Поиск по сайту

«МПД – это, конечно, люди. Тут можно найти огромное количество живых людей из разных городов, стран. Все мы говорим на разных языках, у нас разная культура, мы слушаем разную музыку и часто относим себя к совершенно разным субкультурам и политическим взглядам. И вот мы, все такие разношерстные и цветастые, каким-то волшебным образом уживаемся вместе, работаем, понимаем друг друга с полуслова, и больше – живем и любим. Вот эта штука, «феномен МПД», меня больше всего и поражает».
Сергей Федулов, Россия, 2005

Аналитика и интервью

31.03.2016
 «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия».
11.12.2015

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.
28.09.2015
29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём. Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” - так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

ГРАЖДАНСКИЕ НОВОСТИ

24.05.2016
Проведите акцию солидарности в своем городе с 26 мая по 4 июня! Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний уже два года находятся в российской неволе по сфабрикованному делу о “терроризме”. Мы считаем необходимым проявить солидарность с людьми, которые подверглись преследованиям за проукраинские взгляды, гражданскую позицию и стремление к свободе в оккупированном Россией Крыму.
31.03.2016
Поддержите кампанию АДЦ «Мемориал» "Солидарность с ромскими жителями Донбасса".
23.12.2015
 Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Ирины Лыковой в интересах ее единственного сына. 24-летний Сергей Лыков погиб в сентябре 2009 года после того, как «добровольно», подписав признание в преступлении, «выпал» из окна пятого этажа воронежского отдела милиции. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении статей Европейской Конвенции: право на жизнь, на запрет пыток, на эффективное расследование, на свободу и безопасность (ст. 2, 3, 5 ЕКПЧ).

НАША КНОПКА

Молодежное Правозащитное Движение

"Мы называем это фабрикацией". Интервью с Вадимом Карастелевым, заместителем исполнительного директора Новороссийского комитета по правам человека

Дата публикации: 
28.09.2009

 17 сентября 2009 года состоялись предварительные слушания по делу о ликвидации Новороссийского комитета по правам человека. Комитет обвиняют в экстремисткой деятельности. Прокуратура "обнаружила" признаки экстремизма по материалам обращения директора школы №22 г. Новороссийска Сергея Орлова. Последний утверждает, что Карастелевы якобы проводили агитацию среди несовершеннолетних 25 и 26 мая 2009 года на территории школы.

 

– Как прошли предварительные слушания, каковы Ваши впечатления и ожидания от процесса?

– Во время предварительных слушаний мы ходатайствовали о приглашении в качестве свидетелей как директора, так и родителей, учащихся школы, которые фигурируют в деле. Для нас это важно, так как нам нужно доказать, что обвинение в том, что мы проводили агитацию в школе, не соответствует действительности.

От самих предварительных слушаний у меня остались хорошее впечатление. В отличие от предыдущих заседаний в июне, которые вел судья Роман Дьяченко и на которых мы обжаловали акты прокурорского реагирования (представление, предупреждение и предостережение в адрес Тамары Карастелевой), в этот раз в зал суда сразу же пустили представителей правозащитников. В прошлые разы такого не было.

Недавно мы подали жалобу в отношении распоряжения №6 от 23 января 2009 года председателя Октябрьского районного суда Виталия Нагорного. Действительно в п.1. распоряжения написано, что "…осуществлять пропуск граждан только в рабочее время: .. лиц, явившихся в судебный процесс в качестве слушателей, с разрешения судьи, рассматривающего дело". В п.1 ст. 123 Конституции РФ говорится: "Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом". Теперь при входе данное распоряжение отсутствует, и приставы уже работают более корректно.

Мы остались довольны тем, что руководство суда, на предварительных слушаниях, не стало создавать препятствий.

Что еще важно отметить, - это вдумчивое и внимательное отношение судьи Анны Бойковой к рассматриваемому делу. У меня создалось впечатление, что судья хочет разобраться во всех обстоятельствах дела. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что она назначила вторые предварительные слушания. Как я понял со слов судьи, дело не готово к тому, чтобы слушаться в суде. Это для судебной практики Новороссийска, по моему опыту, достаточно редкий случай, чтобы судья назначила второе предварительное заседание.

Фаина Вавилова, старший помощник прокурора города, была неожиданно сдержанна и провела свою часть в спокойном, рабочем порядке. Мы ожидали немного другого.

Дело в том, что именно Вавилова готовила все документы, те же самые представления, предостережения и пр. Она же опрашивала несовершеннолетних, информация которых потом использовалась в материалах дела. Та самая информация, которая потом была опровергнута.

Так, например, в заявлениях, поданных родителями несовершеннолетних в прокуратуру, написано, что мы проводим агитацию в школах города, в том числе в школе №22 Новороссийска. Когда мы увидели эти заявления, а нам не сразу дали материалы дела для ознакомления, то стало совершенно очевидно, что эти заявления полностью идентичны, до запятой.

Когда же прокуратура стала работать по этим поступившим заявлениям, брать объяснения у родителей несовершеннолетних, то выяснилось, что в школе №22 нас не было. Та же Вавилова брала объяснения в присутствии родителей и их детей, выясняла у классного руководителя, проводили ли мы агитацию в школе. Классная руководитель Татьяна Александрова сказала, что на момент дачи объяснений, т.е. до 13 мая 2009 г., в школе №22 нас не было. Все это зафиксировано в объяснительных. Но несмотря на это, в материалах дела, которые готовила Вавилова, ситуация искажена и обвинение построено на этих заявлениях, несмотря на то, что проверка этих заявлений не подтвердила фактов, изложенных в самих заявлениях.

– Когда Вам удалось познакомиться с материалами дела?

– С заявлениями родителей мы смогли познакомиться только в начале сентября.

Мы проводили митинг с концертом 4 апреля. Именно на этой акции был использован лозунг "Свободу не дают, ее берут". Акция 4 апреля была согласована с властями, никаких вопросов к нам ни во время акции, ни во время ее согласования - не было.

Позднее мы проводили акцию 18 апреля, которую нам не удалось согласовать. И так как мы не получили разрешения на проведение митинга, то мы решили, что в таком случае Тамара Карастелева проведет одиночный пикет, который по российскому законодательству согласовывать не нужно. Во время этого пикета было два лозунга: "Даешь молодежь занятость, а не комендантский час!", "Боритесь с коррупцией, а не с детьми". Именно появление школьников на пикете 18 апреля и стало поводом для появления актов прокурорского реагирования.

Когда мы 24 июня в суде стали обжаловать эти акты по эпизоду 18 апреля, мы, со слов судьи Романа Дьяченко, узнали, что была проведена экспертиза лозунга, который использовался 4 апреля. Дьяченко использовал часть текста экспертизы для подготовки своего решения. Для этого он обращался к материалам дела.

Мы же, узнав таким образом о том, что была проведена экспертиза, не имели возможности ни ознакомится с ней, ни ее обжаловать.

– Но более всего поразительно, что эта экспертиза касается одних событий, а используется для вынесения решений совершенно по другим. То есть материалы дела, которые касаются событий 18 апреля, содержат в себе экспертизу, которая касается событий 4 апреля.

Вы говорите о фабрикации. Какие еще обстоятельства вынуждают делать такой вывод?

– И сам порядок проведения экспертизы, и игнорирование объяснительных граждан и, соответственно, подготовка материалов дела, в которых имеются существенные расхождения.

Кроме того, в материалах дела указывается, что несовершеннолетние узнали, что будет акция 18 апреля из Интернета и от своих друзей. Но это не соответствует действительности, так как мы не давали объявления об этой акции на своем сайте или где-либо еще, а также никаким другим образом не приглашали людей на этот пикет. Как я уже сказал, он не был согласован с властями, и чтобы не рисковать людьми, тем более не подставлять молодежь, мы решили провести одиночный пикет.

О том, что мы будем 18 апреля проводить акцию, знали только мы и администрация города, куда мы направляли документы для согласования. Скорее всего школьники появились не случайно, поскольку прокуратуре нужны были заявления, которые можно было бы связать с экстремизмом.

– Скажите, то, что сейчас происходит в отношении Комитета, как сказывается на его текущей работе?

– Мы не можем, как прежде, оказывать бесплатные консультации гражданам. К нам всегда много людей обращаются, но сейчас мы 24 часа в сутки заняты нашими судебными разбирательствами. Вот, например, совершенно свежее событие.

На меня подал в суд руководитель муниципального унитарного предприятия, Сергей Геннадьевич Новиков. Он подал иск о защите своей чести и достоинства. История следующая.

Господин Новиков является директором МУП "Информационно-аналитический центр". Одновременно со своей основной деятельностью, этот МУП издает газету "Новороссийские вести". Газета пользуется репутацией подвластной. В частности, партия "Единая Россия" очень часто размещает в ней объявления для граждан.

Мы тоже решили разместить в газете объявление. Мы хотели проинформировать людей о том, что в нашей организации они могут получить правовую помощь в случае, если они пострадали от практики применения закона о комендантском часе. Тут нужно добавить, что злоупотреблений много. Так, например, к группе молодых людей подходят гражданские лица, которые ведут патрулирование и требуют у всех документы, причем никто из них не представляется. Мы написали об этом эпизоде в прокуратуру, но там делают все, чтобы не заниматься расследованием превышения полномочий участниками патрульных групп. И подобное происходит регулярно, однако граждане делятся об этом информацией в частных беседах, да на интернет-форумах.

Газета издается на муниципальные деньги, и мы решили, что наше объявление, не коммерческое, а по сути, являющееся социальной рекламой, газета может опубликовать. Но на наше письмо мы не получили никакого ответа. Тогда мы решили обратиться в прокуратуру с просьбой провести проверку и разобраться, почему нам не отвечают на наше письмо.

Прокуратура, рассмотрев наше обращение, провела проверку и вынесла решение о том, что имеется нарушение закона и вынесла представление в адрес Сергея Новикова.

Получив ответ прокуратуры, мы опубликовали заметку, в частности, на Civitas.ru и у себя на сайте, которая называлась так: "Новороссийского чиновника заставили дать ответ через прокуратуру".

Новиков в свою очередь обиделся и в исковом заявлении указал, что он не чиновник, и это его оскорбляет.

Кроме того, Новиков требует, чтобы мы исключили его из нашего Кадрового кадастра. Кадровый кадастр - это проект, который мы ведем на своем сайте. В кадастр заносятся люди, которые либо способствовали своими действиями обеспечению прав человека, установлению демократических институтов либо, напротив, препятствовали этому. Господин Новиков у нас значится в кадастре именно в столбике со знаком минус. Вот в своем исковом заявлении Новиков требует 15 тысяч рублей компенсации и чтобы мы исключили его из Кадрового кадастра.

23 сентября состоятся предварительные слушания по этому новому делу. Они будут проходит у той же судьи Бойковой. А 2 октября назначено слушание по поводу нашей частной жалобы уже у судьи Приморского районного суда г.Новороссийска Раисы Константиновой. Мы обжалуем вынесение прокуратурой предостережения в мой адрес.

– Как вы думаете, инициирование дела о защите чести и достоинства каким-либо образом связано с давлением, которое сейчас оказывается на организацию?

– Разумеется, все логично вписывается и усиливает и без того сложное положение, в которое попала наша организация и мы сами.

– Как вы думаете, как дальше будет развиваться ситуация?

– Мы надеемся, что положительные изменения, которые мы наблюдали 17 сентября на предварительных слушаниях, не являются случайностью, и судья действительно стремится объективно разобраться в деле.

Кроме того, нам сильно помогают люди, которые неравнодушны к нашей проблеме и поддерживают нас. Это простые люди, которые шлют письма. Буквально перед началом предварительных слушаний я получил телеграмму, в которой люди выражают нам поддержку и просят держаться. Это психологически очень помогает выживать в нашей ситуации. Она очень тяжелая сейчас для нас, и мы благодарим людей, что они откликаются на нашу проблему.

 

Интервью подготовлено Фондом "Общественный вердикт"

Источник: портал "Права Человека в России"