Поиск по сайту

Только потому, что кто-то не любит тебя так, как тебе хочется, не значит, что он не любит тебя всей душой.

Г. Г. Маркес «Сто лет одиночества»

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

Хождение по мукам: рассказ от первого лица. Евгения Затока

Дата публикации: 
03.11.2009

Меня в настоящий момент не волнуют интересы той или иной державы, того или иного государства, той или иной группы людей. Я стою на защите интересов своего мужа, Затока Андрея Львовича, своих интересов и защищаю мужа, себя и наших друзей. Поэтому хочу, чтобы мир знал о последних событиях

Меня в настоящий момент не волнуют интересы той или иной державы, того или иного государства, той или иной группы людей. Я стою на защите интересов своего мужа, Затока Андрея Львовича, своих интересов и защищаю мужа, себя и наших друзей. Поэтому хочу, чтобы мир знал о последних событиях


Перед судом

Суд назначен на 10.00. Стоим, ждем, волнуемся. Стараемся отвлечься и разговаривать о посторонних вещах, - чтобы я не плакала. С удивлением видим, как из стоящей неподалеку машины нас снимают на видеокамеру. Рядом то и дело проходит какой-то человек.Со мной - рюкзак Андрея с чистой одеждой (футболка, рубашка, джинсы, носки, ботинки) - вдруг дадут такую возможность, переодеться в чистое! И еще со мной пакет с продуктами Андрею на обеденный перерыв: адвокат заранее сказал, что "дадут накормить - возьмите термос с чаем, бутерброды" К зданию суда Андрея привезли, как полагается, в спецмашине. Вывели . Мы подошли к решетке, к нему поближе. Улыбается, нас приветствует: "О! Все собрались". Мне сказал и показал мимикой: "Не плачь!". Его и других подследственных увели, мы остались стоять на улице. Туда же, на территорию внутренного двора городского суда, заехала представительная машина. У нас еще надежда появилась, что приехали высокие лица и что это в нашу пользу : Андрей через адвоката передал два списка.Первый - список продуктов, из них первые строчки "срочно" ("сигареты пацанам - 10 пачек, лампочки 150 ватт, упаковка спичек, 2 зажигалки". Остальные, как я поняла - в передаче уже в СИЗО). Я спросила Андрея: когда передавать? - и получила ответ; "в обед". Тут же сбегали в соседний магазин и купили необходимое. Минут через 30-40 нас пригласили в зал суда. В зале: адвокат Тувак Ягмыров, одсудимый Андрей Затока, "потерпевший" Казаков А., нас - пятеро, свидетелей обвинения - человек 6-7, еще трое или четверо незнакомых людей на последнем ряду, переводчик З.Бекчанова, секретарь судьи М.Ашырова, прокурор. Дж.Рахманова.

Входит судья Гунча Мурадова.

Преамбула суда, после чего свидетей просят выйти из зала. Выхожу и я, как дополнительный свидетель защиты. Мне удается в коридоре встать недалеко от двери, откуда мне слышно почти все, особенно хорошо - голос Андрея.


СУД

Адвокат и Андрей вносят несколько ходатайств.

- о ведении процесса на русском языке. Судья сказала, что в отношении Андрея она будет вести заседание на русском языке, а показания будут переведены переводчиком (переводчика посадили рядом с клеткой, в которой сидит Андрей, на отдельном стуле)

Ходатайство
Данное уголовное дело назначено к слушанию в Дашогузском городском суде на
10 часов утра 29 октября 2009 года. При этом усматриваются следующие нарушения требований УПКТ:
Так, согласно статье 378 УПКТ, судебное разбирательство дела не может быть начато ранее трех суток со дня вручения копии обвинительного заключения.
Подсудимому Затоке А.Л. обвинительное заключение вручено в 17 часов 20 минут 24 октября 2009 года, после чего его перевели в ДЗ\Д-7. Уголовное дело поступило в городской суд в 17 часов 40 минут 24 октября 2009 года, суд назначен на 10 часов утра 29 октября.
В статье 50 УПКТ "об исчислении процессуальных сроков" сказано: "Если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за тем рабочий день". Следовательно, после вручения подсудимому копии обвинительного заключения не прошло указанного в законе срока, в связи с чем следует назначить день судебного разбирательства данного уголовного дела не ранее, чем 2 ноября 2009 года, поскольку 25, 26, 27, 28 октября были нерабочими и праздничными днями.

Судья ходатайство отклонил.


Ходатайство

Согласно статье 28 УПКТ, прошу перевести на родной - русский - язык содержание экспертизы N 4198 от 20.10.2009 в отношении Казакова А., поскольку участвовавший в ходе экстренно спешного следствия переводчик был не в состоянии полностью перевести данный текст на русский язык. Для меня это очень важно и необходимо, потому что все обвинение основано на содержании экспертизы.Также прошу вызвать в суд эксперта Гургенлиева и как специалиста врача-травматолога, как предусмотрено статьями 383 и 384 УПКТ.

 

Ходатайство


Прошу дать возможность мне повторно ознакомиться меня со всеми материалами уголовного дела с участием адвоката и переводчика, так как следователь знакомил с некоторыми материалами данного дела (не не всеми материалами дела), когда оно еще не было подшито и пронумеровано. Ознакомление шло в большой спешке, в связи с чем есть сомнения, что позднее в дело могли быть внесены какие-либо изменения, дополнения, даже новые свидетельские показания.

 

Тут, поскольку я была в коридоре, я не все слышала. Суть: судья объявил 30-минутный перерыв. Все вышли из здания суда. Андрей остался с переводчиком и адвокатом. Через 30 минут заседание возобновило работу. Судья спросила Андрея: "Вы ознакомились с материалами дела?" - "За 30 минут - конечно, нет". "Вам перевели акт судмедэкспертизы?" - "За 30 минут?". Судебное заседание продолжается.

Судья опросила потерпевшего Казакова Адылбека Артыковича. Он дал те показания, которые в обвинительном заключении (привожу по тексту обвинительного заключения,):
"20 октября 2009 года примерно в 12.10 часов я пришел на центральный рынок, чтобы купить хлеб. Придя на хлебные ряда, я остановился, чтобы купить буханку. Передо мной стоял незнакомый мне человек с усами. Когда этот человек развернулся, он наступил мне на ногу. Когда я сказал ему, что он наступил мне на ногу, он переспросил меня по-русски: "Что ты говоришь?". Я повторил, что он наступил мне на ногу и, поскольку он не сходил с моей ноги, я оттолкнул его руками и освободил свою ногу. Тогда он начал ругаться на меня нецензурными словами по-русски. Я ответил, чтобы он не ругался на мою мать, тогда он начал меня избивать. Так, этот человек сначала вывернул мне левую руку, и ударил кулаком меня по затылку. От удара я упал. При падении моя левая рука осталась подо мной и попала на край маленькой ямы на асфальте. После этого я попытался привстать, этот человек потянул меня на себя, и обхватив мою шею рукой, начал душить. Я попытался освободиться, однако он меня не отпускал и душил. В это время к нам подбежали двое сотрудников полиции, и освободили меня из его рук. После этого работники полиции спросили у нас, кто мы такие и что случилось. Тот человек назвался Затока Андрей, я назвал свое имя. После этого меня и Затоку Андрея привели в комнату полиции, расположенную на рынке, и попросили объяснить, что случилось. Я объяснил, что этот человек сначала наступил мне на ногу, а после этого стал меня избивать. Затока в моем избиении не признался, а сказал что это я его попытался избить. После этого я написал заявление. После произошедщего у меня болела левая рука, однако я терпел, пока писал заявление и объяснение. Я думаю, что моя рука была сломана тогда, когда Затока своим ударом по затылку свалил меня и я упал на асфальт рукой. Я этого человека не бил, не пытался и не нападал, он сам избил меня, нанес увечья, в связи с чем прошу привлечь его к ответственности в соответствии с законом"

Адвокату и Андрею дали возможности задавать Казакову вопросы. Андрей спрашивал:
(цитирую по блокноту Андрея, который был у него на судебном процессе и в который Андрей заглядывал, задавая вопросы):
Кто накладывал повязку на шее?
Что под повязкой?
Покажите, укажите пальцем место удара
Что вы почувствовали в момент удара?
Была ли потеря сознания, сколько продолжалась?
Сейчас чувствует ли себя здоровым, или есть последствия (спустя 9 дней)
Царапины на шее и теле - кем и когда оставлены?
Принимаете ли вы наркотики сейчас?
Когда были осуждены и за что? (в 1999 году за наркотики, сидел до 2004 года)
Почему ни разу не пожаловался на боль в левой руке, когда мы вдвоем находились с 15. до 18 часов в отделении полиции?
Кто накладывал гипс
Может ли шевелить рукой в локте и кисти?
Ломал ли руку раньше?
В каких отношениях с соседями?

Судья: "какое это имеет отношение к делу?"
Андрей: "Правда ли, что в мае вы подрались с соседом, вам был нанесен перелом левой руки, в больницу не обращались и лечились у знахаря?" -
Казаков А. все отрицает.
Андрей: "Я считаю, что перелом был в мае месяце,что суду представлен рентгеновский снимок майского перелома левой руки потерпевшего. Прошу о повторной судмедэкспертизе Казакова А. Прошу вызвать в зал суда травматолога.


Я не утверждаю, что все вопросы были заданы А.Затокой в зале суда, но у меня есть блокнот с записями вопросов Андрея при допросе потерпевшего, часть вопросов Андрея я слышала из коридора, у меня есть текст ходатайства адвоката (тексты всех ходатайств были отпечатаны и находились во время судебного заседания у адвоката.):

Ходатайство

Прошу назначить по данному уголовному делу комиссионную экспертизу в отношении А.Казакова по поводу телесных повреждений средней тяжести. Речь идет о повторном судебно-медицинском освидетельствовании потерпевшего, так как по внешнему виду потерпевшего 21-22 октября возникает сомнение в профессиональности оказанной ему медицинской помощи. Наше ходатайство по этому поводу было отклонено как необоснованное. Также имеются сведения о том, что уже 21 октября, на следующий день после якобы нанесенных ему повреждение средней тяжести, потерпевший разгуливал по городу и занимался привычными ему делами: мыл машины.По поводу закрытого перелома следует истребовать историю болезни из отделения травматологии велаятского госпиталя. Необходимо провести повторную рентгеноскопию поврежденной руки в присутствии участников процесса.


Также прошу назначить психологическую экспертизу в отношении меня - Затоки А.Л. и Казакова А., чтобы доказать, что я, при моем образе жизни, не мог совершить подобное деяние, а Казаков А., при его образе жизни, способен к таковому.

В зале суда.

Поскольку я находилась в этот момент в коридоре, я не слышала ответов Казакова А. и комментариев судьи (если они были). Знаю только, что заседание продолжалось, что были вызваны свидетели обвинения - сотрудники полиции Гурбангельдиев Союн Бекджанович и Бегишов Мейлис Кемалбаевич. Привожу их показания по тексту обвинительного заключения :

Гурбангельдыев С.Б.: "Я работаю участковым инспектором полиции на центральном рынке г.Дашогуз. 20 октября 2009 года примерно в 12.20, когда я производил обход центрального рынка, увидел, что в хлебных рядах столпились люди и оттуда доносились крики, я направился туда. Подойдя, я увидел, что один человек с усами левой рукой обхватив за шею другого человека, душит его и не отпускает. На место происшествия я прибежал вслед за сотрудником полиции Бегишовым Мейлисом, он был на 6-7 метров раньше меня. Бегишов придя раньше меня, попытался один разнять их, поскольку тот человек крепко держал и не отпускал шею другого. После того, как я к нему присоединился, мы вместе с Бегишовым разняли их, потянув каждый одного, и осободили шею человека от душившего его. После этого я просил, кто они такие, они представились как Затока Андрей и Казаков Адылбек. Удушавшего человека звали Затока Андрей. После этого мы обоих отвели в комнату полиции центрального рынка. Когда я спросил у них, что случилось, Казаков Адылбек пояснил, что Затока сначала наступил ему на ногу, а когда он сделал по этому поводу ему замечание, Затока Андрей по поводу случившегося объяснял, что Казаков Адылбек сам попытался его избить, после этого он его удерживал. После этого во время проведения проверки А.Затока попытался убежать из комнаты полиции, однако был застигнут и задержан работниками полиции. При проведении мною проверки Казаков Адылбек жаловался на боли в области левой руки и шеи, однако до написания заявления и объяснений я не мог его отпустить; а после этого я посоветовал ему обратиться в больницу и отпустил. При доставлении А.Казакова в комнату полиции на нем была клетчатая рубашка, которая была порвана сбоку под левой мышкой. Когда я пришел на место происшествия, показания А.Затоки не подтверждаю, А.Казаков на него не нападал, А.Затока его душил, что позже было подтверждено полученными объяснениями граждан "Из текста обвинительного заключения: "Допрошеный в качестве свидетеля Бегишов М.К. дал показания, аналогичные показаниям свидетеля Гурбангельдиева С.Б."

Я не слышала из коридора, какие именно вопросы задавал Андрей этим свидетелям, но слышала, что задавал вопрос: "вы проходили специальную подготовку и можете сделать различие между "удушить" и "обездвижеть"? вы понимаете разницу между этими действиями?"

После этого в судебном заседании наступил перерыв.

В перерыве.

Андрея сразу увезли. Я спросила адвоката: куда нести передачу? Сказал, что в гор.отдел полиции, "там напишите заявление". Я поехала туда на такси. Как зайдешь в отдел полиции, направо - столик дежурного. Дежурный говорит: "Туда!", - показывая налево. Там - "обезъянник" (так мне сказали) - закрывающаяся на замок решетка, помещение около 12 кв.метров со скамьей, за ней - за решеткой еще большое помещение для дежурных. Тот дежурный отсылает к первому. Сделав два захода от одного дежурного к другому, звоню адвокату:
"Передачу не принимают, что делать?" Ответ; "Рядом гор.прокуратура, идите туда". Говорю громко: "Прокуратура? Иду!" - тут же волшебным образом появляется участковый, которого только что не было (а может, был здесь) и который может принять от меня заявление на передачу. Пишу заявление. Передаю дежурному, он вызывает человека, который осуществляет передачу; ее у меня берут. В этот момент приезжают родственники другого подсудимого с передачей для него (к моему стыду, их пакеты в три раза больше моего) (поскольку я находилась в коридоре здания суда, я видела этих людей в коридоре и понимала, что это - родственники человека, суд над которым идет в соседнем кабинете здания суда одновременно с нашим). Я не вижу, чтобы этим людям было велено писать заявление на передачу. Мне достаточно того, что мою передачу взяли и унесли, через 5 минут вернув пустые сумки. Позже, когда Андрея привезли после перерыва, я спросила, получил ли он передачу, ответил - что получил и "все вкусно".

Снова зал суда.

После обеда в зал судебного заседания были вызваны свидетели. Из пятерых, которые ожидали в коридоре утром, после обеда появились только двое, и чуть позже еще один. Из них единственная свидетельница, которая видела начало происшествия, Юсупова Айсолтан, не явилась. Это моя бывшая ученица и единственная свидетельница-дама, поэтому я запомнила ее отсутствие. Из свидетелей -мужчин я не знаю точно, кто явился (поскольку записей не вела), привожу их показания по тексту обвинительного заключения:

Маметязов Икрам Шерипович: "Я занимаюсь перевозкой поклажи граждан на арбе на центральном рынке г.Дащогуза. 20 октября 2009 года примерно в 12.20 я толкая своб арбу, проходил возле хлебных рядов, расположенных на восточной стороне рынка. В это время я услышал шум между хлебных рядов, когда я посмотрел в ту сторону, увидел что 2 человека дерутся. А именно, один человек с усами, вывернув руку другому гражданину, после этого ударил кулаком его по затылку, отчего тот упал. После этого когда тот хотел приподняться, усатый человек потянув его за одежду. Я все это видел на ходу, и после этого прошел с места дальше, так как у меня был груз, и чем закончилась драка, я не видел. Примерно через 15-20 минут я придя в комнату полиции рынка, увидел сидящих там людей, которые дрались, и узнал, что их зовут Затока Андрей и Казаков Адылбек. Почему они начали драку, я не знаю, но то что я видел, Казаков Адылбек не нападал на Затоку, Затока сам начал
избивать".

Менглибаев Закир Розимович: "Я занимаюсь продажей пакетов и других мелких товаров на центральном рынке г.Дашогуз. Мое торговое место расположено в восточной части рынка, где расположены ряды для продажи хлеба, на восточной стороне восточного ряда. 20 октября 2009 года примерно в 12.20 часов, когда я находился на своем торговом месте, сзади меня начался слышаться шум и гам. Пока я развернулся и посмотрел в ту сторону, между рядов откуда исходил шум, уже собралось много народу. Я подойдя поближе увидел, что один человек с усами душил руками другого человека. С той толпы, которая собралась, послышались голоса, звавшие полицию, но голоса были женские и на местном языке. После этого туда подбежали двое сотрудников полиции, и разняли их. Как сотрудники полиции спрашивали их имена, я не слышал, поскольку было шумно, но потом, когда меня пригласили в комнату полиции рынка для дачи объяснений, я узнал, что душившего человека зовут Затока Андрей, а другого Казаков Адылбек. Как началась драка, я не успел увидеть, но то что я видел, Казаков на Затоку не нападал, он сам его душил."

Каримов Арслан Бахтиярович: "20 октября 2009 года примерно в 12.20 часов я купив на центральном рынке себе туфли, я шел по направлению выхода из рынка. Когда я проходила возле рядов по продаже хлеба, расположенных в восточной части рынка, я увидел между торговыми рядами столпившихся людей и шум. После этого я подошел поближе и увидел, что между торговых рядов один человек с усами зажав левой рукой шею другого человека, душил его и не отпускал. В это время к ним подбежали двое сотрудников полиции и разняли их, то есть освободили из рук душившего другого человека. После этого сотрудники полиции забрали их обоих в сторону комнаты полиции рынка. После этого когда я был приглашен для дачи объяснений в комнату полиции, я узнал, что душившего человека звали Затока Андрей, а другого казаков Адылбек. Начало этой драки я не видел, но когда видел, казаков не бил и не пытался ударить Затоку, Затока сам его душил и не отпускал."


"Курбанов Реджеп Атаевич дал показания, аналогичные показаниям Каримов А.Б."

Андрею дали возможность задавать свидетелям вопросы: (цитирую по его
блокноту):
Почему изменили показания?
В каком направлении был удар, какой рукой?
Судимости, место работы
В чем я был одет, была ли сумка, какая сумка?
Сколько человек смотрели на драку?
Сколько времени продолжалась драка?
Сколько времени меня расцепляли?
Во что я был одет?
Какое у меня было лицо? Было ли у меня на лице выражение злости или ярости?


Свой анализ ответов на вопросы Андрей изложил в последнем слове (ниже)


Затем была вызвана я в качестве дополнительного свидетеля защиты. Говорила примерно следующее:

Я знаю Андрея Затока 33 года, из них 28 лет мы состоим в браке. За эти годы ни разу не слышала от Андрея ни одного нецензурного слова и не могу , что он незнакомого человека мог ругать нецензурными словами на . Андрей не пьет и не курит. Он много лет занимается спортом и философией и для него ударить незнакомого человека - невозможно, и невозможно говорить неправду. Если Андрей говорит, что он не нападал - это правда! Да, он владеет приемами восточных единоборств, но, и восточной философией, никогда не нападет первым.спросила меня, сколько времени с Андреем мы не виделись и почему. Я , что работаю в России и что три года ухаживала вместе с сестрами за престарелой мамой и не могла приезжать сюда часто, но тем не была в Туркмении в августе 2007 и январе 2008 года. Судья спросила, Андрей не уезжал в Россию к семье. Я ответила, что после событий давности Андрей добивался разрешения на выезд, но ему это не давали. Судья спросила, могла ли я выезжать - "да, могла. Мы похоронили маму, недавно было 40 дней - и я приехала так быстро, смогла".

Дальше я осталась в зале суда и слышала все слова Казакова А. и Затока А. Я не понимаю узбекский язык, на котором отвечал судье Казаков А., но благодаря переводившим друзьям поняла, что Казаков А. отвечает невпопад. Андрей в своем слове описал, как именно проходили события, отметил несостыковки в показаниях свидетелей, описал предшествовавшие события и дал им оценку.

Речь Андрея Затоки на суде (записано мной по памяти, первый абзац взят целиком из текста обвинительного заключения):
"20 октября, в день моего рождения, я в хорошем праздничном настроении поехал на бай-базар за продуктами, чтобы приготовить праздничные блюда для гостей, которые должны были прийти ко мне, начиная с 15 часов. Закупив примерно половину продуктов, я заметил, что за мною всюду следуют двое полицейских, но не придал этому значения, поэтому не указал в первоначальных показаниях. Купив хлеб в хлебном ряду, я уложил его в рюкзак, и только повернулся, чтобы уйти, как какой-то человек, по виду напоминавший пьяного или сумасшедшего, приблизился ко мне (до этого я стоял у меня за спиной), и начал что-то кричать ко мне по-узбекски. Я не понял, переспросил, он повторил свой крик и кинулся на меня, попытавшись ударить правой рукой сбоку в лицо. Видя, что он настроен очень агрессивно, я решил обездвижить его, чтобы передать его полиции. Для этого я обхватил его руками за корпус, прижав его руки, а когда он попытался ударить меня головой в лицо, то я зажал его голову под мышкой левой руки и прокричал позовите милицию. Тут же кто-то из продавщиц крикнул полиция, подбежали двое полицейских, и тут же жестко вцепились в меня, хотя я им сказал что вы делаете, это он на меня напал. Нас обоих повели в отделение полиции на базаре, хотя я просил тут же на месте спросить свидетелей, кто на кого напал. Подчеркиваю, что я не наносил никаких ударов потерпевшему, он не падал на землю, я не душил его и не царапал шею ногтями (ногти у меня всегда короткие). Я уверен, что не причинил ему никаких травм, потому что моей задачей было обездвижить его и задержать до прихода полиции. У меня не было злости или раздражения против него, я считал, что он просто ошибся, приняв меня за другого, и у меня не было причин его избивать. Я считаю, что все обвинения против меня построены на ложных показаниях и заключениях, имеют заказной характер, и следствие проводится под скрытым давлением органов национальной безопасности. Суть их претензий ко мне неизвестна, я не понимаю, чем вызвал их недовольство, поскольку не занимался никакой антигосударственной деятельностью и никаких предупреждений о каки-х-то недопустимых действиях от них не получал".

Кроме этих показаний, написанных Андреем во время следствия, устно он на
суде сказал примерно следующее:

О причине преследований: "Я не знаю, с чем связаны эти преследования. Могу высказать предположение, что из-за квартиры. Так получилось, что в настоящий момент семья в России и я один проживаю в пятикомнатной квартире. Возможно, кто-то хочет иметь такую квартиру. Вторая вероятная причина преследований меня и провокации 20 октября - мое близкое знакомство с известным так называемым оппозиционером Фаридом Тухбатуллиным. Я не отрицаю факт близкого знакомства с Фаридом, но я не делал ничего такого, из-за чего меня можно преследовать и наказывать"

О преследованиях: "С момента ареста, суда и условного осуждения три года назад все три года я подвергался преследованиям. Мне не разрешали выезд в Россию. За моим домом, мной и моими друзьями была установлена слежка. Об этом я подробно изложил в письме, которое просил выслать в официальные органы в случае моего ареста или исчезновения. В мою квартиру проникали без моего на то ведома. Летом этого года на меня поступило анонимная жалоба сразу в 5 инстанций, в том числе в полицию и прокуратуру - якобы у меня в квартире притон и я веду аморальный образ жизни. Анонимка была проверена, факты не подтвердились. Я не знаю причину, по которой подвергаюсь преследованиям"

О показаниях свидетелей и "потерпевшего" Казакова А.: Я просил во время предварительного следствия и во время судебного заседания вызвать тех свидетелей, которые являются торговцами хлебом, находились в непосредственной от меня близости и видели все происшествие с самого начала. Эти мои просьбы были отклонены следователем и судом. Следователь занял сразу по отношению ко мне обвинительную позицию и учитывал только показания, направленные против меня. Во время следствия было заметно, как он практически подсказывает свидетелям необходимые показания. Та продавец хлеба, у которой я сделал покупку и которая видела все с самого начала, так как стояла в нескольких метрах от драки, во время следствия начала давать показания, но потом замолчала, ее показания в деле не фигурируют. Я хожу по городу с большим рюкзаком за спиной, меня многие по этому рюкзаку узнают. К моменту происшествия я купил уже 3-4 кг продуктов, рюкзак был заполнен и торчал у меня над спиной, когда я удерживал Казакова А. , согнувшись. Не заметить этот рюкзак было невозможно. Свитедели не показывают, что за моей спиной был рюкзак - значит, они не видели момент драки и говорят с чужих слов, оговаривая меня. Главное - они не видели ключевого момента, начала драки. А те, кто видел, почему-то в качестве свидетелей не были опрошены.Андрей также подробно описал и другие несоответствия в показаниях свидетелей.

Речь адвоката Тувака Ягмырова в защиту подсудимого А.Л.Затоки:
Уважаемые судьи!
Моему подзащитному Затока Андрею Львовичу предъявлено обвининение, что он 20 октября сего года примерно в 12.20 часов, находясь между прилавками по продаже хлебо-булочных изделий, расположенных в восточной части центрального рынка города Дашогуз, якобы наступил на ногу гр.Казакову Адылбеку Артыковичу, который, используя это как повод, оттолкнул его, чтобы освободить свою ногу. В ответ Затока якобы из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, и применив насилие умышленно вывернул левую руку Казакову, будто бы ударил его кулаком по затылку, в результате чего Казаков упал, а А.Л.Затока, подняв его, обхватил его шею левой рукой, сильно зажав, и так удерживал до тех пор, пока не был задержан работниками полиции. В результате чего здоровью Казакова А. был нанесен вред средней тяжести. На этом основании Затоке А.Л. предъвлено обвинение по ст. 108, ч.2, п."Е" и ст.279, ч.1 УК Туркменистана.

Предъявленное обвинение считаю необоснованным по следующим основаниям:
То, что вменено следствием А.Затоке, не соответствует действительности и не подтверждается никакими доказательствами. По утверждению самого А.Затоки, до момента происшествия его преследовали и внимательно следили за ним двое сотрудников полиции.Когда он подошел к хлебным прилавкам и купил хлеб, на него набросился незнакомый ему человек. Защищаясь от нападения, в качестве самообороны, Затока А. решил зафиксировать его руки в неопасном для себя и окружающих положении. Для этого Затока А. обхватил руками корпус незнакомца, прижав его руки к туловищу. Когда незнакомец - Казаков А. - попытался ударить Затоку А. головой в лицо, то Затока А. зажал его голову под мышкой своей левой руки.Затока А. не ударял Казакова А., Казаков А. не падал. Затока А. просил окружающих позвать полицию. Незамедлительно подошли двое работников милиции, оказавшиеся в непосредственной близости от места происшествия, что лишний раз доказывает их цель - преследование Затоки А. Они разняли их и повели в опорный пункт рынка. Держали там до 15 часов, после чего Затоку А. отправили в приемник, а Казакова отпустили, хотя на тот момент еще не были выяснены все обстоятельства инцидента.Уже в 15 час.15 мин.было готово заключение судмедэксперта о телесных повреждениях Казакова А.
С 20 на 21 октября, ночью, в 01 час, Затоке А. предъявлено обвинение по вышеуказанным статьям. 21 октября он заключен под стражу. 22-23 октября проведено следствие. 24 октября дело закончено и в 17 часов 20 минут Затоке А. вручено обвинительное заключение. Дело передано в городской суд в 17 часов 40 минут и сразу назначено слушание на 29 октября в городском суде. Подобная спешка дает основание считать, что дело носит явно заказной характер.

Теперь будем анализировать факты.

Прежде всего, способен ли А.Затока устроить драку в общественном месте, выражаться нецензурными словами и напасть на неизвестного ему человека?! Во-первых, у А.Затоки 20 октября был день рождения, он ждал в этот день гостей и был в праздничном, приподнятом настроении. Во-вторых, А.Затока, по многочисленным отзывам друзей и жены, не пьет, не курит, не принимает наркотики, не выражется нецензурными словами - поскольку имеет не только высшее биологическое образование, но и много лет занимается йогой и системой целительства Рейки; любое насилие недопустимо для него по моральным принципам. В третьих, он надеялся на получение скорейшего разрешения на выезд из Туркменистана для встречи с родными в России и знал, что не может совершать противоправных действий еще и потому, что при нарушении правопорядка долгожданная встреча с родными опять отложится. Как можно предположить, что человек в день своего рождения, в общественном месте, на глазах у многочисленных свидетелей, даже не сняв очки, ни с того ни с сего набросится на неизвестного ему человека?!

Еще раз повторяю, что это - инсценировка, ради какой цели - пока нам неизвестно.

Следствие проводилось и днем и ночью, с 15 часов 20 октября по 17 часов 40 минут 24 октября. При этом подбирали таких свидетелей, показания которых с самого начала вызывают у нас сомнения. А многочисленных очевидцев, торговцев хлебом, покупателей, видевших все происшествие с самого начала и до конца, даже не привлекли в качестве свидетелей. Не был вызван в качестве свидетеля тот торговец, непосредственно у которого А.Затока за минуту до происшествия купил хлеб и который находился в непосредственной близости от места события.

Утверждение Казакова А. о том, что Затока А. "начал ругаться на меня нецензурными словами, а затем начал меня избивать, от удара я упал", не подтверждается никакими реальными фактами. Даже если Затока А. случайно наступил бы на ногу человеку, он тут же извинился бы словами: "Извини, брат!". Прожив в Туркменистане без малого 30 лет, он хорошо знает и уважает менталитет местных жителей, и следует их обычаям в общении.

Свидетель Курбангельдыев, работник полиции, в своем показании неправильно оценивает ситуацию. Его показания также не соответствуют действительности: А.Затока не душил Казакова А., а просто удерживал его в безопасном для себя положении.

Показания свидетельницы Юсуповой А. также неправдоподобны. Начала происшествия она не видела. Указанные в обвинительном заключении показания Юсуповой А. сформулированы следователем и отличаются от показаний, которые она давала в нашем присутствии на туркменском языке. На наши конкретные вопросы она не могла ответить. К тому же, первоначальные объяснения Юсуповой А. написаны кем-то другим, но не ею собственноручно.

Могу сказать также, что первоначальное заявление Казакова А.и его объяснения
тоже написаны каким-то другим лицом, но не Казаковым А.

Свидетель Матьязов И. также собственноручно объяснение не писал. И, по его словам в первоначальном объяснении, двое мужчин ругались между собой, а про драку этот свидетель вообще не утверждает.

В отношении других свидетелей: Курбанова Р., Каримова А., - они тоже не видели начала происшествия, подошли к месту события уже увидев толпу и услышав шум. То есть они никак не могут свидетельствовать о начале происшествия - и не могут дать ответ на главнейший вопрос: "кто начал драку".

Фактически доводы Затоки А. о том, что не он первым начал драку, что на него напал неизвестный, а Затока А. только защищался и пытался обездвижить напавшего, не опровергнуты никем из опрошенных свидетелей.

Теперь остановимся на акте судмедэкспертизы. Будучи несогласны с заключением судмедэксперта, мы еще в ходе следствия просили о проведении повторного судебно-медицинского освидетельствования Казакова А. Наше ходатайство было отклонено следствием и сегодня судом. Заключение эксперта необъективно и не соответствует фактическому состоянию потерпевшего. В заключении сказано, что у Казакова А. была кратковременная потеря сознания. Однако это надуманный факт, по делу ничем не подтверждаемый.Также явно было видно, что Казакову А. оказана непрофессиональная медицинская помощь при повреждениях той степени тяжести, какая утверждается судмедэкспертом.

Нет в деле сведений отделения травматологии, и у нас есть сомнения в подлинности рентгеновского снимка: что снимок, представленный в ходе следствия, сделан с руки Казакова А.

О качестве проведенного следствия и собранных доказательств можно говорить много. Если коротко: не выполнены требования ст.23 УПКТ о всестороннем полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Я надеюсь, что суд, выполняя требования закона, будет объективен к материалам дела в отношении Затока А.Л. Доводы Затоки А.Л. не проверены полностью и не опровергнуты, поэтому прошу неустранимые в суде сомнения в виновности обвиняемого толковать в его пользу.

Прошу принять во внимание личность обвиняемого и сравнить ее с личностью проходящего по делу потерпевшего: Затока А.Л. - ученый-биолог и эколог с международным именем; много лет занимающийся исследованием природы Туркменистана; обучивший не одно поколение школьников азам природоохранной деятельности; являющийся авторитетом в области органического сельского хозяйства и заповедного дела. Все, кто знает Андрея Затоку, будут в шоке, когда узнают, в чем он сейчас обвиняется. Затока-ученый и Затока-дебошир - это две взаимоисключающих характеристики одного человека.

И посмотрите на Казакова А. - личность сомнительная во всех смыслах.

Фактические обстоятельства дела исключают уголовное преследование А.Затоки, так как в его деяниях отсутствует состав преступления: Затока А. оборонялся и даже если он при обороне нанес повреждения напавшему на него Казакову А. (что, впрочем, не нашло своего подтверждения в ходе суда), то по закону причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны не является преступлением. Кроме того, не являются превышением необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо (в данном случае Затока А.) вследствие неожиданности посягательства не могло оценить степень и характер опасности нападения.

Учитывая все эти обстоятельства и в связи с отсутствием в действиях подсудимого самого события преступления, прошу вынести моему подзащитному Затока А.Л. оправдательный приговор. Это будет и по закону, и по совести, и по справедливости.

В последнем слове Казаков А. сказал примерно: Я думал, что Затока будет извиняться, а он растоптал меня ногами.

В последнем слове А.Затока сказал примерно следующее: "Если бы я был виноват, я сейчас на коленях просил бы у этого человека прощения. Но, уважаемый суд, прошу меня извинить - я не виноват, и не могу этого сделать. Вчера в Туркменистане закончился хороший праздник - День Независимости. Я хотел бы, чтобы решение суда было независимым и справедливым".


Судья удалился для принятия решения. Подсудимого увели. Мы ждали решения без
особой надежды.

Приговор:

Признать Затоку А.Л. виновным в совершении преступлений, предусмотренными ст.108, ч.2, п."Е" и 279, ч.1 УК Туркменистана.Затока А.Л. на основании ст.108, ч.2 п "Е" УК Туркменистана назначить пять лет лишения свободы, на основании ст.279,ч.1 УК Туркменистана назначить один год лишения свободы. В соответсвии со ст.63, ч.2 УК Туркменистана, путем поглощения менее строго наказания более строгим, по их совокупности окончательно Затока А.Л. назначить пять лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

После суда.

Андрея сразу же в наручниках увели из зала суда и посадили в спец.машину. Я бросилась к судье Г.Мурадовой с вопросом о свидании. "Приходите в этот кабинет через три дня". Я: "как же так, я прошу свидание завтра!. - "Через три дня. Как положено по закону, в течение 10 дней мы вам свидание дадим"

На следующий день. 30 октября.

Утром, в 7.45, мне позвонил адвокат и сказал, что "вопрос со свиданием решен. Идите через 40 минут к судье, она даст разрешение". Секретарь судьи взяла мой паспорт для оформления разрешения. Я ждала довольно долго - минут 30. Задала вопрос, когда будет разрешение. Судья ответила, что нужно свидетельство о браке, если оно в России - позвоните, пусть пришлют сюда факсом. Я поехала домой, с трудом в бумагах нашла копию свидетельства о браке, передала судье. Еще минут через 15-20 я спросила судью, где же разрешение. "Нет председателя суда, нужна печать, разрешение мы выписали на сегодня". Я спросила судью: "передачу можно будет передать завтра? Или только во время свидания?" - "Только во время свидания. Как? Вы еще не собрали?!". Я помчалась складывать вещи, согласно списку Андрея: футболки, носки, нижнее белье, обувь, лекарства, книга "От Хазара до Джейхуна" о природе Туркменистана, 10 экз. буклета "Живая земля" об основах органического сельского хозяйства, самоучитель французского языка, книги по йоге и прочее. Позвонила друзьям - помочь быстро купить продукты. В жуткой спешке мы все купили и собрали, я поехала в суд - мне судья Г.Мурадова выдала разрешение на свидание. Я спросила ее: когда надо ехать, есть ли там обеденный перерыв и получила ответ: надо ехать сейчас, перерыв с 1 до 2. (было около 11.30-11.45). Когда я приехала в СИЗО с тремя сумками продуктов и вещей, там очень удивились. Оказывается, мне надо приехать в 15.00 с разрешением судьи на свидание, без вещей, написать заявление с просьбой о свидании, оставить его и свой паспорт в СИЗО и только на следующий день утром с передачей прибыть на свидание. О таком общем для всех порядке судья Г.Мурадова, конечно же, знала. Вновь приехав в 15.00 в СИЗО для того, чтобы написать заявление, я с удивлением услышала от работников СИЗО, что "звонила судья, вам надо приехать в суд".
В суде судья Г.Мурадова сообщила мне, что на разрешении "нет визы председателя, а председатель уехал и будет.. во вторник после обеда".

Я: "кто, кроме председателя, может поставить визу?" - "никто, только он".
Я: "Я иду с заявлением в прокуратуру" ,
Судья: "ваши заявления из прокуратуры приходят сюда. Я даю разрешения на свидание".
Я: "Если Вы даете разрешение, то зачем нужна виза председателя суда?". - "нужна".

Посоветовавшись с адвокатом, я все же написала заявление в гор.и обл.прокуратуру и поехала туда. Ни в городской, ни в областной прокуратуре у меня заявление даже не взяли. Прокурор города Беркелиев С.Б. не захотел меня принять и через помощника передал, чтобы я шла в обл.прокуратуру, "поскольку Затока А.Л. находится в СИЗО, а СИЗО подчиняется не городской, а областной прокуратуре". В областной прокуратуре не предупрежденный заранее дежурный очень удивился, что на разрешении на свидание, выданной судьей, требуется какая-то еще подпись - она не требуется! Но, получив указания по телефону, заявление мое не взял и отправил: в областной суд - на том основании, что городской суд подчиняется областному.

Больше я уже никуда не пошла, убедившись в полной бессмысленности обращения
за соблюдением законности куда бы то ни было.

31 октября утром я вылетела в Ашхабад и обратилась за правовой и иной помощью в Российское посольство. Я передала в посольство все имеющиеся у меня копии документов: обвинительное заключение, приговор суда, речь адвоката, вынесенные ходатайства, а также оригинал обращения Затока А. в Российское посольство с просьбой о помощи и готовности отказаться от туркменского гражданства.

В настоящее время меня очень волнуют два обстоятельства.

1. В течение всей недели моего пребывания в Дашогузе (я прилетела в Дашогуз октября) за нашей квартирой, за мной лично и нашими друзьями ведется наблюдение неизвестными мне лицами. Такое же внимание заметно и в - за машиной, на которой я ездила в посольство и квартирой, в я остановилась. Это очень неприятно и вызывает опасения. Мне бы не хотелось подвергать опасности друзей и просто знакомых и незнакомых людей, которые помогают мне в трудную минуту, проявляя при этом гражданское мужество.

2. Меня очень тревожит тот факт, что мне под разными предлогами не дают свидания с мужем. Я не представляю причину этих отказов. Я не видела мужа с 2008 года и, естественно, хотела бы побыть с ним рядом и хоть немного . Что это? - утонченное издевательство со стороны судьи? Или боязнь, что Андрей скажет мне что-то? И если 30 октября с Андреем еще виделся адвокат, то 31 октября и адвокат не смог увидеться с моим мужем. не понимаю, что еще происходит, каковы причины происходящего и очень волнуюсь за жизнь и здоровье Андрея. Еще раз повторяю, что не понимаю, за что именно арестовали и осудили мужа; во что именно он вляпался и за что ему, мне и нашим друзьям все эти непростые испытания.


Евгения Затока.
31 октября 2009 г.,
Ашхабад, Туркменистан
http://azatoka.org/