов, последние обвинили председательствующую в предвзятости и заявили ей отвод. Под конец дня вовсе едва не дошло до рукоприкладства.

Напомню, что Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев обвиняются по пункту "б" части 2 статьи 282 УК РФ ("Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признаку религиозной принадлежности и с использованием служебного положения") за организацию и проведение в Сахаровском центре в марте 2007 года выставки "Запретное искусство-2006". В конце июля в судебном процессе был объявлен перерыв, теперь же он возобновился допросом новых свидетелей обвинения.

В кулуарах с самого утра было как всегда тесно - свидетели явились с большой группой поддержки, состоявшей преимущественно из женщин преклонного возраста.

"Я преклоняюсь перед Сталиным!" - говорила благообразная бабушка в платочке и с иконой в руках.

"Кощунники! А если бы мы вашу порнографию на вашей Стене Плача нарисовали?!" - эмоционально восклицала другая вслед Юрию Самодурову и Андрею Ерофееву.

Не меньшую агрессию, чем подсудимые, у православных верующих вызывали фоторепортеры. Поспешно закрывая лица от объективов камер, тетеньки в платочках обрушивали на журналистов потоки проклятий и требовали удалить сделанные снимки.

"На кого вы работаете, на американцев или на евреев? Боннэр вам платит?" - вопрошали противники разжигания Самодуровым и Ерофеевым межрелигиозной розни.

Вмешательство корреспондента HRO.org, попытавшейся объяснить, что закон не возбраняет фотографировать общие планы без получения на то разрешения попавших в кадр людей, страсти не только не успокоило, но лишь подлило масла в огонь.

"Мы сейчас в коридоре, а не в зале суда, поэтому законы не имеют никакого значения!" - безапелляционно заявила одна из женщин.

Первой в пятницу дала показания Софья Соколова. По ее собственному признанию, Соколова на выставке не была, однако, якобы видела "подсудные" картины в Интернете. Между тем, как выяснилось в ходе допроса, почти никакие работы с выставки 2006 года она вспомнить не смогла, а описывала преимущественно картины с экспозиции "Осторожно, религия!" 2003 года (на судебном процессе по делу об этой выставке Соколова также присутствовала).

В ответ на уточняющий вопрос адвокатов свидетельница сообщила, будто просматривала работы с выставки "Запретное искусство-2006" на сайте Сахаровского центра. Между тем, по словам Юрия Самодурова, эти работы никогда на сайте музея не публиковались по принципиальным соображениям.

Интересно, что все свидетели, значительную часть которых составляют пожилые люди отнюдь не либеральных взглядов, утверждают, будто видели фотографии экспонатов в Интернете, а о скандальной экспозиции услышали по радио "Эхо Москвы".

Примечательно и то, что текст заявления, с которым Соколова обратилась в прокуратуру и которое, якобы, написала собственноручно, удивительным образом практически дословно совпал с текстом заявлений других свидетелей обвинения. Объяснить это "совершенно случайное" совпадение свидетельница не смогла.

Зато она пояснила мотивы, побудившие ее участвовать в судебном процессе.  "В стране, где высшие государственные лица присутствуют на богослужениях в христианских храмах, таких выставок быть не должно".

После обеденного перерыва в зал был вызван Александр Алисов. Рассказ этого свидетеля мало отличался от рассказов его предшественников: выставку Алисов не посещал, какие-то работы видел в Интернете, точно описать их за давностью времени затрудняется, но хорошо помнит свои чувства, вызванные экспонировавшимися картинами. Они, по повторяющемуся при каждом очередном допросе выражению прокуроров, "унижали человеческое достоинство" и "сеяли чувство ненависти и вражды".

Правда, объектами этой ненависти, вопреки формуле обвинения, как правило, становились не православные христиане, а сами подсудимые. И снова и снова получалось, будто Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева наказывают за то, что они "сеяли вражду и ненависть" к самим себе.
Впрочем, при допросе Александра Алисова это оказалось отнюдь не единственным щекотливым моментом.

По ходатайству адвокатов был оглашен протокол допроса этого свидетеля на предварительном следствии. Из данного документа явствовало, что о выставке Алисов узнал вовсе не из Интернета, как он сказал на заседании, а от православных верующих. Кроме того, в протоколе упоминается название работы, о которой на суде Алисов четко заявил, что не видел ее.

Защита попросила свидетеля объяснить эти противоречия. Тогда Алисов начал "припоминать", что под статьями о выставке в Интернете (сопровождавшимися фотографиями экспонатов), которые он читал, была возможность оставлять комментарии. В них-то свое мнение и выразили верующие, которое Алисов довел до следователя. А подписанный собственноручно протокол допроса на предварительном следствии Алисов, якобы, попросту не читал.

Судья Александрова вмешалась в происходящее и уточнила у Алисова, имел ли он в виду комментарии к интернет-публикациям, когда в качестве источника своей осведомленности о выставке указывал верующих.

Такие действия председательствующей вызвали резкий протест защиты. В ответ Светлана Александрова отдала секретарю судебного заседания распоряжение не заносить протест адвокатов в протокол. Тогда защита заявила отвод судье. 

Как говорилось в совместном заявлении адвокатов Анны СтавицкойКсении Костроминой и Дмитрия Курепина, судья, вопреки праву о возражениях на действия председательствующего, до окончания допроса защитой свидетеля стала задавать ему наводящие вопросы. Это, равно как и команда секретарю не фиксировать происходящее в протокол, по единому мнению защиты, говорит о личной заинтересованности Светланы Александровой в обвинительном приговоре Юрию Самодурову и Андрею Ерофееву.

После очередного перерыва судья огласила свое решение: заявленный адвокатами отвод отклонить как необоснованный.

В конце рабочего дня допросили Татьяну Айрешкевич. Первое, что она сделала, войдя в зал судебных заседаний - схватила лежавший на свидетельской трибунке диктофон Андрея Ерофеева и бросила его в сторону подсудимых и адвокатов. Когда ей разъяснили, что ведение аудиозаписи - законное право не только участников процесса, но и любого присутствующего в зале, Айрешкевич категорически отказалась находиться на предусмотренном для свидетелей месте, а переместилась на максимально возможное расстояние от диктофона - к столу прокуроров.

Показания эта свидетельница давала, заглядывая в некую шпаргалку, а описывая одну из работ, процитировала англоязычную надпись, якобы под ней имевшуюся. Между тем, как легко было удостовериться из материалов дела, никакой надписи в действительности там не было.
Выставку Татьяна Айрешкевич тоже не посещала и тоже увидела экспонаты в Интернете. На каком именно сайте - сказать затруднилась, пояснив, что пользоваться компьютером не умеет и что изображения на экран монитора ей выводили знакомые. Фамилии или хотя бы имена этих знакомых свидетельница, как она призналась, "забыла".

На вопрос Анны Ставицкой, не рассказывали ли ей о выставке и о том, что жаловаться по факту ее проведения нужно в Таганскую межрайонную прокуратуру, в храме Святителя Николая в Пыжах - Татьяна Айрешкевич ответила отрицательно. Она также добавила, что никогда в этом храме не бывала.

Между тем, как выяснилось в ходе предыдущих судебных заседаний, именно в нем радикальная православная организация "Народная защита" (сопредседателем которой является свидетель Владимир Сергеев, выступивший в самом начале судебного процесса) распространяла бланк заявления в прокуратуру. И более того - из допроса Айрешкевич на предварительном следствии известно, что советы, как надо действовать, она получила в этом храме.

Андрей Ерофеев сделал заявление, что запечатлел на фотоаппарат и диктофон, как один из православных активистов - свидетель обвинения Налимов общается с Айрешкевич в коридоре суда. По утверждению подсудимого, в ходе этого общения, Налимов передал Айрешкевич те самые шпаргалки, которыми она воспользовалась во время своего выступления перед судом.

Однако судью Александрову сообщенные Андреем Ерофеевым факты не заинтересовали. Напротив, председательствующая сделала подсудимому замечание за то, что тот выступает тогда, когда суд слово ему не давал.

В свою очередь Татьяна Айрешкевич сказала, что все эти противоречия несущественны, а существенно то, что имело место "кощунство". Обвинения в лжесвидетельстве со стороны подсудимых и защиты она решительно отмела, объяснив нестыковки в собственных показаниях склерозом.

Следующее судебное заседание по делу о выставке "Запретное искусство-2006" начнется 17 сентября в 14 часов.

Автор текста: Вера Васильева
Источник: портал "Права человека в России"

Ранее на эту тему на сайте МПД:
24 июля: Обращение деятелей культуры к Президенту РФ в поддержку организаторов выставки "Запретное искусство - 2006"
2 июля: Юрий Самодуров и Лев Пономарев о деле выставки "Запретное искусство-2006"
30 июня: Устроителям выставки "Запретное искусство-2006" пригрозили Страшным Судом
16 мая: Директору музея им. Сахарова предъявлено уголовное обвинение